<<
>>

КАМНИ ПРОТИВ ПУШЕК

Очередное «открытие» Канар в 1341 году имело большой резонанс в Европе и значительные политические последствия. Представители самых разных европейских народов стали частыми, но не всегда желанными гостями архипелага.

Со второй половины XIII столетия генуэзцы, португальцы, кастильцы, нормандцы высаживались на берегах Канарских островов, похищая домашний скот и захватывая одиноких пастухов, чтобы продать их в Европе как рабов. Острова Лан- сароте и Фуэртевентура понесли особенно катастрофические потери в людях в результате этих нападений. С начала XIV столетия ситуация, однако, стала еще более серьезной.

В 1402 году королевство Кастилия (самое крупное государство раздробленной в ту пору Испании) отправило на остров Лансароте первую военную экспедицию во главе с норманнскими наемниками Жаном Бетанкуром и Гадифером Ла Салье. В 1402—1478 годах кастильцы захватили острова Фуэртевентура, Иерро и Гомеру. В этот же период Кастилия и Португалия вступили в конкуренцию за право обладать островами, но в 1479 году по Алкобасскому соглашению Португалия отступилась от своих прав на Канары. В 1478 году Католические короли Изабелла и Фердинанд отправили военную экспедицию на завоевание острова Гран-Канария. Это оказалось довольно трудной задачей, поскольку канарцы героически сопротивлялись, но в итоге испанцы одержали победу. Наконец, в 1493 году, после жестокого и кровавого сражения, пал остров Пальма. С момента завоевания Лансароте прошло уже почти столетие, и теперь-лишь один остров, Тенерифе, все еще сопротивлялся захватчикам.

В 1494 году испанский конкистадор Алонсо Фернандес Луго отправился от берегов острова Гран-Канария на завоевание Тенерифе. Он высадился на побережье Аньяса, на границе между гуанчскими княжествами Анага и Гуимар. В отряде Луго находились не только испанцы, но и значительное число гуанчей — уроженцев Гран-Канарии, принявших к тому времени христианство.

Их остров уже на протяжении двадцати лет являлся частью королевства Кастилия. 3 мая 1494 года на месте высадки была отслужена торжественная месса, и «аделантадо» (официальный титул Фернандеса Луго) водрузил на берегу деревянный крест — в знак основания здесь королевского лагеря Санта-Крус- Тенерифе (ныне — город Санта-Крус-Тенерифе с населением более 200 тыс. чел.).

Задачу завоевания Тенерифе испанцам облегчала раздробленность острова — здесь существовало девять гуанчских «княжеств», управлявшихся собственными вождями-манси. Правитель княжества Таоро номинально считался Великим манси острова, но в реальности он был всего лишь первым среди равных. Еще до высадки на острове испанские лазутчики заключили соглашения с четырьмя из девяти манси острова — правителями княжеств Гуимар, Анага, Абона и Адехе, которые обязались не вмешиваться в военные действия. Отчасти этот успех можно объяснить тем, что уже много лет в этих княжествах успешно работали испанские миссионеры. Испанские послы вели переговоры и с самим Бенкомо — Великим манси острова, главой княжества Таоро. Но тот отказался признать власть кастильской короны, и в союзе с княжествами Дауте, Икод, Такоронте и Тегесте вышел навстречу захватчикам. Объединенное войско гуанчей представляло собой силу, с которой приходилось считаться: эти пять княжеств являлись самыми богатыми и наиболее населенными частями острова.

Отряд Алонсо Фернандеса Луго двинулся во внутренние области Тенерифе, пересек «райскую» долину Агере и достиг северного берега. Нигде не было ни души — все население острова «исчезло». Луго повернул свой отряд в направлении

княжества Таоро, где находился центр сопротивления туземцев. Колона испанцев, сверкая сталью доспехов, втянулась в ущелье Асентехо («Бегущая вода»)

Здесь их подстерегала беда. Гуанчи напали на них со всех сторон. Испанским аркебузам и бомбардам они могли противопоставить лишь камни и копья и шли в бой голыми, в то время как конкистадоры были защищены латами и щитами.

Тем не менее испанцы понесли ужасное поражение. Четверо из каждых пяти солдат были убиты. Некоторое время спустя на этом месте был основан город Ла Матанса де Асентехо — «Резня при Асентехо».

Алонсо Фернандес Луго, чудом оставшийся в живых, отвел остатки своего отряда к берегу, сцешно погрузился на корабли и отплыл назад к Гран-Канарии. Гуанчи победили — на время...

Самолюбие Алонсо Фернандеса Луго было жестоко уязвлено: он был вынужден бежать перед голыми дикарями! Продав всю свою собственность, Луго на вырученные деньги организовал новую экспедицию на Тенерифе. В 1496 году он снова высадился на побережье острова, где восстановил разрушенный форт Санта-Крус. После полученного урока испанцы стали более осторожны: отряд Луго медленно продвигался в глубь острова, создавая на своем пути укрепленные базы. Наконец, гуанчи и кастильцы снова сошлись в открытом бою на равнине Агере. Трудно сказать, почему гуанчи на этот раз не стали прибегать к проверенной тактике внезапного нападения — возможно, сказалось «головокружение от успехов». Как бы то ни было, они были разбиты наголову: закованная в латы испанская кавалерия — грозный и дотоле совершенно неизвестный канарцам род оружия — буквально втоптала отряды гуанчей в землю. Великий манси Бенкомо и верховный военный вождь («сигосе») Тингуаро погибли.

Испанцы двинулись к северному побережью. Остатки армии гуанчей снова попытались преградить им путь в Асентехо, недалеко от места предыдущей «резни». Но на сей раз — благодаря опыту прошлого — испанцы победили. В память об

этом они основали здесь город Ла Виктория де Асентехо — «Победа при Асентехо». Двинувшись далее, конкистадоры достигли богатой долины Араутава (ныне Оротава) — здесь находилось сердце княжества Таоро, главный центр сопротивления испанцам.

