<<
>>

Государство и право - главные новообразования природы человека

Основным изменением в жизни людей, самым значительным образом повлиявшим на них, потребовавшим от них выработки новых представлений, привычек и обычаев в поведении, было создание ими самими же государственно-правового регулирования отношений.

Так что не случайно рассмотрение истории становления общества Лукреций завершает появлением институтов государства и права.

Строить взаимоотношения между людьми только на основе нравственности и гуманности оказалось невозможным: они были подвергнуты жесткому испытанию с появлением власти, в царский период, когда снова стало господствовать насилие. Так возникла необходимость упорядочить отношения уже на новом политикоюридическом уровне. Процитируем эти важные мысли Лукреция: «Смуты настали затем и полнейший во всем беспорядок: / Каждый ко власти (Imperium) тогда и к господству (summatum) над всеми стремился. / Некие люди затем избранью властей (magistratum) научили / И учредили права, дабы люди держались законов (legibus). / Род же людской до того истомился насилием (vi) вечным / И до того изнемог от раздоров (ex inimicitiis), что сам добровольно (Sponte sua) / Игу законов себя подчинил (cecidit sub leges) и стеснительным нормам (artaque iura)» [Лукреций, V, 1141-1147].

Здесь мы видим общую для всех представителей описываемого направления антропологии идею: животной природе человека, полагающейся только на силу, что создает угрозу его собственному существованию, надо противопоставить силу закона; опять же нужда заставляет людей приступить к постройке государства и разработке права.

Основательно начали высказываться на этот счет впервые софисты, но отдельные мысли о необходимости законов и власти приписывают даже Орфею и пифагорейцам: Орфей 7о avaynaxov av7wv (vojiwv. — В. 3.), vxopaivwv [К, fr. 292]. Пифагорейцы осуждали «зло анархии (nandv avapjcias), так как человек по своей природе не может оставаться невредимым (о« yap xtpvnivai 7ov avdpwxov biaaw?te$ai — не сохранит свою природу.

- В. 3.), если никто не начальствует (jiybtvos ixiararovvros) <над ним>» [Мак.; Diels, 45D, 3]. Развернутое рассуждение о значении закона имеется в «Анониме Ямвлиха». Суть его заключается в том, что сила не может обеспечить безопасность даже самому сильному, могучему человеку: на силу всегда найдется другая сила или коварство и обман, так что законам нет альтернативы. Кроме того, беззаконие приносит людям большой ущерб в том смысле, что лишает человеческую жизнь стабильности, ведет к войнам, восстаниям, тирании — этому великому и дурному злу (действительно, тиран - это как бы олицетворение сути животной природы человека - насилия). Беззаконие - это даже хуже, чем жить в одиночку, — сказано в «Анониме». Правопорядок же, напротив, обеспечивает уверенность людей в жизни, дает им спокойствие, лишает страха политических и социальных превратностей, обеспечивает соблюдение как общественных, так и частных интересов [Мак. Соф., 2, с. 83-85 (1-16)]. Как итог приведем слова трактата о законах и справедливости: «Это и есть то, что соединяет и сохраняет города и <совместную> жизнь людей» [Там же, с. 82, XI, № 3].

У Лукреция, в отличие от софистов, присутствует некоторая особенность в понимании того, на каком основании люди шли к выработке правового порядка. Софисты нажимали преимущественно на принуждение. В «Анониме Ямвлиха» говорится о том, что ущерб от беззакония при совместной жизни принудительно привел к воцарению среди людей закона и права [Мак. Соф., 2, с. 83]. Лукреций же, не отвергая этого момента (см. вышеприведенную цитату), следует также эпикурейскому учению об общественном договоре. Стало быть, при введении правопорядка имеет место не только необходимость, но и некоторая добрая воля людей. На основе договора (foedus) организуется жизнь соседской общины. Его смысл в том, чтобы «ближним не делать вреда и самим не терпеть от насилья» [Лукреций, V, 1019-1020]. Согласия было достичь непросто, пишет Лукреций, но «добрая часть (bona magnaque pars)» (выделено нами.

