<<
>>

Литературная смесь

Сексуальность мохавов и воспитание детей. Статьи о мохавах писались как главы книги, для которой я не нашел издателя. Следует иметь в виду, что они были написаны в 1930–1940 годы. Многие из затронутых в них проблем рассматриваются с точки зрения «культуры и личности»; почти во всех используется психоаналитический подход.
В те времена оба подхода были новы, и я убежден, что оживление этих подходов крайне необходимо в чрезмерно интеллектуа-лизированной атмосфере нынешней антропологии. Моя статья о гомосексуальности мохавов (Devereux, 1937) остается до сих пор самым полным описанием гомосексуальности в племенном обществе; она переиздавалась, переводилась, цитировалась. Леви-Стросс в книге о родстве цитировал мое понимание инцеста (Devereux, 1939): инцест походит на жадность, виновный в нем исключается из племенных взаимоотношений. Исследование близнецов (De-vereux, 1941) обнаружило, что бок о бок с часто описывае- Дж.Деверо. О работах Джорджа Деверо 161 мыми убеждениями, превозносящими близнецов, существует и группа обвинительных установок по отношению к ним. Такая двойственность неизбежно возникает в культуре, чрезмерно акцентирующей какое-то убеждение или установку (Devereux, 1970). В работе по детоубийству у моха-вов (Devereux, 1948) описана традиция поедания своих детей (во времена, предшествовавшие случайному открытию сельского хозяйства); конечно, описание традиции не доказывает, что в давние времена ей действительно следовали. Только из статьи Делла Гимза (Hymes, 1961) я узнал, что моя статья о голосовых и речевых манерах мохавов (Devereux, 1949 b) поднимала «проблему, до этого упускавшуюся из вида», а статья о богохульстве мохавов (Devereux, 1951 b) «имела важное значение для лингвистики». Я также показал, что мохавы отождествляют женские кровотечения в пубертате, при дефлорации и деторождении (Devereux, 1950). Противореча современной теории, я показал, что латентный период — это продукт культуры, а не результат палеопсихологической детерминации.
Парапсихология. Изучение так называемых парапси-хологических явлений сейчас, кажется, получает признание в качестве законного направления антропологических усилий и, несомненно, вскоре будет претендовать на то, чтобы стать ветвью психологической антропологии. В ряде статей, опубликованных недавно организованной группой парапсихологических антропологов, обо мне говорят как о «предвестнике», поскольку я прежде провел некоторую работу по данной тематике (Devereux, 1953 a). Но мое отношение к парапсихологии было и остается абсолютно скептическим. В частности, я утверждал, что два случая, «объединенных в пару» на основе «видимости» (например, пророческий сон и его «реализация»), нельзя логически соединять, пока между ними не установлена ясная связь. <...> «Парапсихологические» случаи в психоаналитических сессиях должны (в рамках компетенции аналитика) рассматриваться в единственном качестве — как вводящее в заблуждение сопротивление. Их «парапсихологическое измерение» (если оно вообще есть) не касается аналитика как терапевта. Замечу, что до изобретения Фрейдом «первичного инстинкта смерти» (который многие приверженцы классического анализа, включая меня, считают ненужным) и 162 Предмет психологической антропологии сам Фрейд, и другие аналитики скептически относились к парапсихологии. После введения этого спекулятивного понятия многие аналитики приобрели убежденность в реальности таких явлений. Я считаю, что эти изменения во взглядах являются частью беспокоящей тенденции ко все большему загрязнению научного психоанализа сомнительной философией. Короче говоря, именно потому, что мое отношение к якобы парапсихологическим случаям было и остается скептическим, я не могу согласиться с утверждением (высказанным с добрыми намерениями), что я — предвестник па-рапсихологической антропологии. Клинические статьи. Мои многочисленные клинические статьи отличаются от обычных психоаналитически-антропологических статей. В них я подчеркиваю не вклад психоанализа в понимание антропологических данных, а, совершенно наоборот, пользу антропологических знаний для интерпретации клинических данных. Я написал также некоторые пионерские работы (Devereux, 1944; 1949 a) по проблеме терапевтической приспособленности в той разновидности общества, которая возникает в психиатрических больницах.
<< | >>
Источник: А.А.Белик. Личность, культура, этнос: современная психологи-Б 66 ческая антропология /Смысл. — 555 с.. 2001

Еще по теме Литературная смесь:

  1. Теория литературной эволюции
  2. IV
  3. 1 ЛИТЕРАТУРНЫЙ ОБЗОР
  4. СОНЕТ В ПОЭЗИИ ДАЛЬНЕВОСТОЧНОЙ ЭМИГРАЦИИ СКВОЗЬ ПРИЗМУ ЛИТЕРАТУРНЫХ ТРАДИЦИЙ *
  5. Глава 13. ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ И ГОСУДАРЬ ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ
  6. «МИР БОЖИЙ»
  7. Социокультурные условия формирования Страхова как самобытного мыслителя
  8. Литературная смесь
  9. ЗА СТОЛОМ У РИМЛЯНИНА
  10. I. Проблема языка в свете типологии культуры. Бобров и Макаров как участники языковой полемики
  11. Комментарий
  12. ИССЛЕДОВАНИЯ
  13. 1. 5. Литературные способности
  14. Рим и Египет
  15. Литературные мечтания
  16. Арго. Жаргон. Молодежный сленг
  17. Выбросы
  18. ЛЕКЦИЯ 5 НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРОЦЕССА ПРИГОТОВЛЕНИЯ МЯСНЫХ ЭМУЛЬСИЙ
  19. §1. Развитие нижегородской периодической печати в период с 1838 по 1917 гг.