<<
>>

Культурная экология

В процессуальном анализе археологических явлений культурная экология предоставляет четкие системные структуры, которые проще в применении, чем общая системная теория.

Слово «экология» произошло от греческого ojkos (дом) и logos (наука о чем-либо или исследование чего-либо).

Отсюда буквальное значение понятия «экология» — наука о домашнем хозяйстве, о локальном хозяйствовании, включая растения, животных, микроорганизмы и человека, которые существуют вместе как взаимосвязанные компоненты. Так как экология интересуется не только организмами, но и циркуляцией энергии, и обращением материи на суше, в воздухе и в воде, то ее можно определить как науку, изучающую организацию и функции природных систем всех уровней и человечества как ее части.

Одной из исключительных особенностей человеческого существования является обладание величиной, которую мы называем культурой. Культура помогает строить взаимоотношения человека со средой, усложняя, таким образом, систему природы из-за введения элементов человеческой деятельности.

Культурная экология должна рассматриваться как посредник между человеком и его окружением. Это, в свою очередь, вызывает необходимость обратить внимание на различные субкультурные подсистемы (например, политику, экономику), которые выражают степень связи человека с биофизической средой, и меж- культурные взаимоотношения. В фундаментальной системной теории и в культурной экологии более обращается внимание на взаимные связи, чем на личность; на целостную организацию, чем на структуры отдельных подсистем; на процессы интегрированной деятельности систем, чем на простую зависимость типа «причина — следствие» внутри систем.

Результатом возрастающего в последние годы применения системного анализа является тенденция рассматривать культуру как самый важный детерминирующий компонент взаимного от

ношения «человек — окружающая среда».

С каждым разом мы все отчетливее осознаем, что человеческое поведение, которое проявляется через культуру, — один из многих способов выражения связи с остальным миром. Тем не менее приспособительный характер культуры является общепризнанным фактом, а археологи все чаще связывают это со свойственной обществу способностью вписываться в экологическую нишу.

Такое определение призывает в археологических исследованиях отвлечь внимание от географического, регионального подхода и обратить его на значение среды, которую мы понимаем как общую систему, включая культуры в самых разнообразных их проявлениях, связанных различным образом как между собой, так и с окружением. Такое понимание среды дает возможность использовать комбинацию исследований системных структур, учитывая хорошо определенные географические регионы.

Существенные результаты в области культуры принесли исследования систем оседлости Стюарда Стрэвера, в которых он использовал анализы, основанные на образцах оседлости точно определенных регионов периода «вудлэнд» на территории нижней долины Иллинойс (Стрэвер, 1968). Стрэвер особенно выделил объяснение понятия, которое назвал «структурой сегментации (расчленения)» двух праисторических культурных систем, т.е. как материальных останков, отражающих способ эксплуатации своей биофизической среды объединенными общественными сегментами. Чтобы достичь этой цели, С. Стрэвер изучил структурную форму двух систем оседлости, пытаясь объяснить, какого рода материальные средства употреблялись праисториче- скими общинами в процессе эксплуатации, создания запасов пищи, а также пространственное соотношение и количество этих материальных средств.

Далее Стрэвер заметил, что в последних веках до н.э. исследуемая территория поддавалась экстенсивным культурным изменениям. Этот процесс касался заметного увеличения численности населения, развития комплекса обрядно-похоронной деятельности, а также процессов дифференциации, роста и насыщенности торговли и интеракции с другими культурными группами.

Комплекс этих явлений многие исследователи ассоциируют с возникновением культуры Хоупвэлл. Стрэвер пытал

ся найти ответ, на вопрос, почему эти перемены произошли именно в этом месте. Проблема заключалась в определении того, объединяло ли замеченные явления одно и то же время, а если да, то нужно было решить, какая модель тестированных системных изменений лучше объяснит доступные свидетельства.

Далее С. Стрэвер предположил, что экологические изменения были инициирующим фактором и что уровень, с которого по-разному размещенные группы «вудлэнд» эволюционировали к высшим степеням общественного развития, был тесно связан с изменениями в методах приспособления, через которые проходили эти группы.

Стратегия исследований Стрэвера касалась программы глубокого археологического изучения нижнего берега долины Иллинойс. Первым шагом было определение изменений, которые произошли в области использования ресурсов и в структуре организации оседлости и общества в промежутке времени от раннего (450—200 лет до н.э.) до среднего периода «вудлэнд» (200 до н.э. — 400 н.э.). Стрэвер определил, что конечная фаза раннего периода «вудлэнд» характеризовалась временным видом оседлости, часто меняющим место, которое, как кажется, концентрировалось на эксплуатации ресурсов и на сезонном собирательстве орехов на обрывистых берегах долины. Археологические данные не говорили, однако, о систематических сборах невозде- лываемого продукта питания, его сохранении или же о длительном проживании на одном месте.

