<<
>>

4. ЭТОС ДЖЕНТЛЬМЕНА^, ИЛИ НОВАЯ ЖИЗНЬ СТАРОЙ ФОРМЫ

Этос джентльмена не ограничивается традиционным обществом. Общество уходит, а этос живет, принимая странные и волнующие во- площения. М. Пруст описывает герцога Германтского, жизнь которо- го проходит в светских гостиных.
Однако герцог унаследовал от сво- их воинственных предков зоркие глаза охотника, непроизвольный во- инственный жест, которые в новой жизни ему совсем не нужны. Джентльмен образца 1400 г. - generosi filus (благороднорожден- ный). Уже у Д. Дефо (1660-1731) утверждается, что помимо джент- льмена по рождению есть еще и джентльмен по воспитанию. Это свидетельствует, что этос джентльмена наследовался третьим со- словием. Происходит перенос, то, с чем мы имеем дело постоянно. Вместо знатного происхождения и герба подчеркиваются личные достоинства, с происхождением не связанные. Это постоянная тема буржуазного романа, философии нового времени. А. Де Токвиль в своем известном труде обращает внима- ние на расширение значения понятия по мере вырав- нивания образа жизни. М. Пруст сталкивает в одной комнате герцо- га Германтского и доктора Дьелафуа. С точки зрения джентльмен- ских качеств он отдает предпочтение доктору. Что же сохраняется? Табу ручного труда, нежелательность заня- тий торговлей, охота, спорт, восприятие бедности как вины и клей- ма. Продолжает существовать пиршественная культура. Однако пир превращается в прием, где еда уже не занимает ключевого места. Имеет место постоянная контаминация (смешивание). Может ^Этос - неписаный кодекс общепризнанных правил поведения сословия, позволяющий человеку вести себя таким образом, что другие люди признают его поведение достойным. сохраняться табу ручного труда, но отвращение к книгам может и исчезнуть. Об изменении отношения дворян к умственному труду хо- рошо свидетельствует шуточное стихотворение нашего соотечест- венника Константина Аксакова: В тарантасе, в телеге ли Еду ночью из Брянска я, Все о нем, все о Гегеле Моя дума дворянская.
Более того, постепенно ученая культура становится частью по- вседневной жизни господствующих классов, прежде всего, дворян- ства. Отношение к отличается непринужденностью. Культурные блага лишены налета музейности. Они - часть жизнен- ного стиля. Искусство - часть семейного достояния. Дети растут в атмосфере ученой и легитимной культуры. Они воспринимают ее как родной язык. Что касается нежелательности занятий торговлей, то эта черта сохраняется более устойчиво. Однако младшие сыновья английских землевладельцев шли не только в священники, но и становились купцами. Остроумец XVIII в. доктор Джонсон замечал, что . О контаминациях можно говорить и тогда, когда мы обратим свой взор к становлению джентльмена. Суровость и Public school, система физических наказаний: розга учит умению подчиняться. Но одновременно - изучение классических языков, служащее знаком социального отличия. Латинская образованность, бывшая некогда уделом презираемых клириков, стала атрибутом об- разования джентльмена. Тем не менее Б. Рассел говорил о презрении английской аристо- кратии к интеллекту. Пренебрежение к интеллектуальным профес- сиональным занятиям, культ любительства устойчиво воспроизво- дится. Т. Веблен в работе подчеркивает, что принадлежность к этому классу определяется тем, что человек мо- жет попусту тратить время и деньги. Напомним, что эти были вполне рациональны в рамках той игры, которая ведет- ся в этих сообществах. Одновременно выполнение властных функ- ций в течение целого ряда поколений диктует привычку к ответст- венности. Спокойствие и уверенность в себе, правдивость, но сдер- жанность: они не будут говорить лишнего. Известно, что представи- тели благородных фамилий были освобождены от присяги в суде. Жизнь в аристократическом обществе - школа хороших манер, ко- торые могут выступать в качестве капитала, ставки в социальных играх, в том числе и политических. После второй мировой войны мы стали свидетелями упадка риту- ального элемента. Произошло примирение с необходимостью служ- бы ради заработка.
Титулы присуждаются , например акте- рам, что было совершенно немыслимо в традиционном обществе. Профессиональный фотограф может получить руку королевской сестры. В Англии,Франции и в буржуазную эпоху аристократия со- храняется в качестве структурной ячейки западной цивилизации. Укорененность в деревне, богатство, стиль жизни и, конечно же, си- стема личных связей (сословных, семейных, связей с однокашника- ми). Так или иначе этос и культурная форма живут в форме практи- ческих схем, которыми бессознательно пользуются люди, принадле- жащие отнюдь не только к дворянскому сословию. Но в любом слу- чае это, прежде всего, люди, свободные от необходимости, т.е. при- вилегированные. Сказанное делает понятной мысль о рождении новых социальных форм в совместной деятельности людей, о том, как эти формы могут в дальнейшем обретать самостоятельную жизнь, переходя в другие социальные пространства, другими группами людей. Вполне уместно заключить рассмотрение данной темы слова- ми английского писателя Дж. Фаулза. Он замечательно характе- ризует то, о чем идет речь в данном разделе. Он пишет об истори- ческой судьбе джентльмена как социального типа: (Фаулз Дж. Женщина французско- го лейтенанта. -М., 1990. - С. 293).
<< | >>
Источник: Козлова. Н. Социально-историческая антропология. 1998

Еще по теме 4. ЭТОС ДЖЕНТЛЬМЕНА^, ИЛИ НОВАЯ ЖИЗНЬ СТАРОЙ ФОРМЫ:

  1. Этническая идентичность. Истоки формирования национального характера
  2. 4. ЭТОС ДЖЕНТЛЬМЕНА^, ИЛИ НОВАЯ ЖИЗНЬ СТАРОЙ ФОРМЫ