<<
>>

Этническая идентичность — анализ психологии современных и традиционных культур

С середины 1970 годов в США все большее распростра-нение получает психокультурный анализ обществ посред-ством изучения этнической идентичности и этничности. Первые исследования подобного типа были проведены в США еще в 1940 году (проект «Янки-сити»), но популярность изучение различных форм идентичности, и в первую очередь — этнической, приобрело под влиянием работ Э.Эриксона43, который в свою очередь использовал ряд по-ложений З.Фрейда и А.Фрейд, у которой одним из предме-тов исследований был процесс идентификации (отождеств-ления) — «...бессознательный процесс, благодаря которому человек (например, ребенок) ведет себя, думает и чувствует так, как это делал бы другой человек, с которым он себя 43 Эриксон Э.Т. Детство и общество. СПб., 1996; Эриксон Э.Т. Идентич-ность: юность и кризис. М., 1996. 196 Психология культур идентифицирует»44. Для более полного понимания этого процесса безусловно необходимо обращение к феноменам, впервые ставшим предметом изучения «групповой психологии» конца XIX—начала XX веков, а именно: имитации, подражания, внушения, психологического заражения. Середина 1970 годов — время осмысления американским обществоведением новой этносоциальной ситуации в США. Центральный вопрос — дискуссия об этнической идентичности и этничности. Таким образом, проблема психокультурного своеобразия, ранее бывшая только предметом анализа психологических антропологов, становится предметом обсуждения социальных психологов, социологов, политиков и представителей междисциплинарной области исследований — «этносоциологии». Со времен возникновения США как независимого государства, в нем господствовала ассимиляционная концепция, выражающая романтически-просветительскую надежду на то, что «здесь, в Америке, индивиды всех наций сплавятся в новую расу людей, труд и потомство которых однажды приведут мир к великому изменению»46. Впоследствии ассимиляционистская концепция получила название «плавильного тигля» (котла) (Melting pot) и стала считаться основной объяснительной теорией этнических процессов США. В 1963 году вышла работа Н.Глейзера и Д.Мойнихэна «По ту сторону плавильного котла», в которой авторы призвали американских ученых пересмотреть ассимиляционистскую парадигму в направлении признания этнического плюрализма и изучения «этнического возрождения» в США. В 1975 году в книге «Этничность: Теория и практика» эти же авторы сформулировали свою позицию следующим образом: если ранее проблема этнического «рассматривалась как пережитки более ранних эпох», «то теперь мы должны поместить ее в центр рассмотрения»46. Далее они подчеркивают, что «надежда обойтись в обществе без этничности может быть столь же утопичной и столь же сомнительной, как надежда обойтись без социальных классов в обществе». 44 Фрейд А. Введение в технику детского психоанализа. М., 1991. С. 51. 45 Crevecouer M.G.J. de. What is American Letter III of Letters from an American Farmer. 1792. Цит. по: Таболина Т.В. Этническая проблематика в современной американской науке. М., 1985. С. 13. 46 Glazer N., Moynihan P.P. In Production // Ethnicity: Theory and Experience. Cambridge (Mass.), 1975. P. 4. А.А.Белик. От архаических обществ... 197 Одновременно с выходом книги Глезера и Мойнихена в 1975 году выходит коллективный труд «Этническая идентичность» под редакцией Дж.Де-Воса и Л.Романуси-Росс. Наряду с новым типом исследований, представленным статьями Дж.Де-Воса («Этнический плюрализм: конфликт и приспособление»), Дж.Деверо («Этническая идентичность: ее логические основания и дисфункции»), Т.Шварца («Культурный тотемизм: этническая идентичность — архаическая и современная») и Х.Вагатауна («Проблемы культурной идентичности в современной Японии»), в него включен ряд исследований, объединенных в разделе под названием «Этническая идентичность и национальный характер».
