<<
>>

Культурные последствия экологических изменений

Сибирские народы оказываются более яркими, однако пассивными жертвами экологической катастрофы и глобального потепления. Разнообразные культурные последствия кризисной ситуации, которые они испытывают на собственной шкуре, выставляют их в более чем фотогеничной роли «детей с плаката», идеально подходящих для использования в качестве «харизматичных персонажей» в пиар- арсенале как борцов за сохранение природы, так и представителей «наступающей цивилизации».

Кампания, проводившаяся под эгидой ООН, объявившей 2008 г. Севера, подтвердила, что рост выбросов ме тана в тающей тундре наносит вред сибирякам и оказывает влияние на всех нас. Сибирякам никогда не нужно было обращаться к ученым, чтобы узнать, что их пищевые цепи более хрупкие, чем в южных регионах. Неисчезающие следы гусеничной техники и быстрая гибель лишайников - основной пищи северного оленя, - все это указывало на то, что приход на территорию русских шахтеров и энергетиков несет серьезные проблемы175. Коренные жители опасаются, что продолжающееся освоение и демографические изменения могут иметь серьезные культурные последствия, не говоря уже собственном выживании в перспективе.

Экологическое движение в Республике Саха делало первые шаги в 1987 г., в эпоху Горбачева, когда активисты встали на защиту от разработки священного болота на берегу Лены в Якутске. Первая удача породила такие национальные движения с говорящими названиями, как Кут сюр, что переводят как «Сердце - Душа - Разум - Тело», и Саха омук («Народ Саха»), Еще одно воплощение этих тенденций - роскошный Культурно-духовный центр, открытый в 2002 г. Называемый Арчы дъиэтэ, «Дом очищения», он построен фасадом на священное болото. Ключевым моментом национального возрождения и духовного единения саха являются ежегодные праздники летнего солнцестояния, проводимые на деревенском, городском и республиканском уровнях. В сотрудничестве с местными этнографами правительство республики объявило церемонию официальным праздником в 1993 г.

[См: Романова 1994, Balzer 2008: 95-110].

Представления саха о климатических изменениях опираются на несколько философских подходов к деликатному вопросу взаимоотношений человека и природы, основанных на синтезе тюркских и местных северных верований. Еще в 1991 г. Николай Игнатьев, старейшина саха с шаманским прошлым, объяснял мне: «Мы чувствуем, что происходят резкие изменения, меняется число хороших дней, магнитные силы космоса, условия, которые формируют циклоны». Петр Ильиахов, историк религии, в 2000 г. подтверждал, как динамически саха реагируют на современные проблемы, ища духовную связь с событиями в прошлом: «Все определяется Космосом, Природой [aiyylgha, содержащее корень aiyy, дух]... Существуют связи, специальные линии коммуникации, которые мы нарушили... Сколько ракет и прочего мусора мы отправили в Космос? Мы обстреливаем облака специальными самолетами, чтобы шел дождь. Мы сами создаем при чины климатических изменений и кризисов. Природа отвечает этими страшными разливами Лены» [1998 г.]176.

Столь же катастрофическими были разливы реки Яны в 2003 г. и недавнее таяние островов у Арктического побережья. Среди других наблюдаемых природных отклонений - мокрые весны, затрудняющие охоту, за которыми следует «жгучее летнее солнце, иссушающее пастбища», как мне объясняла бабушка - саха Екатерина Павлова из деревни Октемск в 2008 г. Согласно отчету активистов - саха 2009 г., республика потеряла почти половину поголовья животных за период 1990-2008 гг., особенно оленей, а также 40 % лошадей. Даже если эти данные преувеличены, разрушительные последствия для традиционного образа жизни все же колоссальны177. Подобные потери подрывают устои, на которых держатся местные языки, религиозные практики и верования.

Интересы экологии и культуры объединяются более продуктивно в великолепной республиканской сети природоохранных зон: 2

крупных заповедника федерального уровня, 5 национальных парков, 78 заказников, а также множество охраняемых объектов местного значения (включая небольшие уединенные священные рощи)178.

Например, резерват Кыталык («журавль»), созданный на местном уровне в 1994 г. и получивший республиканский статус в 1996 г. Расположенный в Аллаиховском улусе в Яно-Индигирском регионе в бассейне реки Хромы, он охватывает 25 985,95 кв. км субарктической тундры, болот и зоны вечной мерзлоты. Там обитает множество видов, прежде всего сибирский журавль-стерх, дикий северный олень, соболь, горностай, лиса и редкий мускусный овцебык. Его основатель, Иван Дьячковский, известен под прозвищем Кыталык Уйбаан (Иван). В 2007 г. он обратил внимание на глобальные проблемы, стоящие перед Дальним Востоком: «Посмотрите, откуда к нам прилетают перелетные журавли, которые летят с юга, из Китая. В Китае они гнездятся как раз в районе катастрофической Плотины Трех Ущелий. Это место страшных последствий индустриализации, возникновения искусственных болот и еще того хуже»179.

