<<
>>

Идея социокультурного прогресса

Последним (четвертым), но, пожалуй, самым важным источником социокультурной антропологии, в котором, как в тише, сплавились все основоположения ее учения, мы назовем историко-социологические воззрения о развитии (прогрессе) человечества, о становлении грекоримской (античной) цивилизации, явившиеся антитезой прежним религиозно-мифологическим представленим о регрессе человечества, о золотом веке как начале его истории, как потерянном рае (см.: [Utopias ..., р.

41]). Как отмечает Ф. Граус, «древние описания (золотого века. -В. 3.) помещали это счастливое время в начале истории человеческой расы; для них оно также было в начале длительности процесса упадка, в который настоящее скатилось наихудшим образом (см.: [Graus, р. 13-14]). Такие взгляды исповедовал Гесиод, которому чужд «пафос цивилизации», и даже прометеев огонь становится у него источником зла (см.: [Эллинские поэты, с. 12; Гуторов, с. 77-79]). В схолиях Цеца к Гесиоду говорится, что до познания огня люди вели простую и взаимно дружелюбную жизнь без властителей и войн, а открыв употребление огня, «обратились к более горячим, т. е. более хитродерзостным делам» [Лурье, 1970,558]. И римляне тоже создали свою «теорию возрастов (веков)», согласно которой золотой век предшествовал серии стадий - рождение, детство, отрочество, зрелость, старость, - отмеченных постепенным вырождением человечества и упадком римского государства (см.: [Jal, р. 243-245; Graus, р. 12]). Критический намек на подобные воззрения делает Лукреций: «Тот, лишь на имя одно “новизны” опираясь пустое, / Много способен еще наболтать несуразностей всяких; / Может, пожалуй, сказать, что тогда по земле золотые / Реки текли и цвели самоцветами всюду деревья, / А человек нарождался таким непомерно огромным, / Что по глубинам морей он шагал совершенно свободно / И поворачивать мог руками небесные своды» [Лукреций, V, 909-915].

В лучшем случае представление о золотом веке сочеталось с теорией круговорота в истории (циклизмом), в результате чего золотой век— «altera infantia» («второе детство»), молодость и процветание общества и человечества - наступал вновь вместе с воцарением каждого нового правителя (императора) (см.: [Graus, р. 244]). Хотя, как доказывает Л. Мамфорд, утопические учения об обществе золотого века, в частности учения Гесиода и Платона, не есть беспочвенная спекулятивная фантазия, не есть «миф о золотом веке», а есть описание древней до- городской общины неолитического земледельца, имеющей признаки действительно гуманного сообщества, это для нас принципиально ничего не меняет, ибо золотой век идет к концу, за которым следуют далеко не прогрессивные изменения: абсолютное правление, тотальное подчинение, готовность к войне (см.: [Utopias..., р. 4—5]).

Новые же и противоположные изложенным воззрения заключались в том, что тот или иной мыслитель считал состояние общества своего времени некоторым продвижением, более совершенным, улучшенным в сравнении с тем, что было ранее, с предыдущим состоянием, которое представлялось как время более трудного и бедственного существования людей либо более примитивного. Сошлемся на мнение Ф. Грауса: «Даже в классической древности греческие писатели разнообразно (richly) пародировали понятия райского века и осмеяли примитивизм, обычно связанный с идеей золотого века» [Graus, р.

17]. Для рассказа о таком времени была создана особая формула - зачин: fjv jcpovos - «было время» [К, fr. 292], которой пользовались на протяжении всей Античности греческие и римские авторы. Встречается она и у Цицерона: «Ибо было некоторое время...» [Cicero, 1860а, I, 2, 2]. Согласно комментарию С. Я. Лурье этот зачин - ?fjv jpovos ore - есть сказочная формула, встречающаяся во многих описаниях древнейших судеб человечества у разных авторов (см.: [Лурье, 1970,558, примеч. 3]). Означала она «начало истории» [К, р. 304]. Описывается же тот век (aiobv ntivos) так: у людей (i/iptptis ^ротоі - «кроветочивые») был звериный быт (drjpaiv biairas); они населяли горные пещеры и лишенные солнца ущелья [Ibid., fr. 292]. В свое время С. Я. Лурье с присущим ему чрезмерным социологизаторством объяснял возникновение прогрессистских воззрений в Античности тем, что молодая, процветающая часть греческого общества - ремесленники и купцы, - вышедшая из нужды и безвестности и все более богатеющая, рассматривала жизнь в первобытную эпоху как мрачное, беспомощное существование дикарей (см.: [Luria, s. 197]15).