В нем опубликованы работы Дж.Горера «Английская идентичность над временем и империей» и М.Мид «Этничность и антропология в Америке». Этими публикациями как бы подчеркивается преемственность между более старшим поколением антропологов и относительно молодыми исследователями: от изучения «национального характера» — к исследованию новой психокультурной особенности общества, каковой является «этническая идентичность». Основные идеи Дж.Де-Воса изложены в его статье, публикуемой во втором разделе настоящего издания. Хотелось бы обратить внимание читателей на несколько ключевых моментов его концепции. В первую очередь это касается акцента на исследовании эмоционально-субъективного, даже иррационального аспекта в этнической идентичности, хотя Дж.Де-Вос не отрицает важности рационального осмысления этого феномена. Выделяя в качестве ведущего признака этнической идентичности «чувство преемственности, непрерывной связи с прошлым», Де-Вос изучает данный вопрос нераздельно с «настоящим» личности, ее социально-экономическим статусом и ее устремлениями в будущее. Если брать определение этнической идентичности Де-Воса изолированно, в отрыве от его понятийного аппарата и всего контекста исследований данного ученого, то содержание его позиции не будет понято. В публикуемых статьях, а также в ряде своих исследований Де-Вос показал многомерность такого явления как этническая идентичность, его существенную роль в решении проблем современного общества и возникновении конфликтов в современной культуре. (Одна из центральных 198 Психология культур тем в творчестве Де-Воса — «adapt to change» — весьма актуальна для современной России)47. Подчеркивая многонаправленность и универсальность проблемы, поставленной им в заглавие статьи, Де-Вос отмечает, что «человеческая история дает нам многочисленные комбинации напряженности и приспособления, касающиеся противоречия между приверженностью к прошлой эт-ничности, настоящему статусу и будущему идеализированному представлению об обществе»48. При этом Де-Вос рассматривает этничность на четырех уровнях анализа: «...Первый на уровне социальной структуры; второй — как модель социального взаимодействия; третий — как субъективное переживание идентичности; и четвертый — как выражение в относительно устойчивых моделях поведения и эмоциональных стилей»49. В работах Де-Воса 1970 годов содержится концептуальное ядро новой формы изучения психокультурных особенностей обществ — анализ внутреннего «Я» («Self»). Данное английское слово многозначно, но в психологической антропологии оно употребляется в смысле внутри личностного «Я» или «Себя, сделанного объектом рефлексии индивида». Данный подход к психокультурным исследованиями получил распространение в 1980—1990 годы. Иллюстрацией его служат публикуемые во втором разделе настоящего издания статьи Д.Мюррея и Н.Розенбергер. Одна из них посвящена «западному Self*, другая — «восточному». Именно в таком аспекте изучается национально-особенное «Я» в одном из первых коллективных трудов, посвященных анализу «Self», — в работе «Культура и Self (азиатская и западная перспектива)», изданной под редакцией А.Марселлы, Дж.Де-Воса и Ф.Л.К.Хсю в 1985 году. Справедливости ради необходимо отметить, что этническая идентичность не во всех социальных условиях может играть продуктивную роль. Есть масса исторических обстоятельств и социально-психологических условий, когда этни- « См.: De Vos G. The Japanese adapt to change // The Making of psychological Anthropology / G.Spindler (Ed.). Berkeley, 1980. P. 219—257; De Vos G. Ethnic adaptation and minority status // Journal of cross-cultural psychology. Vol. II. 1980. P. 101—124. 48 De Vos G. Ethnic pluralism: Conflict and accommodation // Ethnic Identity. Chicago, 1982. P. 39—40. 49 De Vos G. Introduction // Ethnic Identity. Chicago, 1982. P. XL А.А.Белик. От архаических обществ... 199 ческая идентичность «как основа осмысленного существования индивида» трансформируется в национально-эгоистические экстремистские формы. Этот аспект не отрицает Де-Вос, его внимательно анализирует Деверо. Последний изучает этот вопрос в автореферате своих работ, опубликованном в первом разделе настоящего издания. Дисфункциональную сторону этнической идентичности Деверо исследует и в статье «Этническая идентичность: ее логические основания и дисфункции». Для обозначения негативных аспектов трансформации этнической идентичности он использует термины «дисассо-циативная идентичность», «гиперэтническая идентичность» (или даже «гиперидентичность»). Какое содержание вкладывается в данные понятия? Имеется в виду минимальное содержание идентичности, исчерпывающееся