<<
>>

5. ИНТЕЛЛИГЕНТ

В записках В.В. Шульгина, известного политика и литератора первой послереволюционной эмиграции, есть меткое наблюде- ние над обликом русского интеллигента: (Шульгин В.В. Три столицы.
- М., 1991. - С. 71). Действительно, интеллигент, с одной стороны, разночинец. Раз- ночинец действительно был : (В. Даль). Раз- ночинцы были детьми купцов, священников, чиновников и низших офицеров. Но интеллигентом-интеллектуалом мог стать и дворянин. Особый случай - так называемый интеллигент, интелли- гент из низов. Когда говорят , имеют в виду именно таких людей. Итак, человек, разорвавший путы традиционных социальных связей (или вырванный с корнем), чувствует себя свободным в том смысле, что ничто его вроде бы не связывает. Эта черта не является специфич- ной для интеллектуала-интеллигента. Об этом процессе говорилось выше (см. тему 6). Но свежий интеллигент то, что его связывало, объ- являет предрассудком, приписывая себе качества рассудочности. В. Зомбарт полагал, что рассудочность - ведущая черта пролетар- ской психологии. По Зомбарту, обстоятельства жизни пролетария требуют от него сообразительности, умения составить суждение. Ча- стая смена мест пребывания как бы побуждает к сравнению и оценке. Однако новый городской житель уже пользуется всеми преимущест- вами городской анонимности и унификации. Он учится с нормой, отделенной от отдельного случая. Коммивояжер - представитель такого типа мироотношения. Его работа вообще не требует от него особых умственных усилий, но тре- бует рода рационального мышления. Здесь нет места наивному твор- честву крестьянина или ремесленника. Встает, естественно, вопрос: а кто, собственно, рассудочен, если иметь в виду, что пролетариат- продукт номинации? Вероятно, не и не . Вероятно, это те, кто попадал в орбиту разума, Просвещения как важного измерения обществ Мо- дерна. Свежие интеллектуалы были и есть на Западе, так же как в России есть свежие интеллигенты.
Их жажда знания может поражать. Они стремятся к образова- нию, но под образованием достаточно часто понимается накопле- ние сведений, которые выучиваются по книгам, т.е. уже прошли че- рез фильтр рассудочного мышления. Их неудержимо влечет выра- ботка рассудочных систем. Они легко оказываются в плену нового для них языка, и кажется, что не мир и не люди интересуют их, а теория о происхождении мира и людей; не цветы, а ботаника, не звери, а зоология, не человеческая душа, а психология. Рождается сознательное, критически обоснованное неудовольствие. Образо- вание и критика останавливаются на полпути. Они утрачивают свою живость, легко превращаясь в догмы, облекаясь в избитые фразы. Сбросив предрассудки, считающий себя свободным чело- век опутывается сетью окаменевших теорий. И неважно, как будет называться рассудочная ловушка - антисемитизмом, монархиз- мом, социализмом, интернационализмом или социальной револю- цией. Нельзя не признать, что догматизм - типичнейшая черта свежего интеллигента - заложника слов. Такими были русские кружковые марксисты начала XX в. Допустим, личная жизнь человека нелепа, а в работе удовлетво- рения нет. Нет его и в семье. Но человек недоволен своим положе- нием. Если способности позволяют, он легко становится рассудоч- ным существом, умеющим критиковать и теоретизировать. Он пола- гает, что причина его бедствий заключается во внешнем устройстве жизни. Он соединяется с такими же песчинками, как он сам. Он чи- тает газеты, слушает ораторов, обсуждает резолюции. Поверхност- ность образования заставляет его верить ходячим фразам. Естест- венно, точка зрения его будет радикальна в том смысле, что тради- ции и авторитету он не доверяет. Он будет доктринером. На арене же доктринерства подвизаются все фантазеры, желающие разом осча- стливить народ, все демагоги, коим подчиняется масса. Стремление к союзам - естественная черта общественного че- ловека. интеллигенты легко попадают в ловушку догма- тической теории, становятся жертвами амбиций политиков. Так про- исходит потому, что политическая игра нова для них. Они - люди без капитала. Они только входят в новое для себя поле. Таково происхождение многих партийных интеллектуалов. В глазах партийного аппарата они - пушечное мясо в борьбе со ста- рыми кадрами. У них нет ничего, партийный аппарат дает им все. Они беспрекословно подчинены как аппарату, так и догме. То же можно сказать о литераторах, которые все время напоминают о сво- ей близости к народу. Например, авторы произведений социалисти- ческого реализма зачастую были именно интеллигента- ми. Их реальные истории жизни напоминали биографии их героев. Роль таких интеллектуалов велика в периоды радикальных соци- альных перемен. История России о том хорошо свидетельствует. Сегодня в России и на Западе много пишут о кризисе интеллиген- ции (интеллектуалов). Это имеет свои основания, ибо привычные практики, то, что определяет их габитус, на глазах утрачивают смысл.
<< | >>
Источник: Козлова. Н. Социально-историческая антропология. 1998

Еще по теме 5. ИНТЕЛЛИГЕНТ:

  1. 2. Блудные дети Мая: легенда и действительность
  2. 2. С. Н. Булгаков. Героизм и подвижничество (из размышлений о религиозной природе русской интеллигенции)
  3. II. КТО СУДЬИ?
  4. III. КОГО И ЗА ЧТО ОБВИНЯЮТ?
  5. IV. БЕЗРЕЛИГИОЗНОСТЬ РУССКОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ
  6. «жизнь»
  7. Представления об интеллигенции в эпоху социальных трансформаций
  8. 6. Мелкие бесы
  9. 2. Великая смута, действие второе
  10. ГЛАВА 7 СССР Сталина
  11. Предыстория: первоначальное накопление политического капитала
  12. ТЕМА 3. НРАВЫ ИМПЕРАТОРСКОЙ РОССИИ КАК ПРЕДПОСЫЛКА РЕВОЛЮЦИИ
  13. 2. 3. М.В. Фрунзе — «интеллигентный» большевик
  14. С.Л. ФРАНК Этика нигилизма