<<
>>

6.3. Коллективный разум

Рассудок - это способность нервной системы живого суще­ства систематизировать и анализировать жизненный опыт, а затем прогнозировать на основе его обобщения вероятный ход событий в области знакомых явлений или их аналогов.

Из на­стоящей дифиниции видно, что рассудок в разной степени мо­жет быть достоянием позвоночных и беспозвоночных живот­ных, располагающих нервной системой, а в известном смыс­ле - даже одноклеточных животных, наделенных проводящи­ми раздражения органеллами (микроскопическими аналогами органов высших животных). Элементарные подобия рассудоч­ной деятельности присущи геномам организмов, так как гено­мы, действуя в духе теории игр, тоже способны вслепую нака­пливать и обобщать информацию, что позволяет им предвос­хищать изменения в окружающей среде (см. разд. 1.1). Замет­но развитый рассудок свойствен среди беспозвоночных живот­ных головоногим моллюскам (осьминогам, кальмарам и кара­катицам, так называемым «приматам моря»), а среди позво­ночных животных - птицам и млекопитающим (например, во­ронам, кошкам, обезьянам и др.).

Разум - это рассудок, способный делать самого себя объ­ектом самонаблюдения, или самосознания, что свойственно лишь цивилизованному человеку (см. разд. 4.7). Самосозна­ние позволяет человеку руководствоваться вербальными (сло­весными) приказами внутренней речи, т.е. мыслями, и вслед­ствие этой способности делать выбор: подчиняться или не под­чиняться эмоциональным приказам нервной системы, продик­тованным инстинктами, рефлексами и прижизненным опытом. Высшая нервная деятельность подобного рода на планете ха­рактерна лишь для цивилизованных людей. Навыки в области подобной нервной деятельности аттестуют людей как умных или неумных, что позволяет понять, почему не все искусные шахматисты, математики и программисты кажутся нам умны­ми людьми: их умение активно пользоваться оперативной па­мятью мозга не всегда сочетается с навыками самосознания (разума), т.е.

с умением незаметно «видеть себя со стороны».

Коллективный разум - это объединение большой группы рассудков живых существ внешними для их нервной системы связями: запаховыми и вкусовыми веществами (феромонами) у общественных насекомых [31, с. 63-65, 210-212, 218-220] или речевыми (языковыми) средствами (в том числе графи­ческими и электронными) у людей. Коллективный разум ко­мандует своими носителями, никогда не сводясь к их персо­нальной воле. Их зависимость от коллективного разума раз­вита у общественных насекомых вроде термитов, муравьев, ос, пчел, шмелей, а также у современных людей, чья зависимость от массовой культуры не вызывает сомнений. Например, фана­ты «короля рок-н-ролла» Элвиса Пресли (см. рис. 13), так на­зываемые «гончие псы Элвиса», слепо поклонялись своему ку­миру, но и он был опутан сетями шоу-бизнеса, т.е. в зависимо­сти оказывались и «господа», и «подданные».

Коллективный разум людей способен принимать эпохаль­ные геополитические решения. Так, в конце XI в. в Запад­ной Европе начался 1-й этап современного демографического взрыва (см. разд. 1.6). Крестьянство и рыцарство воспринима­ло демографическую тесноту как нехватку свободных земель. Византийская империя была озабочена арабской экспансией у своих границ, а католический папский престол мечтал о воз­вращении гроба Господня (в захваченном арабами Иерусали­ме) под власть христианских государей. Описанные потребно­сти сторон привели их к идее организации крестовых походов из Западной Европы на Ближний Восток с официальной це­лью освобождения гроба Господня (1096-1270 гг.). Решение сложилось коллегиально.

Когда крестовые походы выдохлись, демографическое дав­ление в Западной Европе пришлось снимать иными мерами. По этой причине усилиями португальского принца Генриха Море­плавателя (1394-1460) началась эпоха Великих географических открытий (XV-XVII вв.). Папский престол, королевские дворы, рыцарство, купечество и простой народ имели в экспансии за мо­ре свои интересы: папство желало распространить христианство среди вновь открытых туземцев, правители мечтали расширить свои государства за счет заморских владений и обогатиться, ры­царство искало сферы приложения сил на новых землях, купцы предполагали освоить новые торговые пути и рынки и все вме­сте рассчитывали разбогатеть.