практически только одним эгоистическим признаком принадлежности к некоей группе (этнической, социальной...). Деверо следующим образом характеризует результат дисфункциональной трансформации: «Если кто-то ничто, но только спартанец, капиталист, пролетариат или буддист — это прямой путь быть ничем и даже не существовать вовсе»60. Более развернутое понимание этого процесса Деверо представил в автореферате своих работ. «Этническая идентичность по-настоящему функциональна, только если она включает признание, что "В является У, будучи не — X"». «Черное прекрасно, — отмечает Деверо, — оно может быть истинным и функциональным, только если это подразумевает, что “белое тоже прекрасно” (но по-другому), и, конечно, наоборот. Любой этнос, неспособный признать этот факт, диссоциативно обрекает себя на медленный дрейф в качестве закрытой системы к полной бессмысленности»51. В то же время Деверо нигде не высказывает сомнения в логических основаниях этнической идентичности (так же как и этнической личности) и необходимости их для нормального функционирования современной индустриальной культуры. В то же время в психологической антропологии существует точка зрения, основная направленность которой — весьма критическое отношение к этничности. Наиболее пос- 50 Deveraux G. Ethnic Identity: its logical foundation and its disfunctions // Ethnic Identity. Chicago, 1982. P. 68. 51 Deveraux G. The works of G.Deveraux // The Making Psychological Anthropology. Berkeley, 1980. P. 52. 200 Психология культур ледовательно ее выражает Г.Стейн — сторонник классического психоанализа и психоисторических исследований. Во многих вопросах антропологических исследований он придерживается достаточно специфических и по-своему оригинальных взглядов52. Своеобразие подхода Стейна выявляется в формулировке основных задач психоантропологии, определении понятия «культура», критическом отношении к этническому вообще и к идеологии движения «Новая этничность», в частности (в определенном смысле он является антиподом позиции, выраженной в книге «Этническая идентичность» — 1975; 1982; 1995). Стратегическая задача психоантропологии, по мнению Стейна, состоит в том, чтобы «изучить взаимоотношения между существующей бессознательной структурой и осознанно проявляющимся содержанием, а также их отношениями, в свою очередь, с реальностью»53. Одно из центральных понятий психоантропологии (понимаемой прежде всего как психоистория) — фантазии группы или, как их называет Стейн, пан-измы. Это совокупность бессознательно разделяемых положений в символической форме, дающих группе чувство реальности и основу для исторических действий (Стейн при этом справедливо замечает, что групповые фантазии мы защищаем больше жизни). По его мнению, определение культуры должно быть более психогенным, поскольку последняя есть «вместилище», «контейнер», в котором «представлены бессознательные фантазии, страхи, и защиты против них»54. Стейн предлагает интересный угол анализа, рассматривая культуру как поиски терапии, направленной на выживание в интерпсихическом мире современной культуры (добавим, информационно-иллюзорной цивилизации). Важнейшей особенностью своего подхода Стейн выделяет то обстоятельство, что «роль реальности в культурных системах становится все более проблематичной <... > мир в большинстве своем — фантастический объект, <...> культура <... > в большинстве своем — вторичный институт, производный от институтов сознания, 52 Stien H.F. The Psychoanthropology of American culture. Ch.II. The white ethnic movement, panism and the resoration of early symbiosis: The psycho- history of a group-fantasy. New York, 1985. P. 8. 53 Там же. Р. 10. ы Там же. Р. 14. А.А.Белик. От архаических обществ... 201 опосредованных ранним опытом»55. «Фантастичность», «проективность» больше всего смущает Стейна. Фантастичность, конструктивность современной культуры он оценивает как недостаток, «второсортность»; ей противостоит прямо-таки мистифицированная Рациональная Реальность, которая у Стейна есть критерий истины. Именно с позиции абсолютизации позитивистски-рационалистического подхода (Декарт в этом плане просто «фантазер»: «Я мыслю — значит я существую») Стейн оценивает этничность, которую он изучает прежде всего в виде «Новой этничности». (Идейный лидер последней, М.