- В. 3.) людей договоры (foedera) соблюдала [Там же, 1024-1025]. Но соблюдение добровольно заключенных договоров — необходимость, «иначе весь человеческий род уж тогда бы пресекся» [Там же, 1026]. Про цесс распространения общественного договора нарастает так, что он охватывает затем отношения между городами-государствами (urbes), значит, переходит на уровень политических отношений. Города вступают в союзы (pacto foedere) и оказывают друг другу помощь (auxila ас socios... habebant) [Лукреций, V, 1442-1443].

Вот этим великим делом с точки зрения Античности (да, может быть, и не только ее) - созданием государства и завершается весь процесс социализации человека. Однако, по мнению антропологов- «эпигенетиков», социальные институты не переделывают его животную природу, а лишь пристраиваются к ней (или надстраиваются над ней). Человек, как уже говорилось, по необходимости, принудительно подчиняется законам: cecidit sub leges - лежит под законами, придавлен ими; лишь «добрые», добропорядочные люди им следуют, но далеко не все. Это означает, что человек остается животным. Он - дрессированное животное, которое, рыча и урча, неохотно подчиняясь «бичу необходимости», входит в клетку законов. Вот поэтому, видимо, у Лукреция и не получается благостной жизни в условиях цивилизации: люди продолжают вести себя как животные и насильники—они воюют, предаются излишествам, совершенствуют и совершенствуют орудия убийства себе подобных [Лукреций, V, 997 сл., 1283 сл., 1305 сл., 1423 сл.]. Такому пониманию человека весьма способствовало время жизни Лукреция - время очень бурное в военно-политическом отношении. Отсюда его частое обращение к образу войны; описания, напоминающие о проскрипциях Суллы; выделение такого аспекта борьбы, как борьба за высшую власть (см.: [Машкин, с. 239-243]). Подводя итог вышеизложенному можно сказать, что Лукреций отказался от эпикурейской «физиодицеи» (Я. М. Боровский), имея в виду не только природу вообще, но и природу человека.

Но как бы то ни было, «эпигенетические» антропологи по- своему решали общеантичную антропологическую проблему - необходимость обуздать животное начало в человеке. И если религиозно-мифологическое сознание обращалось для этого к богу, а натурфилософское - к природе, то социокультурологи препоручили данную задачу самому человеку. Он сам укрощает себя, создавая в процессе своего социокультурного творчества государство, право, мораль, систему воспитания. 3.5.

<< | >>
Источник: Звиревич В. Т.. Античная антропология: от героя-полубога до «человечного человека»/В.Т. Звиревич ; [науч.ред.С.П.Пургин].-Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та. - 244 с.. 2011

Еще по теме Государство и право - главные новообразования природы человека:

  1. 7. Человек, государство и право
  2. «ПРЕФОРМИСТСКИЙ» ВАРИАНТ: УЧЕНИЕ ОБ АКТУАЛИЗАЦИИ СОЦИАЛЬНОЙ ПРИРОДЫ ЧЕЛОВЕКА 3.5.1. Общественная природа людей
  3. слово О ВСЕОБЩИХ И ГЛАВНЫХ ЗАКОНАХ ПРИРОДЫ 7
  4. С.В.ЮШКОВ. КУРС ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА СССР / Общественно политический строй и право Киевского государства, 1949
  5. §70. Природа и человек
  6. Человек и природа
  7. Союзное государство Беларусь - Россия: главное в проблематике управления процессом его модернизации
  8. Природа и Человек
  9. ПРИРОДА И ЧЕЛОВЕК
  10. Животная природа человека
  11. Незавершенность природы человека
  12. Обособление природы человека от вселенной
  13. Трансцензу с человека над природой
  14. Двойственная природа человека
  15. О МЕСТЕ ЧЕЛОВЕКА В ПРИРОДЕ
  16. Распространение злокачественных новообразований. 
  17. О МЕСТЕ ЧЕЛОВЕКА В ПРИРОДЕ