<<
>>

9. Миф и метафора в тексте традиционной культуры. Обобщения

Развивая наш дискурс о мифе, мы можем теперь определенно утверждать: текст традиционной культуры действительно является мифометафорическим текстом. В этом тексте метафора символизирует и оформляет эвентуальный ряд культуры, передающейся в мифоматрице как слитное сцепление событий веры, знания и ценностей.
С точки зрения единичного сознания эта слитная метафорика выступает как познавательный веровательно-ценностный и знанческий комплекс. Человек, будучи праксеологическим субъектом, ориентируется в мире вещей и событий постольку, поскольку он верит, знает и оценивает. Так поступает, конечно, не только традиционный, но и любой современный человек. Мы с вами действуем таким же образом потому, что полагаем что-то как ценностное знание и верим в это полагание. Арджуна в нашей "Гите" перестал действовать, перестал выполнять свои кармы потому, что разуверился в поведенческой норме образцового воина. Он перестал положительно оценивать свой долг нормативного кшатрия и, что характерно, утратил понимание того, что ему необходимо делать. "Что делать?" — спрашивает он у Кришны. Каждый человек, который разуверился, находится в смятении от того, что не знает, что нужно делать, задает этот вопрос. === 186 === Значения мифа и метафоры в тексте Помимо своего обычного значения конкретного вопроса о конкретных действиях это вопрошание имеет и сакрально-мифологический коннотат. Как вы знаете, с этого вопроса начался современный период русской истории, принесший России невиданные страдания, катастрофы, падение в моральную пропасть. Положенный в начало этого периода вопрос "что делать?" означал потерю традиционных мифологических ориентиров целыми поколениями образованных людей в России. Необходимо подчеркнуть, что, совершая поступки, мы всегда полагаем что-то как ценностное знание и верим в это полагание, т. е. всегда полагаем что-то в мифе. Я, продолжая лекцию, полагаю, что я ее закончу. Я полагаю, что вы меня понимаете, и т. д. Куда я это "полагаю"? Я "полагаю" это в миф. Я верю в то, что я знаю, и это представляет для меня ценность. Можно сказать и так: я верю в ценность того, что я знаю. Из-за моей способности верить, знать и ценить происходят эти события, эти полагания, которые становятся действительными в тексте. В тексте традиционной культуры они удерживаются понимающей метафорой как формой традиционного текста. С этой точки зрения суждение "я — человек" уже, как это ни покажется странным, представляет собой мифометафорический текст. Его смысл с учетом того, что сказано выше, можно развернуть таким образом: я верю в то, что я живу как человек, я знаю то, что я живу как человек, я ценю то, что я живу как человек. "Жить как человек" — это понимающая метафора. Она включает многообразие коннотаций культуры, которые по существу и есть человеческая жизнь. Причем смысл этого мифометафорического текста может меняться существенным образом "внутри" того же текста в зависимости от того, что человек имеет в виду, с какой внутренней интонацией он это говорит. Можно сказать: "Я — человек" с оптимистической интонацией, т. е. зная, будучи уверенным в том, что я живу как нормальный, преуспевающий, всем довольный человек. Можно сказать то же самое с грустной интонацией, и это будет означать: я не верю в то, что я живу нормально; моя жизнь тяжела, и я не знаю, ради чего стоит жить. Такое высказывание может быть === 187 === началом трагического сюжета о крахе или, наоборот, о возрождении личности; началом рассказа о жизни человеческой общности, класса, нации или целой страны.
И все это в "свернутом" виде может находиться в крохотном мифометафорическом тексте "я — человек". При этом я вовсе не утверждаю, что интерпретация суждения "я — человек" как мифометафорического текста единственно возможная. Это одна из возможных интерпретаций, которую мы можем включить в полисемию данного высказывания (вспомним Рикера). Она позволяет прояснить понимание мифа для нашего дискурса. Миф, как и метафора, проявляет себя в самой неожиданной ситуации. Миф может быть и точечным единством веры-знания-ценности для конкретного события конкретного дня человеческой жизни, как в нашем примере с чашкой кофе. И миф может быть единством веры, знания и ценностей целой культуры, как в нашем примере с законом кармы, позволяющем сохранять и передавать дух саттвы. Как мы уже говорили выше, принося жертву, идеальный деятель мифа, выступающий в текстуальности мифа как его конкретный протагонист, — Кришна, Арджуна, или, например Рама — устанавливает размерность бытия культуры, порядок ее долженствований, иерархию ее космоса. При этом имеются в виду не только трансцендентные или эзотерические события мифа, но и самые обычные и вместе с тем необходимые события, действия, поступки, создающие в мире порядок самого порядка, законы самих законов. Я хочу подчеркнуть, что любой человек действует в соответствии с тем мифом, в котором он живет как человек. Вот эта совокупность мифов в мире культуры и создает реально действующий порядок и реально действующие законы. Вы прекрасно знаете, что в реальной жизни действуют не совсем те или совсем не те законы, которые декларированы официально. "По жизни", как сейчас говорят, действует некая совокупность официально объявленного порядка и порядка, сложившегося стихийно. К тем примерам ложных высказываний, оценок и самооценок, которые приводились выше, я могу добавить, что лжец, мошенник, проститутка, убийца, поступая скверно, отвратительно, развратно, бесчеловечно, достаточно искренне счита- === 188 === ют себя неплохими людьми, вынужденными поступать плохо в силу ряда обстоятельств. В чем причина этой моральной слепоты? В социальной действительности? В пороках воспитания? В причинах душевного склада? Безусловно, и в этом тоже, но не только в этом. Трагедия сообщества людей состоит в том, что любой человек действует в соответствии с тем мифом, в котором он живет. Другими словами, в мифе человек всегда действует по совести. Как это понимать? И плохие, и хорошие люди действуют в соответствии с вестью, полученной от мифа. Человек как родовое существо является разумно-духовным существом всегда, но его разум и дух определяются мифом, символически оформляющим традиционный веровательный, знанческий и ценностный комплекс познающего субъекта. Существуя в мифе, человек живет по той духовно-разумной вести, которую он получает от мифа. Совершая свои действия разумно и духовно, человек сообразует их с теми знанием, ценностью и верой, которые дает ему миф. В этом заключен не только трагический, но и оптимистический момент человеческой общежительности, так как из мифа могут быть почерпнуты величайшие достижения духа.
<< | >>
Источник: В.В. МЕЛИКОВ. ВВЕДЕНИЕ В ТЕКСТОЛОГИЮ ТРАДИЦИОННЫХ КУЛЬТУР (на примере "Бхагавадгиты" и других индийских текстов). 1999