Но как бы ни объяснять появление концепций прогресса, фактом является то, что в античной литературе зародилась и сложилась довольно прочная традиция, согласно которой на человека и цивилизацию надо смотреть исторически, видеть в них итог некоторого развития. Н. Аббаньяно считает, что в Античности прогресс понимали как ряд событий, развивающихся в желательном смысле (см.: [Abbagnano, р. 956]). Н. А. Машкин ведет историю критики представлений о золотом веке начиная с софистов, Демокрита и его продолжателей Эпикура и Лукреция (см.: [Машкин, с. 257]).

В хрестоматии Р. Мондольфо история концепций прогресса чинается много раньше, с Ксенофана Колофонского, Эмпедокл^ Анаксагора, за которыми уже следуют софисты Протагор и Крц_ тий Афинский (см.: [Mondolfo, р. 89, 108, 120-121, 158-159) ^ Протагору приписывают сочинение под названием «О начатк^^ человеческого общества» или «О первоначальном порядке вещеЦ^ [Диог. Лаэрт., IX, 55]. Он противопоставлял первобытную грубое-^ (алога) познаниям в ремесле (ен технон софиан) (см.: [Голубцо^^ с. 81 сл.]). Воззрения о прогрессе человечества проникли и в лц_ тературу. Они в присутствуют в «Антигоне» Софокла (см.: [Lur\^ s. 197]). О прогрессе человечества на пути мудрости и философц^ говорили СТОИКИ, у которых есть термин хрокохг) - «успех», «П{Хе_ успеяние», родственный латинскому progressio16 (см.: [Abbagnai\0 р. 956]). Согласно Посидонию триумф человеческого разума прив^’ от примитивной жизни у истоков истории к вершине цивилизаццн вопреки трудным условиям, в которые поставила человека маче>^_ природа (см.: [Edelstein, р. 65-68]). Влияние этих мыслей можц0 встретить у Цицерона и Сенеки, которые, кстати, следовали за Г|0_ сидонием (см.: [Ibid., р. 67; Mondolfo, р. 132]). Сошлемся на не уже цитировавшийся трактат «De inventione rhetorica», где изложеца историческая концепция, в которой разум (мудрость) играет рс^ь движущей силы цивилизации [Cicero, 1860а, 1,2, 2-3].

Но все же самую значительную разработку идея исторически^ прогресса получила в направлении атомистической философ от Демокрита до Лукреция. От Демокрита, правда, дошли ли^ь фрагментарные суждения на этот счет. Но тем не менее принято с^_ тать, что предметом его «Mikros Diakosmos» была социологичес»^ теория возникновения культуры (см.: [Jaeger, р. 183]). С. Я. Лу^Ье отмечает отличия Демокритова повествования о первобытных лю^Чх от религиозных воззрений ПО этому вопросу, что и позволяет ВИДь^ в нем основателя новой (нерелигиозной) концепции общества и це_ ловека. У него отсутствует идеализация первобытного общест^а Он не упоминает о боге или герое - спасителе человечества. 1^ и характерного для орфико-пифагорейцев положения о первор^д_ ном грехе — употреблении в пищу мяса. И, наконец, установлец,^ почитания богов он не упоминает в качестве великого откры^^ человечества (см.: [Лурье, 1970, 558, 3 (комментарий)]).

В поэме же Лукреция сохранилось наиболее развернутое и зрелое изложение античной картины прогресса человечества, так что его можно считать завершившим все предшествующие повествования об этом. Характерно, что Р. Моцдольфо, обращаясь к теме «Историческая концепция: прогресс человечества» в главе, посвященной эпикуреизму, приводит исключительно тексты из поэмы Лукреция (см.: [Mondolfo, р. 105]). В связи со всем сказанным удивительно читать в статье И. Кона «Прогресс общественный» о том, что в Античности отсутствовали представления о прогрессе в истории (см.: [Кон, с. 381]).