Новак ратует за развитие этнического у людей, противопоставляя это качество — «atomic» — все тому же принципу изолированного, но «крепкого» индивидуализма). Критика Стейна направлена против личностно-эмоционального характера этничности. «Этничность — это не то, что ты есть (реальность), а то, каким бы ты хотел быть (фантазия)»56. (Ср. с пониманием идеальной культуры у Крёбера как представлении о желаемом). В соответствии с такой позицией переживания и размышления человека о смысле существования, об истории, назначении своего Я и просто любви к своей стране — это просто искажающие Реальность моменты, не могущие быть предметом позитивного научного анализа. А что такое реальность? По Стейну — это то, что есть на самом деле. А на самом деле есть просто вереница количественных отношений, которые можно верифицировать прямой эмпирической Реальностью (+, -). При этом американский психоаналитик не согласен с позицией большинства антропологов, изучающих, защищающих и стремящихся сохранить «этнические» «жертвы примитива» в американском обществе57. А «шаманизм» у Стейна есть главное отрицательное, негативистский ярлык58... Не совсем ясно, какую теоретическую концепцию предпочитает Стейн для объяснения этнических процессов, происходивших в США в 1990 годах. Видимо, модернизирован вариант «плавильного тигля». Безусловно одно — он явно абсолютизирует «дисассо-циативность» (разобщенность), которая содержится в стрем- 55 Там же. Р. 62. 56 Там же. Р. 62. 57 Там же. Р. 48. 58 Там же. 202 Психология культур лении к этнической самобытности. В этом аспекте позиция Стейна понятна: он стремится подчеркнуть интегративность общеамериканской культуры — довольно сложный феномен, особенности которого частично раскрывает Ф.Л.К.Хсю в статье об американских ценностях. Естественно, что в движении «Новой этничности» Стейн видит угрозу относительной культурной сбалансированности общества США. По поводу этого аспекта позиции Стейна можно лишь заметить, что любое развитие, даже самое плавное, эволюционно есть единство процессов дифференциации и интеграции. В то же время «этническая идентичность», согласно взглядам и Дж.Деверо, и Дж.Де-Воса, имеет двойственную интегратив-но-дифференцирующую природу. Но все же основной пафос Стейна направлен не столько против концепции «этничности», сколько против гуманистически-экзистенциалистской концепции человека, согласно которой у последнего есть «душа», а не только инстинктивные импульсы, и человек рассматривается в ней как носитель «духа», имеющий специфические родовые качества (в том числе «укорененность»), а не только как контейнер бессознательных страхов и защит против них. Главное расхождение Стейна, например, с Дж.Де-Восом состоит в отрицании значения эмоционального (в определенном смысле иррационального) аспекта функционирования человека для антропологических исследований и даже для науки в целом. Г.Стейн здесь выступает ортодоксальным представителем позитивистского подхода, я бы сказал — апологетом исчисляющего рассудка, который он ошибочно отождествляет с Разумом (то есть антиподом «философии жизни»). В то же время он искусственно противопоставляет этнокультурные ценности (которые у него, в той или иной степени, — патология) некоему абстрактно-индивидуалистическому идеалу общечеловечности. В свете такого видения человека всевозможные этнопсихологические исследования искажены, они патологичны, ненаучны... В заключение хотелось бы подчеркнуть только одно обстоятельство: человек — живое, чувственное существо, творящее свой особый мир, в том числе в форме сказок, мифов и других продуктов фантазии и воображения, который называется культурой. Люди могут придерживаться самых разнообразных мировоззренческих установок, быть носителями разнообразных культурных ценностей. Но при этом А.А.Белик. От архаических обществ... 203 они испытывают радость и печаль, враждебность и привязанность, любовь... Подавление эмоций, игнорирование их в любой форме делает невозможным нормальное взаимодействие людей друг с другом. На место чувств приходит сухой рационализм, примитивный прагматизм, руководствующийся сиюминутными выгодами, разрушающий дух чело-века и окружающую природу (не надо путать его с Разумом, от имени которого он выступает). Любимый аргумент его сторонников — «это все эмоции». (В России в августе 1998 года за три дня до кризиса прозвучало — «Это все психоло-гия».) То есть чувства человека рассматриваются как нечто неистинное, ложное, второсортное. Так ли это на самом деле? «Человек не может и не должен отрицать чувства; если же он отрицает их, противореча своей природе, то те-перь уже он не может утверждать их иначе как отрицательным, противоречащим себе, уродливым, фантастическим путем»59. Именно неуважение, игнорирование этнокультурных особенностей «духа» народа есть важнейший питатель-ный источник самых различных форм экстремизма, а не какое бы то ни было этническое возрождение. 59 Фейербах Л. Избранные произведения: В 2 т. М., 1956. Т. II. С. 116.
