<<
>>

1. История, культура, текст

Мы привыкли считать, что между нами и традиционной культурой находится весь пласт мировой истории. Это некоторый трюизм и вместе с тем огромная герменевтическая проблема, подразумевающая непрозрачность исторического времени.
Историческое время — это исторические изменения, происходящие по историческим законам. Вот эти изменения и не дают нам возможности адекватно интерпретировать традиционную культуру. Традиционная культура находится не просто в глубине исторического времени, но и в совершенно другом пространстве культуры — в древнем обществе, в условиях первобытнообщинного и рабовладельческого строя, и нас от этой культуры отделяет такая громада исторических формаций, как феодализм и капитализм. Подразумевается, что под влиянием исторических формаций общество и человек претерпели существенные изменения и что эти изменения произошли если не в лучшую сторону, то во всяком случае в сторону усложнения, развития общественных и межличностных отношений, психологических переживаний человека. В определенном смысле это совершенно верно, но я хочу подчеркнуть, что некоторые следствия из этого утверждения мне представляются неправильными. Изменение общественных отношений не означает, что преодолены родовые человеческие черты. Кроманьонский человек и современный человек принадлежат к одному и тому же роду по признаку культуры, т. е. способности организовывать окружающее человека пространство в разумное и духовное целое. Это в свою очередь означает интерсубъективную валентность, любого человека по отношению к любому другому человеку. Такая межсубъектная соотнесенность одного человека с другим выражается в нашем случае в том, что мы способны понять культуру кроманьонского человека и культуру современного племени, т. е. их методику организации окружающей среды в разумное и духовное целое, на том основании, что мы принадлежим к одному роду, роду "человеков".
Мне близка мысль Сартра о том, что всякий замысел, каким бы индивидуальным он ни был, имеет значение всеобщей ценности. Всякий замысел, будь то замысел китайца, индийца или негра, может быть понят европейцем. Это значит, что европеец в своем воображении может проделать точно таким же способом путь от данного положения к его пределам, что он может воспроизвести в себе замысел китайца, индийца или африканца. Всеобщность любого замысла имеет тот смысл, что любой замысел понятен любому человеку1. Усложненность современных отношений, как социальных, так и межличностных, не означает вместе с тем, что общество с традиционной культурой или, если пользоваться более историческим определением, древнее общество, это примитивное, неразвитое общество, — в котором отношения значительно более просты, чем в современном обществе. Если рассматривать самые простые поведенческие коды, то можно заметить, что как раз современное нам общество опростилось, лишилось большей части своих ритуалов, например ритуалов семьи, отношения полов, праздников и т. д. Я уверен, что самый обычный человек XVIII или XIX в. пришел бы в ужас от простоты и грубости наших нравов, которые мы считаем благопристойными. Не в лучшую сторону отличается также и массовая культура, которая при своем внешнем разнообразии чрезвычайно однообразна, если не сказать примитивна. Не надо думать, что, например, XVIII или XIX век — исключения. Представители этнологических школ, в частности Леви-Строс, убедительно показали, что отношения даже между членами племени, казалось бы самого примитивного и древнего типа человеческого общества, являются весьма сложными, а в какие-то моменты — изощренно сложными. Человеческая культура по своему определению и чрезвычайно сложна, и чрезвычайно проста, но в разных ситуациях это различная простота и различная сложность. Из сказанного выше вытекает вопрос о существе истории, взятой не как отдельное историческое событие, а в совокупности представлений о том, что есть история как таковая.
<< | >>
Источник: В.В. МЕЛИКОВ. ВВЕДЕНИЕ В ТЕКСТОЛОГИЮ ТРАДИЦИОННЫХ КУЛЬТУР (на примере "Бхагавадгиты" и других индийских текстов). 1999

Еще по теме 1. История, культура, текст:

  1. Религия как культурная универсалия и ее взаимодействие с другими универсалиями культуры
  2. ПРИМЕЧАНИЯ (к книге С.Максуди «Тюркская история и право») 1.
  3. Лекция 1 ЗНАЧЕНИЕ РИМСКОГО ПРАВА В ИСТОРИИ МИРОВОЙ КУЛЬТУРЫ
  4. ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ КИТАЙСКИХ СТРАТАГЕМ: ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ВОПЛОЩЕНИЕ ФЕНОМЕНА КИТАЙСКОЙ КУЛЬТУРЫ
  5. МОДЕРНИЗМ И ПОСТМОДЕРНИЗМ В КУЛЬТУРЕ.
  6. власть, человек и мысль: из политологических наблюдений над библейскими текстами
  7. Н. А. Ганина СПОР КОРОЛЕВ («ПЕСНЬ О НИБЕЛУНГАХ», XIV АВЕНТЮРА): ГЕНЕЗИС КОЛЛИЗИИ И СИНХРОНИЯ ТЕКСТА
  8. К семиотической типологии русской культуры XVIII века
  9. Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)
  10. [Триединая модель культуры]269
  11. I. Проблема языка в свете типологии культуры. Бобров и Макаров как участники языковой полемики
  12. Истории о героических походах по магазинам и конструирование женского «я»
  13. 1. ФИЛОСОФСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ПРОБЛЕМЫ ДИАЛОГА КУЛЬТУР (на примере Северного Кавказа)
  14. М. Хайдеггер о поэзии как основе истории и культуры.
  15. О СЕМИОТИЧЕСКОМ МЕХАНИЗМЕ КУЛЬТУРЫ
  16. 1.1. Возрождение этнической культуры как социально-               историческая проблема
  17. 1.2. Роль образования в возрождении этнической культуры
  18. 3.2. Проблема билингвизма в контексте возрождения родного языка