Действие их коллективного разу­ма привело к формированию экспансивных целей и фактическо­му овладению Западной Европой без малого всем миром.

Другой пример предосудительной работы коллективно­го разума можно наблюдать в наши дни. Речь идет о явлени­ях неонацизма в ряде европейских стран, не исключая Герма­нии и России. Само название этого «правого» движения указы­вает на то, что общественность склонна рассматривать его про­явления как деятельную реанимацию государственной идеоло­гии немецких национал-социалистов 1933-1945 гг. Несмотря на всю очевидность этого воззрения, с ним нельзя согласиться, и вот почему. Подойдем к вопросу с антропологической точки зрения.

В настоящее время под влиянием продолжающегося демо­графического «взрыва» в странах Азии, Африки и Латинской Америки Западная Европа, Северная Америка и Россия испы­тывают приток мигрантов с юга: Западная Европа и Россия - из Азии и Африки, а США - из Мексики, Кубы и других стран Латинской Америки, а также из Китая и стран Юго-Восточной Азии. В антропологическом отношении монголоиды, южные европеоиды и негроиды из Азии и Африки зримо отличаются от северных европеоидов Западной Европы и России. Со вре­мен наших обезьяньих предков в «подкорке» у не слишком раз­витых людей прочно сидит забота о своей территории, служа­щей кормовой базой. Вдобавок примитивные молодые люди в силу «подкорковых» рефлексов остро ревнуют девушек своей нации к антропологическим чужакам. Мигранты с юга неиз­бежно вступают в первобытную конфронтацию с некоторыми отсталыми молодыми людьми Западной Европы и России, ис­пользующими неонацистские лозунги, которые оказываются продуктом не собственного, а коллективного творчества, или коллективного разума, предполагающего вклад идеологов на­цизма прошлого.

Замкнутое (эзотерическое) коллективное сознание прису­ще не только неонацизму, но и тоталитарным сектам. В этом случае люди уходят из мира безличных (бездуховных) финан­совых зависимостей (см. разд. 5.3) в мирок личных зависимо­стей от «пророков», руководителей тоталитарных сект, что да­ет сектантам анцестральный (предковый) психологический комфорт.

Иначе говоря, они ощущают себя в секте, как в спло­ченной первобытной общине.

Происхождение начал коллективного разума у обществен­ных насекомых и людей объясняется следующим образом. В биологии существует закон Линча - Конери (2003 г.) [646], со­гласно которому размеры живых организмов и их геномов об­ратно пропорциональны величинам популяций соответствую­щих видов организмов. Этот закон находит логическое объяс­нение. Более крупному живому существу требуется более круп­ный обслуживающий его геном. Одновременно более крупно­му живому существу нужна более значительная кормовая база, т.е. более обширная территория. Следовательно, всякая терри­ториальная единица площади способна прокормить меньшее количество крупных организмов, нежели мелких. Поэтому, по экологическим причинам, на всякой единице площади умеща­ется более многочисленная популяция мелких организмов или менее многочисленная популяция крупных организмов. Отсю­да следует, что популяции крупных организмов меньше, чем популяции небольших организмов, о чем, в сущности, говорит закон Линча - Конери (в реальности М. Линч и Дж. С. Коне­ри говорят только о пропорциональности объема генома раз­мерам несущего его организма).

Следуя логике этого закона можно построить аналогичную зависимость для нервных систем животных: оперативная кар­та биотопа (память об освоенной территории) в психике жи­вотных пропорциональна их размерам [105, с. 130; ср. 841; 898]. Иначе сказать, психика животного отображает его местооби­тание в виде своего рода карты с указанием жизненноважных свойств ее точек: например, водопой - это место утоления жаж­ды, присутствия конкурентов за воду, место засад хищников и т.д. Для того чтобы отражать незначительный биотоп, живот­ному достаточно небольшого генотипа и скромной нервной си­стемы, как, например, у необщественных насекомых. Крупным животным требуются более значительные пространства, отра­жать которые может только более объемистый генотип и за­метный головной мозг, как, например, у позвоночных живот­ных.