Гуанчи продолжали борьбу с захватчиками. Вместо погибшего Бенкомо Великим манси был провозглашен его сын Бентор, вставший во главе гуанчских отрядов. Но ситуация становилась все более катастрофический. Среди гуанчей вспыхнула эпидемия, названная испанцами «гуанчская сонливость». Самих испанцев эта болезнь не затрагивала, зато она буквально выкашивала коренное население острова, унося по несколько сотен жизней в неделю. Это была, вероятно, болезнь, занесенная европейцами, против которой иммунная система гуанчей, живших долгое время в изоляции, была бессильна...

В местности, где теперь расположен город Л ос- Реалехос, остатки гуанчских отрядов капитулировали перед войском Алонсо Фернандеса Луго. Герольды троекратно провозгласили традиционную протокольную формулу «Тенерифе для их Католических величеств, короля и королевы доньи Исабель и дона Фернандо!», и остров Тенерифе стал владением кастильской короны.

Разрозненные очаги сопротивления гуанчей сохранялись на острове еще несколько лет. Великий манси Бентор с несколькими десятками верных ему людей ушел в горы, к подножию горы Тейде, откуда совершал вылазки против испанцев. В конце концов потерпев поражение, Бентор бросился со скалы в море...

Гуанчи были порабощены. Часть из них была вывезена в Европу и продана в рабство, другие, приняв крещение, стали подданными испанского короля. Многие вывезенные в Европу гуанчи впоследствии были освобождены, им было позволено вернуться на острова — вопреки желанию обосновавшихся здесь испанских колонистов. Последние, пытаясь Убедить королевское правительство в том, что гуанчи представляют опасность, постоянно пророчили всеобщее восста

ние туземцев. Часть гуанчей отказалась жить в построенных испанцами городах и деревнях и предпочла остаться свободными пастухами в горах, сохраняя свой традиционный уклад жизни. Колонисты называли их «непослушными гуан- чами» («Guanches alzados»).

Конкистадоры, распределяя земли островов, выделили часть из них тем представителям гуанчской племенной аристократии, которые были дружественны испанцам. Коренные жители острова Гран-Канария и других островов, помогавшие испанскому завоеванию, также получили «права гражданства». Большинство гуанчей крестилось. Они приняли христианские имена и испанские фамилии их крестных отцов и крестных матерей — так за короткий срок исчезли гу- анчские имена среди населения Канар. Спустя несколько столетий на островах сохранялось лишь несколько гуанчских фамилий, некоторые из которых принадлежали прямым потомкам последнего Великого манси Бенкомо. В то же время ныне существующие на Канарах названия мест, городов, долин, скал и гор имеют главным образом гуанчское происхождение: Тейде, Уканка, Техина, Тегесте, Такоронте, Оро- тава, Чимиче, Арико, Адехе, Исора, Арона...

Гуанчская культура также исчезла очень быстро. Язык был утрачен в течение столетия, лишь несколько слов сохранилось в повседневной жизни. И это выглядит логичным, если вспомнить, что на Канарских островах произошло столкновение между европейской культурой эпохи ренессанса и культурой каменного века. Ни европейские моральные ценности того времени, ни способность гуанчской культуры к адаптации не были способны обеспечить выживание последней.

В XVI столетии, с притоком большого числа европейских иммигрантов из Испании, Португалии, Италии и других стран Европы, гуанчи растворились в пришлом населении. Этот факт не должен удивлять — коренное население островов было весьма немногочисленно: так, на самом большом острове, Тенерифе, к приходу европейцев жило около 20 тысяч человек. После всех войн, нападений работорговцев, эпиде-

мий число коренных гуанчей резко сократилось, и уже в середине XVI веке численность жителей на Тенерифе определялась в 10 тысяч человек, из которых половина была чистокровными гуанчами, а другая половина — европейскими колонистами и метисами. Что уж говорить о других, более мелких островах!

Так или иначе, но гуанчская культура и биологическая наследственность все еще сохраняется в сегодняшнем канар- ском обществе. Историки и антропологи видят следы гуанч- ского наследия во многих обрядах и церемониях, нравах, верованиях, суевериях и фольклоре Канарских островов. Иными словами, нынешнее сообщество канарцев — это сообщество европейцев, в котором все еще бьется сердце древних гуанчей.

<< | >>
Источник: А. Низовский. ЗАГАДКИ АНТРОПОЛОГИИ. 2004

Еще по теме КАМНИ ПРОТИВ ПУШЕК:

  1. 12.2. Уголовная ответственность за отдельные преступления против личности, в сфере экономики, против общественной безопасности и общественного порядка, против государственной власти
  2. § 37. Патриции против сеньоров, цехи против патрициев, плебеи против цехов
  3. § 30. Камни тоже можно читать
  4. Роже Кайуа.. В глубь фантастического. Отражённые камни, 2006
  5. Культовые камни на п-ове Ховинсаари (Большой)
  6. Приложение А МЕТЕОРИТЫ, ГРОМОВЫЕ КАМНИ, НАЧАЛА МЕТАЛЛУРГИИ
  7. Жертвенные камни в западной части деревни Ольховка
  8. КАК БОРОЛИСЬ ПРАВОТРОЦКИСТЫ ПРОТИВ В.И. ЛЕНИНА, ПРОТИВ ДЕЛА СОЦИАЛИЗМА
  9. КОЛЛЕКТИВИЗМ:ЗА И ПРОТИВ
  10. 8.1. Коллективизм: за и против
  11. II. Преступления против собственности
  12. VI. Рерихи против Евангелия