<<
>>

Идея наказания и искупления греха

Жизнь и судьба человека-души детерминированы его природой, самим строем его. Хотя природа человека в орфизме вроде бы двойственна, интересно отметить, что дионисийское доброе начало никак не проявляет себя в его судьбе, и доминантой человеческой жизни оказывается его злая титаническая сущность. Орфики словно бы забывают о двойственности человека, изображая его жизнь как жизнь греховного существа, несущего наказание, обреченного на искупление греха и очищение. Титаническая, или демоническая, склонная к насилию природа человека подвергается наказанию и справедливому возмездию.

В «Протрептике» («Увещевании») Ямблиха есть ссылка на неких «очень древних» (oi apy.aio7tpoi), утверждавших, что душа получает наказание (bibovai rrjv tyvjiijv njiwpiav), и мы живем во искупление (ехг xoXaaet) каких-то больших прегрешений (ajiap7i)fia7wv) (см.: [К, р. 85]). Отдаленный свет этих представлений заметен в одном из фрагментов «Гортензия» Цицерона: «Из-за неких преступлений (scelera), приобретенных (suscepta) в прежней жизни, мы рождены, чтобы понести наказания (poenarum luendarum causa)» [Ibid.]. Возможно, наследование людьми ответственности за преступление титанов - это остатки древнего обычая кровной мести, согласно которому преследованию подлежал не только убийца, но и его родственники47.

Наказание заключается, видимо, уже в самом сотворении человека, т. е. состоит в том, что душа помещается в телесную оболочку. Можно предложить такое сравнение: подобно тому как титаны за свое преступное деяние были изгнаны в Тартар, так души при создании людей были изгнаны с неба (из космоса) и посажены в тела как в тюрьму. Это сравнение позволяет некоторым образом оправдать слова Платона в «Законах»: «В своем подражании титанам люди вновь возвращаются к прежнему состоянию и ведут тяжелую жизнь (y.altx6v ai&va), преисполненную бедствий (жаяші»)» (перевод

А. Н. Егунова48; греч. текст - [К, fr. 9]).

Выше уже упоминалось о небесной родине души. Теперь подчеркнем то, что душа была изгнана со своей небесной родины в земные тела, что и было «пифагорейско-платоновским» орфизмом поставлено в связь с ее прегрешением. Судьба души-демона оказывается двойственной: она и соединена с космосом, и изгоняется из него. Платон считал тело следствием скверны души (см.: [Schrastetter, s. 174]). Порфирий говорит о том, что «падение души к рождению (го «is 7TJV yivtoiv xr&jia... 7ijs jnJjeijs)» «нам предназначено (t/jiiv... xtpxiarr))» (цит. no: [Glover, p. 189, not. 2]). Макробий описывает падение души и ее поселение в теле даже как ее смерить, хотя и временную (ad tempus obruitur) (см.: [Ibid., p. 189-190]). Жизненно-наглядный образ связи души и тела как живого с мертвым дает Цицерон. Он пишет, что мы подвергнуты мучению, как те, кто попадал в руки этрусских разбойников: они губили людей с изуверской жестокостью, связывая живых с мертвецами. И заключает: «как живые соединены с мертвыми, так наши души с телами» [К, р. 85].

Напомним в связи с этим известный рассказ Платона в «Крати- ле» о том, как Орфей установил имя «тело» (efifut). Душа несет наказание за свои преступления, а тело служит ей оградой (xtpifiokos), наподобие тюрьмы (6eajia>7tpiov tinova), даже могилой (могильной плитой в пер. Т. В. Васильевой)49 (вЦ|»а), стережет (вф&утаі) ее, пока она не заплатит долгов [К, fr. 8]. В этом же духе свидетельствует и Филолай: душа сопряжена с телом (тф etyum) вследствие наказания (bia 7ijiwpia$) и как бы погребена в могиле (tv edqjum) [Ibid., fr. 14; p. 85] (выделено нами. - A 3.). И позднее неоплатоники многократно повторяли эти сравнения тела с острогом души. Плотин писал: т) (. — В. 3.) «at biajios то G&jia касі ra«Телесное наказание» души становится вполне понятным, если учесть взгляд орфиков на земной мир как мир мучений, зла и печали, что весьма обычно для религии. В поэме Лина «жизнь сопряжена с мучительными страданиями и сонмом смертельных опасностей» [Леб., 2а В2]. В. Йегер отмечает у Эмпедокла описание нашего мира как «непривычного места (asvvySta p&pov)» и темной (закрытой) пещеры, которое он считает орфическим (см.: [Jaeger, р. 148— 149]). И в «Федоне» Платона сказано: ш$ «Ч> nvt В. Йегер датирует 2-м или 3-м столетием до P. X. (см.: [Jaeger, р. 65; Леб., с. 43-45]). В одном из комментариев Прокла рождение богов соотнесено со смехом (уіХшга), радостью, а рождение людей - со слезами (Saxpva), горестями, и тут же он приводит стих о «роде многострадальных людей (xo\vr\ij7a>v yivos avbpwv)» [К, fr. 354]. Есть еще рассказ о том, что из слез плачущего (ibanpvat) Гермеса родилась душа (iyivtTo ?Vjci)) [Ibid., p. 342].

Так что, в итоге, не одно тело, но весь телесный мир — тюрьма души, несущей наказание. Дион Хрисостом повествует, что люди созданы для кары и заключения в оковы на время жизни. Оковами является мир с его испытаниями. И. М. Линфорт так подытоживает этот рассказ: люди наследуют вину титанов, своих предков, и терпят наказание за их злодеяния посредством заключения в мир на период их жизни (см.: [Linforth, р. 334]). 1.3.6.

<< | >>
Источник: Звиревич В. Т.. Античная антропология: от героя-полубога до «человечного человека»/В.Т. Звиревич ; [науч.ред.С.П.Пургин].-Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та. - 244 с.. 2011

Еще по теме Идея наказания и искупления греха:

  1.    Попытки искупления смертного греха
  2. Идеи. Идея души. Идея мира. Идея Бога
  3. 12. Космическая память, идея Кармы и идея будущих возможностей развития
  4. БЕЛОРУССКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ И РУССКАЯ ИДЕЯ: КОНЦЕПТЫ И ПРАКТИКА В.А. Мельник
  5. § 4. Замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания
  6. Очищение от греха в смерти
  7. Глава 9. ПОНЯТИЕ И ЦЕЛИ НАКАЗАНИЯ. ВИДЫ НАКАЗАНИЙ.
  8. Свобода до греха
  9. 31. Таинство искупления
  10. Искупление вины в жизни
  11. § 9. Исчисление сроков наказания и зачет наказания