Картину прогресса человечества мы будем описывать, опираясь на Лукреция, что вполне понятно. Прогресс совершается в изменении условий существования, в переходе от животного существования к человеческому. Аналитическое описание того, о чем рассказывает Лукреций, позволяет выделить следующие стадии социального развития. Во-первых, первоначальные хозяйственно-бытовые, социально-нравственные и антропологические изменения (открыт огонь, возникла семья, появилась речь). Первый шаг человека по пути цивилизации состоял в том, что у него появились жилище, одежда, огонь, семья, зачатки нравственности и, наконец, язык [Лукреций, V, 1011 сл.]. Во- вторых, возникновение социально-экономического и политического неравенства (богатства и власти), которые привели к дестабилизации общественной жизни. В это время появляются властители, строятся города. Формируется собственность на поля и сил; богатство и золото [Там же, 1105 сл.]. Начинается обработка земли [Там же, 1440 сл.]. Особенность этой стадии развития заключается в том, что возникает борьба за власть и достаток, которая заканчивается политическим хаосом, смутами. Выход из этой ситуации приводит к третьей, последней, стадии, которая и будет завершением прогресса. В это время происходит становление политической структуры общества: устанавливается выбор должностных лиц (магистратов), жизнь организуется на основе права и законов [Там же, 1143 сл.]. Здесь легко просматривается то, что прогресс — это переход от царского периода в истории Рима к республиканскому, от беззакония и произвола к отношениям, упорядоченным на политико-юридической основе.

Вслед за этим Лукреций пишет о дальнейшем прогрессе в области материальной и духовной культуры, в производстве, бьпу, духовной жизни. Описание всего этого подводит читателя к времени самого поэта, к наиболее значительным достижениям цивилизации. Логика Лукреция такова: двигаться от хозяйственно-технических открытий к нововведениям в быту и культуре. Сначала он сообщает об открытии металлургии, создании орудий и оружия, развитии военной техники, появлении тканей, хлебопашестве, садоводстве, мореходстве, об изменениях в пище и предметах обихода, жилищах и т. п. И только после этого переходит к перечислению успехов в области духовной культуры: к изобретению музыки, танцев, письменности, литературы, живописи и т. д. [Лукреций, V, 1241 сл., 1440 сл., 1448 сл.].

Завершая конспективное изложение основных этапов развития человечества по Лукрецию, сделаем основные выводы. В историкосоциологических воззрениях на прогресс общества мы находим наиболее полно, концентрированно и совокупно, всесторонне и глубоко выраженное положение о человеке как основной, главной силе социальных изменений, действующей абсолютно независимо от богов и относительно независимо от природы. В них человек предстает создателем всех сторон общественной жизни; и производства, и социально-политической сферы, и культуры, в том числе даже самой религии. Поэтому можно сказать, что историко-социологическая концепция прогресса фактически включила в себя все другие названные выше предпосылки социокультурной антропологии, а именно, использовала и атеистические идеи, и противопоставление pvais - vojios, и мысли о практическом назначении философии и ее активной социальной роли. По этой причине историко-социологические учения вполне можно считать той областью, где сложились все главные представления социокультурной антропологии, и принять их за основу изложения последней. 3.2.

<< | >>
Источник: Звиревич В. Т.. Античная антропология: от героя-полубога до «человечного человека»/В.Т. Звиревич ; [науч.ред.С.П.Пургин].-Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та. - 244 с.. 2011

Еще по теме Идея социокультурного прогресса:

  1. Философия истории Вольтера и идея прогресса разума
  2. Идеи. Идея души. Идея мира. Идея Бога
  3. 12. Космическая память, идея Кармы и идея будущих возможностей развития
  4. БЕЛОРУССКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ И РУССКАЯ ИДЕЯ: КОНЦЕПТЫ И ПРАКТИКА В.А. Мельник
  5. Прогресс и реакция
  6. Ь) Количественный бесконечный прогресс
  7. 2.2.2. Смерть — фактор прогресса?
  8. О ЦЕЛИ И СМЫСЛЕ ПРОГРЕССА
  9. ПРОГРЕСС СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА
  10. ПРОГРЕСС — это жизнь
  11. ПРОГРЕСС В МЕЛЬНИЦЕ СМЕРТИ
  12. О ЦЕЛИ И СМЫСЛЕ ПРОГРЕССА
  13. Прогресс промышленности. Возобновление дел.
  14. Иг>ея прогресса >’аэума как основа историографии Просвещения.
  15. IIL4. Геоэкологическая роль технического прогресса
  16. РАЗДЕЛ 3. Технический прогресс и производственная функция
  17. Дающая земля: прогресс культуры.
  18. ВведениеПолучать больше с меньшими затратами Захватывающие перспективы прогресса