Одиночные насекомые осваивают незначительные про­странства, а общественные насекомые овладевают территория­ми, весьма обширными по сравнению с размерами их тел. Меж­ду тем, нервная система общественных насекомых остается ми­зерной и недостаточной для отражения обширных освоенных территорий. По этой причине общественные насекомые, объе­диненные в колонии, вынуждены пользоваться коллективным разумом, т.е. объединять работу всех своих крохотных нервных систем посредством обмена пахучими и вкусовыми вещества­ми, феромонами, переносящими информацию по всем нерв­ным системам представителей колонии, наделяя ее как бы на- дорганизменной нервной системой.

В цивилизованное время человеческие популяции освоили обширные территории. Между тем мозга отдельного челове­ка недавнего прошлого хватало, чтобы отражать лишь ограни­ченную территорию, которую в состоянии контролировать пе­ший человек (масштаб сельской местности). В масштабах го­рода, области или государства индивидуального человеческого мозга недостаточно. По этой причине контроль над названны­ми территорориальными единицами люди осуществляют сооб­ща, и их содружество, объединенное речевыми, письменными и электронными средствами связи, предстает как коллектив­ный разум. Дело идет к тому, чтобы средствами Интернета соз­дать коллективный разум человечества в глобальных масшта­бах, т.е. своего рода электронную ноосферу в духе идей В. И. Вернадского (1863-1945).

Возникает вопрос: какова роль личности в рамках коллек­тивного разума? Человек всегда жил в обществе. История не знает каких-либо заметных человеческих популяций, состоя­щих из обособленных людей.

Решение вопроса о статусе личности в рамках коллектив­ного разума возвращает нас к определению человеческой лич­ности. Если личность - это степень свободы человека от об­

щества и его коллективного разума, то в недалеком будущем мы скажем, что личность - это мера свободы человека от Ин­тернета. Данная парадоксальная дефиниция не лишена реали­стичности. Уже сейчас иные компьютерные геймеры и пользо­ватели Интернетом привязаны к своему электронному другу, компьютеру, паталогично, так что об их здоровой человеческой личности речь вообще не идет.

Имеются и противоположные примеры в виде хакеров и слайдеров, т.е. программистов высшего уровня, склонных пользоваться Всемирной паутиной без каких-либо ограниче­ний, в том числе установленных законом, другими словами, не­ограниченно склонных к компьютерному взлому. Романтизи­ровать их не следует, однако приходится признать, что незави­симость этих людей от Мировой компьютерной сети выглядит как своего рода прототип будущей «приэлектроненной» чело­веческой личности. Отсюда следует, что в обозримом будущем коллективный разум человечества не поглотит человеческую личность как явление.

<< | >>
Источник: Н.В. Клягин. СОВРЕМЕННАЯ АНТРОПОЛОГИЯ Учебное пособие для студентов высших учебных заведений, получающих образование по направлениям (специальностям) «Антропология и этнология», «Философия», «Социология». 2014

Еще по теме 6.3. Коллективный разум:

  1. 3.1 Рефлексивно - ценностный анализ концепции устойчивого развития
  2. 3.2. Экологическая этика и устойчивое развитие
  3. 3.1 Рефлексивно - ценностный анализ концепции устойчивого развития
  4. 3.2. Экологическая этика и устойчивое развитие
  5. 8. ФИЛОСОФИЯ И КУЛЬТУРА
  6. Бытие природы. Экологический императив
  7. Проблема идеального
  8. IV.
  9. Актуальные проблемы смежных научных дисциплин
  10. 33.1. Модель экономической свободы, либерального регулирования экономики и роль права
  11. КАЧЕСТВА МЫШЛЕНИЯ ХИТРОСТЬ
  12. 1. Информационно-психологические войны
  13. 2.3. Этно-национальный характер в политическом процессе
  14. И. Я. Левяш КОЭВОЛЮЦИЯ ГОСУДАРСТВА и ЦЕРКВИ: СМЫСЛЫ, СТРУКТУРА, БЕЛОРУССКАЯ ИПОСТАСЬ
  15. 2. ГОСУДАРСТВЕННОЕ И ХОЗЯЙСТВЕННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО НА УКРАИНЕ
  16. 2.14. Договорная теория
  17. К ВОПРОСУ О ТРАКТОВКЕ КОРРУПЦИИ В РОССИЙСКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ НАУКЕ А.П. Мельников