<<
>>

«Мифологический» человек (герой)

Как уже было показано (см. 1.1), историческое движение мифологии от хтонизма к олимпизму, что также соответствует движению от нижнего (земного) мира к верхнему (небесному и божественному): jc$ "OXvjxxos ->ovpavos, - сопровождалось в антропологическом плане переходом от частичного человека хтонической мифологии, рассказывающей о нем лишь в виде отдельных его сторон, к целостному человеку олимпийской, что и нашло свое выражение в образах людей эпической литературы.

Таким путем шло и наше рассмотрение антропологической тематики в указанном параграфе: от изображения отдельных проявлений и состояний человека к изображению самого человека.

Люди, описываемые в «эпической» мифологии, а именно герои - по каковой причине олимпийская мифология еще называется «героической» - это и есть собственно люди мифологии, «мифологические» люди43. Но у нас понятие «“мифологический” человек» будет включать не одних только героев в узком смысле, но всех тех людей, о которых рассказывает эпос как о живших в стародавние, сказочные времена, в «мифическое» время; всех тех людей, что жили до нынешних поколений, современных эпическим поэтам, и были предками последних. Это важный признак героя: их деяния по определению принадлежат минувшему прошлому, времени, которое никогда не является историческим. Л. Жерне приводит известный исторический пример: канонизация новых героев в Дельфах в конце V века до н. э. сопровождалась заявлениями, что это «последний» герой (см.: [Gemet, р. 18-19]). Следовательно, в число «мифологических» людей войдут кроме героев Гомера те поколения (без железного), о которых повествуют Гесиод и орфики. Эго — золотое поколение (jcpvatov yivos), затем поколения из серебра и меди, наконец, род героев-полубогов (r/pwwv StlOV yivos, yji&eoi) [Раб., 109-110, 127-128, 143-144, 157-159]. Из рассказа Орфея о трех поколениях - это золотой род, созданный Фанесом, и серебряный, который был в царствование Крона [К, fr.

140]. К числу «мифологических» людей следует отнести Пандору и ее детей Девкалиона и Пирру. JI. Жерне описывает исторические основания появления понятия героя. По его мнению, в разнообразии типов героев (архегет, правитель, воин, законодатель, основатель города и т. п.) представлены различные уровни мышления и моменты истории (см.: [Gemet, р. 18,20-21]).

Первым существенным признаком «мифологических» людей является их самое тесное, непосредственное общение, связь с миром богов. Напомним, что родословная таких людей восходит к тому или иному богу, их предку. Сами они вступают в интимные связи с богами, отношения их с богами самые прямые, независимые, чуть ли не на равных, доходящие до проявлений богоборчества. «Боги с людьми препирались», сообщает Гесиод [Тео., 535-536]. Люди могут сражаться с богами. Как известно, Одиссей «обуздал (bajir/vai)» бога Протея [Од., IV, 397]. Вообще, следует подчеркнуть личное общение конкретных людей с конкретными богами как отличительный момент мифологической антропологии.

Другим основным признаком «мифологических» людей является их превосходство над обычными (нынешними, современными поэту) людьми, которое проявляется в том, что они по своим качествам близки богам, вследствие чего становятся идеалом для последующих поколений. Герои располагаются между богами и людьми, так что именно к ним по праву относятся эпитеты «боговидный» (Seoeibys) и «богоравный» (dvriSeos), например к Одиссею (bios), к Александру, Тезею, Сарпедону [Ил., ІП, 58; Од., V, 486; Щит, 182; Homeri et Hesiodi Certamen’, 117]. Превосходство героя над прочими людьми выражается в его определении avrjp ayaSos (aptaros) (см.: [Шталь, с. 89]).

Мифологического героя выделяют среди прочих людей прежде всего телесный облик, порода (породистость) (ф&т)), вид и осанка (eiSos т*

Она «изливает прелесть» на плечи и голову Одиссея, делает его выше и полнее [Од., VIII, 18-23]. Также и Пенелопу делает выше и полнее, телу (коже) придает белизну «полированной кости слоновой» [Там же, XVIII, 195—196]. О понимании телесной красоты говорит и то, что внешность борца считалась благороднее внешности торговца [Там же, VIII, 151-164]. В совокупности названных телесных и духовных качеств Р. В. Гордезиани видит общую характеристику человека эпоса (см.: [Гордезиани, с. 292]). При сравнении Хрисеи- ды с Клитемнестрой во внимание принимаются «прелесть вида» (bi/ias- стать, представительность), «приятство» ($>vr)v- внешность), ум (ppevas) и дела (еруа) [Ил., I, 111-115]. Уже было упомянуто, что Ментор отличается статью и «вразумительной речью».

Соединение таких качеств делает героя человеком гармонически развитым в отношении физических и духовных сил, достигающих высокой степени совершенства. У людей золотого поколения спокойный и ясный дух (axrjbes Bv/ios), сильные руки и ноги [Раб., 112, 114]. Герои, как правило, «сверхмужественны (vxipSvjios)»(о Сарпедоне) [Cert., 117]. Их отличаетaptri), которая в языке эпоса означала силу, мужество, мужественную храбрость (см.: [Jaeger, р. 82]).