Министерство охраны природы («Ytyk Kere Sirer») решает неподъемную задачу мониторинга экологического ущерба и планирования новых заповедников в Саха в условиях колоссального давления освоителей республиканских территорий. Министр саха Владимир Афанасьевич Григорьев поддержал новую программу, направленную на то, чтобы выявить и поставить под охрану закона как можно больше традиционных священных мест республики. В 2008 г. в Якутске была проведена важная конференция «Священные места Саха: изучение, охрана и использование», на которую были приглашены специалисты и активисты из других регионов. Священные места часто держатся в секрете, - это роскошь, которую коренным жителям Сибири, как и других районов Крайнего Севера, все труднее себе позволить в свете растущей конкуренции за их земли и возможных судебных дел. Священные места находятся под угрозой во многих регионах Сибири, как отмечает Ольга Мурашко: «Теперь, основываясь на нормах Земельного кодекса РФ, представителям АКМНСС и ДВ говорят, что коренные народы должны арендовать (!) родовые оленьи пастбища, промысловые угодья, которые они использовали и сберегали для потомков столетиями, и значит в том числе, свои священные места, погребальные урочища, на условиях конкурсов - это звучит кощунственно и противоречит всем международным принципам и нормам»180.

Коренные народы Севера осознают последствия потери традиционных средств существования, когда младшие поколения будут вынуждены жить во все укрупняющихся городах и деревнях. Хотя многие стремятся стать горожанами, однако они понимают, что если исчезнет образ жизни дедушек и бабушек, их возможности также уменьшатся. Таков контекст, в котором создается программа Республики Саха по сохранению священных территорий, поддержке общин и культурному возрождению. В целом, по всему Северу многие считают свои народные знания о землепользовании, представления об экологии и климатических изменениях достаточно ценными, чтобы объединить их с более широким научным контекстом. Все эти знания в комплексе интерактивно ускорили вовлеченность коренных жителей. Как часто сторонние наблюдатели пользовались романтическими стереотипами о «первобытных» или «традиционных» обществах, ограждая лидеров коренных народов от высокотехнологичных коммуникаций и участия в политике. Однако в Сибири один из самых высоких уровней распространения Интернета в России, и саха создают сайт Википедии на языке саха181. Многие намерены пользоваться информационными ресурсами максимально интерактивно и эффективно.

<< | >>
Источник: Э. Гучинова, Г. Комарова. Антропология социальных перемен. Исследования по социальнокультурной антропологии : сборник ст. - М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). 2011

Еще по теме Культурные последствия экологических изменений:

  1. ПРЕОБРАЗОВАНИЕ ПОПУЛЯЦИЙ. ГОМЕОСТАТИЧЕСКОЕ ИЗМЕНЕНИЕ СТРУКТУРЫ ПОПУЛЯЦИЙ И МИКРОЭВОЛЮЦИЯ
  2. Н. Е. Захарова ДУХОВНО-КУЛЬТУРНЫЕ И НАУЧНО-РАЦИОНАЛЬНЫЕ КРИТЕРИИ социоприродной ЦЕЛОСТНОСТИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БЫТИЯ: ЕДИНСТВО АКСИОЛОГИИ
  3. ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ПОЛИТИКИ СОВРЕМЕННЫХ ГОСУДАРСТВ Н.А. Лазаревич
  4. М. М. Балзер ГОРЯЧИЕ ТЕМЫ, ХОЛОДНЫЕ РЕАЛЬНОСТИ И СЕВЕРНЫЕ НАРОДЫ
  5. Культурные последствия экологических изменений
  6. ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ
  7. Глава 3 ИСТОРИЧЕСКИЕ КОРНИ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ
  8. Глава 6 КОНФЛИКТ КАК БАЗА ЭКОЛОГИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ
  9. Глава 11 ВИДЫ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ
  10. ГЛАВА 13 ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ И СОВРЕМЕННЫЕ ГОРОДА
  11. Глава 16 ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ПОВЕДЕНИЕ
  12. Г л а в а 21 ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ И ГЕОЭКОЛОГИЯ
  13. СОЦИАЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО ПРОГРЕССА
  14. Состав итоговых материалов экологической оценки. Форма представления
  15. Федеральные экологические программы
  16. §1. Философско-культурологические и психолого-педагогические основания развития экологической культуры студентов гуманитарного вуза
  17. Приложение 11 Рабочая программа курса повышения квалификации «Экологическая компетентность личности в профессиональной педагогической деятельности» (в сокращенном варианте)
  18. 3.2 Виды мониторинга: глобальный, региональный, национальный, локальный, медико-экологический, биологический, радиационный
  19. 2.1.2. Методика изучения и оценка экологических последствий промышленного развития в специальной экономической энергетической зоны Парс.
  20. 3.4. Поведение социокультурных систем и межкультурные коммуникации