<< | >>
Источник: А.А.Белик. Личность, культура, этнос: современная психологи-Б 66 ческая антропология /Смысл. — 555 с.. 2001

Еще по теме Этническая идентичность — анализ психологии современных и традиционных культур:

  1. ТРАДИЦИОННЫЕ ЭТНИЧЕСКИЕ КУЛЬТУРЫ В СОВРЕМЕННОЙ АФРИКЕ: ТОЛЬКО ЛИ ПРОШЛОЕ?
  2. Гребенюк Татьяна Николаевна Роль образа родины в процессе становления этнической идентичности молодежи в современной России
  3. Чистяков Антон Юрьевич Формирование и функционирование этнической идентичности в современных условиях (по материалам полевых исследований в Ленинградской области)
  4. Очироеа Баирма Александровна К проблеме оказания психологической помощи подросткам из этнически смешанных семей в условиях трансформации этнической идентичности
  5. Профессиональная идентичность современных психологов на этапе обучения в вузе
  6. Руссита Татьяна Эйженовна Аффективный компонент этнической идентичности и его взаимосвязь с этническим составом ближайшего социального окружения у русскоязычных подростков и молодежи в Латвии
  7. Фабрикант Маргарита Сауловна Специфика и роль трансформаций национальной идентичности в современной белорусской культуре
  8. ЧАСТЬ V ОБОГАШЕННОЕ ДОВЕРИЕ: СОЧЕТАНИЕ ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ И СОВРЕМЕННЫХ ИНСТИТУТОВ В XXI ВЕК
  9. СТРАТЕГИИ ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОГО СТАНОВЛЕНИЯ СОВРЕМЕННОЙ ЛИЧНОСТИ В КОНТЕКСТЕ АНАЛИЗА ТРАДИЦИОННЫХ МОДЕЛЕЙ И ПРАКТИК ВОСПИТАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА Денисенко И.Д.
  10. Обухов Алексей Сергеевич Современные реалии традиционных культур как особое событийное пространство сопровождения жизни человека и рода
  11. ПСИХОЛОГИЯ КУЛЬТУР: ОТ АРХАИЧЕСКИХ ОБЩЕСТВ К СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЕ А.А.Белик
  12. Часть 2 Богатство сообществ: культура, идентичность, компетенции. Современные эндогенные факторы социально-экономического развития городов и регионов России
  13. Белова О. В.. Этнокультурные стереотипы в славянской народной традиции. — М.: «Индрик». — 288 с. (Традиционная духовная культура славян. Современные исследования.), 2005
  14. Айтпаева Гульнара Амановна, Молчанова Елена Сергеевна Ритуалы в традиционной кыргызской культуре и возможности их использования в современной психологической практике
  15. Науменко Людмила Игоревна Меняющаяся этническая идентичность в контексте мо- дернизационных процессов