<<
>>

ФОРМЫ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО В НАТУРФИЛОСОФИИ

Ideo physici mundum magnum hominem et hominem brevem mundum esse dixerunt.

Macrobius

Как-то не принято подчеркивать, что антропоморфное мышление столь же было свойственно возникшей философии, сколь и ее предшественнице мифологии. В мифологии антропоморфизм приводил к очеловечению богов, а через них - и природы. В натурфилософии он выражался уже в непосредственном уподоблении мира-космоса человеку. Отдаленным источником таких воззрений вполне мог быть зооморфизм магии; ее адепты воображали, что мир подобен животному и к нему можно применять те же способы воздействия, что и к животным, заговаривая его и приручая, чтобы господствовать над ним (см.: [Abbagnano, р.

804]). Ближайшей же причиной натурфилософского антропоморфизма было, скорее всего, рождение метода объяснения по аналогии через сведение неизвестного к известному.

С. Я. Лурье отмечает, что первым шагам науки, а также философии был свойствен антропоцентризм: непосредственно даны и обычны - человек, семья и общество; вся остальная природа рассматривается по образцу этих объектов, данных в опыте (см.: [Лурье, 1947, с. 14]). На использование человека в качестве модели при познании природы указывают и многие другие авторы (см.: [Лосев, 1963, с. 499;

Григорьян, 1969, с. 12; Сушинский, с. 226-227; Асимов, Турсунов, с. 69-81]). В этом контексте следует рассматривать высказывание Демокрита: ’'AvSpwxos ianv, о xavTts ibjitv — «Человек — это то, что все мы знаем» [Лурье, 1970, 9, 65] - как приглашение к познанию вселенной (Zvjixav, avjxxav), отталкиваясь от человека, тем более что оно входит в состав фразы, которая начинается словами: «Вот; что я говорю о вселенной; человек...». В сопоставлении с этим не кажется случайным то, что Эмпедокл начинает свое сочинение о природе с человеноведческих вопросов [Мак.; Diels, 21А, 71].

Примеры натурфилософского антропоморфизма рассыпаны по всей античной философии со времени ее появления до эллинистическо-римской эпохи. Фалес считал, что «TOV XiSov... I}IVJ:TJV ijnv» [Мак.; Diels, 1 A, 22]; Анаксимен приписывал «всему миру» (oXov TOV Koajtov) дыхание (xvtvjia) [Там же, ЗВ, 2]. Согласно Эпифану Пифагор объявил, что «бог, то есть небо, есть тело; его глазами и его другими органами как в человеке являются солнце, луна, другие звезды и элементы неба» [Ргёаих, р. 30]. Теон из Смирны приписывал «некоторым пифагорейцам» сравнение солнца в качестве главы и центра планет с «сердцем вселенной (ttapbiav TOV xavros)» [Ibid.]. У Диогена из Аполлонии воздух управляет и думает (см.: [Vlastos, 19706, р. 424]). Гераклит видел в самопознании ключ к постижению вселенной [Мак.; Diels, 12В, 101; Маковельский, 1914, с. 130]. Эго явно говорит о тождестве человека и природы. Эпический поэт 5-го в. до н. э. Хойрил с Самоса сравнивал землю с костями. Это же сравнение есть у Платона в «Критии» по поводу известковых скал, выступающих из почвы Аттики (см.: [Ргёаих, р. 31]). Антропоморфными рассуждениями пронизаны трактаты «О числе семь» [Маковельский, 1914, с. XV-XXV] и «De victu», в котором элементы природы рассмотрены исходя из человека [Мак.; Diels, 12С, 1]. В трактате «О седмицах» земля описана также как некий «географический» человек: голова и лицо его - Пелопоннес, Истм - мозговита и шея, Иония - внутренности и грудобрюшная преграда и т. д. [Леб., 66* 1, 11].

Не проявлением ли антропоморфизма буцетто, что Парменид «положил в основу всего сущего любовь или страсть (ершта fj ixiSvjiiav iv тої oSmv tbs apy.rjv)» [Мак.; Diels, 18B, 13]; (см. также: [Там же, 18В, 12; Маковельский, 1915, с. 12-13])? А разве учение Анаксагора о гомеомериях не есть пример такого же рода (см.: [Jaeger, р. 156])?

К сказанному можно прибавить определение детерминизма Анаксагора как органистического (см.: [Рожанский, 1972, с. 208]).

Н. Аббаньяно отмечает антропоморфический принцип интерпретации природы у орфиков, Платона, затем стоиков и неоплатоников, так как все они уподобляли мир живому существу и одушевляли вселенную (см.: [Abbagnano, р. 803-804]). О том, что огонь солнца и звезд подобен огню в телах животных, так как он не уничтожает, а способствует продлению жизни и питает, пишет Цицерон [Цицерон, 1779, II, XV].

Для объяснения космоса применяли аналогию не только с человеком - живым существом, превращающим природу в «физического» («биологического») и даже «географического» человека, но и с человеком - общественным существом, в результате чего мир становится «политическим» («гражданским») или «этическим» человеком. Конечно, в точном смысле слова здесь имеет место переход антропоморфизма в социоморфизм. О «социализации» и «этизации» природы пишут как зарубежные, так и наши исследователи (см.: [Лурье, 1947, с. 14,35,45; Бергер, 1960, с. 78; Рожанский, 1972, с. 61-62; Сушинский, с. 223]). На природу распространялись такие категории, как равенство и справедливость. Солон говорил о море как «самом справедливом», когда оно, не волнуемое ветрами, никого не беспокоит (см.: [Vlastos, 1970а, р. 56]). С точки зрения истории антропологических воззрений натурфилософский антропоморфизм означал появление нового образа человека в виде природы («природочеловека», «нагурантропа»), тогда как ранее, в мифологии, человек существовал в виде бога («богочеловека», «теоантропа»). 2.2.

<< | >>
Источник: Звиревич В. Т.. Античная антропология: от героя-полубога до «человечного человека»/В.Т. Звиревич ; [науч.ред.С.П.Пургин].-Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та. - 244 с.. 2011

Еще по теме ФОРМЫ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО В НАТУРФИЛОСОФИИ:

  1. Очерк з «Физика» социальности. Формы ближайшего взаимодействия в природе и человеческом обществе
  2. 3.1. Трансформация человеческих ресурсов в человеческий капитал с помощью стратегического планирования развития малых городов
  3. Натурфилософия и естествознание
  4. Гегель. Натурфилософия
  5. Глава 4. Антропоцентрический характер натурфилософии Страхова
  6. Приверженцы натурфилософии
  7. Шеллинг. Натурфилософия
  8. 4. Философия физического мира - натурфилософия
  9. Натурфилософия
  10. Натурфилософия, Опоэтизированный спинозизм