Экзистенциально-оседленческие образцы со среднего периода «вудлэнд» представляли собой локальные селения на берегу долины вдоль ее края или же на пойменной территории и были тесно связаны с местами захоронений типа Хоупвелл. Населенные районы на берегу долины непрерывно эксплуатировались, а ресурсы, которые обусловливали снабжение, ограждались от внешнего мира. Необходимо отметить существование большого количества останков природных растительных плодов, костей оленя.

Это говорит о стабильной оседлости осенью, зимой и весной. Стрэвер называет эти разные образцы существования интенсивным накоплением ресурсов и считает их адаптацией, основанной на эксплуатации избранных, высокопродуктивных ресурсов пищи, характерных для определенных биотопов (региональных эко

логических общин), которые имеют четко обозначенное географическое расположение в границах лесной сферы на северо-востоке Соединенных Штатов. Локализация селений на крутых берегах прадолин может выражать определенные образцы существования: для селений, расположенных на таком месте, это был самый короткий путь ко всем минисредам, богатым природной пищей, которую можно было собирать. Населенные районы размещались на пойменной террасе, чтобы заниматься земледелием на территории, которая содержала необходимый ареал пригодной для возделывания почвы.

Новые формы существования, относящиеся к среднему периоду «вудлэнд», отличаются более высокой степенью экономической продуктивности и сопутствующим ей ростом плотности населения. Об этом можно судить по растущему числу и виду поселков. Также можно было ожидать, что экспансия человеческих популяций и организационные требования, применяемые ко все более интенсивному накоплению урожая, должны были привести к обозримым изменениям в общественной структуре. И в самом деле, растущая дифференциация захоронений типа Хоувелл свидетельствует о неравном доступе к благам и к их использованию. Возможно, это отражает различия в общественном положении. Захоронения в курганных гробницах особенно четко говорят об огромных затратах труда. Развитие торговли с дальними регионами сопровождалось импортом предметов роскоши. Огромное количество их сложено в курганах знаменитых и заслуженных людей.

С.              Стрэвер утверждает, что существенные культурные изменения в западном районе Великих озер пространственно ограничивались до средней и нижней долины Иллинойс, до центрального отрезка долины Миссисипи и до близлежащих территорий. Более четко это проявляется на территориях, где появляется несколько сортов высокоурожайных растений и множество видов животных.

Этот факт может объяснить, почему культурные изменения не произошли в данное время в любом другом месте.

Однако если взять экономическую производительность как первоначальное условие при описании культурных изменений, то необходимо рассмотреть, какие факторы могли послужить началом стремительного роста запасов урожая. С. Стрэвер не смог

точно определить, какого рода давление принудило к такому изменению. Поэтому он предостерегает, что «прогресс (развитие) в каждом регионе надо рассматривать в категориях изменений в целостном, тесно связанном со средой контексте культуры. Этот контекст включает целую сферу межкультурной интеракции, которая охватывает исследуемую группу. Поэтому при поисках объяснения внезапного ускорения культурных изменений в общинах, населяющих нижнюю долину Иллинойс в среднем периоде «вудлэнд», необходимо обратить внимание не только на оптимизирующие экологические условия, которые влияют на рост изобилия рыбы, уток и оленей, а также cheropodium и орехов, но и на немаловажные культурные изменения, которые происходили чуть раньше в Южном Огайо в заливе Плэйн. Интеракция с общинами, населяющими эти территории, могла стать причиной проникновения новых техник, ускоряющих и увеличивающих урожай».

Экологический подход является важным исследовательским направлением, особенно для тех археологов, которые заинтересованы в процессуальном объяснении вопросов. Выделяя интеракции людей, растений, животных, климата и топографии, можно построить результативные системные структуры, которые концентрировались бы на динамике взаимных отношений среды и культуры. Такая перспектива дает археологам возможность конструировать модели, которые можно проверить и на которых можно основать объяснение изменений в культуре.

<< | >>
Источник: Л. Тегако, Е. Кметинский. Антропология: учеб. пособие. — 2-е изд., испр. — М. : Новое знание. — 400 с.. 2008

Еще по теме Культурная экология:

  1. ЭКОЛОГИЯ КАК НАУКА
  2. 6.3. Методика преподавания тем по вопросам правовогорегулирования экологии и образования
  3. Культурология и культурная антропология.
  4. ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ЭКОЛОГИИ
  5. Глава II ЭКОЛОГИЯ
  6. Экология человека и другие дисциплины
  7. Культурная экология
  8. С. А. БАЛАКИН КОНЦЕПЦИЯ ХОЗЯЙСТВЕННО-КУЛЬТУРНОГО ТИПА (СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ ПРИМЕНЕНИЯ В АРХЕОЛОГИЧЕСКОМ ИССЛЕДОВАНИИ)
  9. Глава 9 Экология человека
  10. С.А. Федосеева Центр арктической археологии и палеоэкологии человека АНРС(Я), г. Якутск, Россия БИОКУЛЬТУРНАЯ АдАПТАЦИЯ ЧЕЛОВЕКА к экстремально холодным УСЛОВИЯМ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ
  11. Геоэкология и глобальная экология.