Еще по теме 9. Миф и метафора в тексте традиционной культуры. Обобщения:

  1. В.В. МЕЛИКОВ. ВВЕДЕНИЕ В ТЕКСТОЛОГИЮ ТРАДИЦИОННЫХ КУЛЬТУР (на примере "Бхагавадгиты" и других индийских текстов), 1999
  2. ФИЛАТОВ Кирилл Сергеевич. Метафора как способ развертывания журналистского текста, 2015
  3. ЛЕКЦИЯ 4. ТРАДИЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО: ПЕРВОБЫТНАЯ КУЛЬТУРА И КУЛЬТУРА ДРЕВНЕГО ВОСТОКА
  4. А. И. Кузнецова Представления о СУДЬБЕ в традиционных культурах Сибири: ЖЕНСКИЕ ОБРАЗЫ, ОЛИЦЕТВОРЯЮЩИЕ СУДЬБУ (НА ПРИМЕРЕ ОБСКО-УГОРСКИХ И САМОДИЙСКИХ КУЛЬТУР
  5. ТРАДИЦИОННЫЕ КУЛЬТУРЫ НАРОДОВ АФРИКИ. ЭТНОГРАФИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
  6. Глава 2 Миф о харизматическом лидерстве Культура личности сто лет спустя
  7. буддииская космология и традиционная китаИская культура
  8. ТРАДИЦИОННАЯ КУЛЬТУРА ОХОТНИКОВ-СОБИРАТЕЛЕЙ БУШМЕНОВ
  9. ТРАДИЦИОННЫЕ ЭТНИЧЕСКИЕ КУЛЬТУРЫ В СОВРЕМЕННОЙ АФРИКЕ: ТОЛЬКО ЛИ ПРОШЛОЕ?
  10. 6. Саморазвивающаяся культура и текст
  11. Этническая идентичность — анализ психологии современных и традиционных культур