И. В. Шталь обращает внимание на две главные способности героя: способности воина и советника (см.: [Шталь, с. 91]). Целью воспитания Ахилла было приобретение этих основных качеств героя: «Был бы в речах ты вития v рцтт)р) и делатель дел (ярцнгцра

tpyoov)» [Ил., XI, 443]. Кроме того, Ахиллу советуют быть не только храбрым, но еще и милостивым, ибо и боги умолимы [Там же, IX, 495 сл.]. По сути дела, тут намечен тот идеал человека, о котором впоследствии непрестанно говорила вся Античность.

В связи с соединением в герое нескольких достоинств обратимся к эпитету «боговидный». Он указывает на человека красивого, благородного, «породистого» вида, что следует из характеристики Париса [Ил., III, 30,39,43-45]. Однако Гектор упрекает его в отсутствии храбрости, соответствующей его красоте.

Значит, подлинная боговидность (иначе - подлинная красота) требует обязательного сочетания с другими достоинствами, с доблестью, например, или, точнее, красивая наружность должна соответствовать благородной внутренней (духовно-нравственной) сущности человека. Пиндар пишет: «Его добродетель (apnav) не ниже телесной красоты (А. Ф. Лосев, рассматривая божество эпоса как общее (см.: [Лосев, 1963, с. 201]).

И здесь надо указать, что человек, конечно, не может сравниться с богом. В мифологии это выражается таким образом, что герой, в отличие от всесовершенных богов, выделяется среди прочих людей только одним каким-то совершенством: «Смертному в каждом деянии бьггь невозможно отличным» (букв.: «никогда еще не было, чтобы рождался муж, искусный во всех делах») [Ил., ХХПІ, 669- 671]. Еще пример: «Нет, совокупно всего не стяжать одному (avros) человеку / Бог одного наделяет способностью к брани, другому Зевс, промыслитель, в перси разум влагает» [Там же, XIII, 729-731]. Следовательно, человеческий идеал (герой) в сравнении с божеством (с божественным идеалом) характеризуется превосходством в одном каком-то качестве (см.: [Шталь, с. 178]). Человек обладает чертами идеала (бога), если он является «наилучшим (apieros, xavaptaros)» в каком-то своем деле: один - в морском, другой - в рассуждениях [Раб., 293-295; Cert., 103]. «Боги не всех равно наделяют своими дарами, / Разумом, ростом высоким, искусством приятного слова; / Внешностью, видом иной привлечь внимания не может, / Но красноречием боги его наделяют, и смотрят / Все на него с восхищением: уверенно он и приятно / Речь на собраниях держит» [Од., VIII, 167—172].

Сходным образом и Гесиод пишет о человеке, который выделяется среди присутствующих красноречием [Тео., 83-97].

Но как бы то ни было, наделение человека-героя одним выдающимся свойством делает его ущербным, одностронним по отношению к другим людям, обладающим отсутствующими у него достоинствами. Интересный пример в этом отношении—характеристика Агамемнона: «Дар лишь единый тебе даровал хитроумный Кронион: / Скипетром власти славиться дал он тебе перед всеми; / Твердости ж не дал, в шторой верховная власть человека!» [Ил., IX, 37-39]. Буквальный перевод первой строки - «Тебе (лишь) половину (biavbipa) дал Зевс» - лучше проясняет дело: Агамемнон только наполовину имеет качества властителя. Вернее, ему дано не более чем внешнее власти - слава, но он не получил ее существенной стороны - твердости.

«Одномерность» героя восполняется тем, что он образует тесную дружескую с вяз к}', пару с другим человеком, имеющим недостающее ему качество. И. В. Шталь описывает это как эпическое двойничество, которое означает наличие у людей противоположных качеств, лишь в совокупности составляющих единое целое. Такова пара Ахилл-воин и Патрокл-советник, создающая эпическое двойничество (см.: [Шталь, с. 185]). Такая двуединость «мифологических» людей также составляет их особенный признак, который можно возвести к Диоскурам.

Что же касается духовно-нравственного облика «мифологического» человека-героя, то эпос подходит к нему с позиций указанного антипсихологизма, что означает сведение духовно-нравственного к физическому (телесному) и подавление сознания (рефлексии) эмоциями (см.: [Лосев, 1960, с. 176-179]). Эпические понятия типа «лучший», «храбрый» и т. п. в большей мере связаны с благородством происхождения и физической силой, чем с моральным сознанием человека, выражаемом категориями совести, долга, обязанности и др.

В. Н. Ярхо замечает, что apiuroi - это люди, выдающиеся своей силой и храбростью (см.: [Ярхо, 1962, с. 20-21,26]). «Нравственный» человек Гомера - это красивый, сильный, умный человек, а вовсе не правдивый, воздержанный, справедливый, ибо правдивость не получает достойной оценки (награды), а хитрость, нечестность, несправедливость, распущенность не отрицаются.

Да ведь таковы и боги эпоса!

Действиями человека руководят инстинкты и эмоции, а не нравственное сознание. Ахилл вступает в бой после гибели Пат- рокла не потому, что осознал ошибочность своего поведения, но из чувства мести (см.: [Ярхо, 1962, с. 14]). Мифологическая антропология обходится человеком, лишенным духовно-нравственной жизни в собственном смысле слова. «Мифологическому» человеку чужды какие-либо особенные и глубокие размышления и раздумья (рефлексия) о своих душевных состояниях и поступках.

Мы описали человека «эпической», олимпийской мифологии. Но в ней же оставались воззрения на человека, несущие в себе черты хтонизма. Мы имеем в виду людей, являющих собой тип антигероя, его антиподов - ащр кaxos. К этому виду относятся серебряное и другие поколения Гесиода. Их представители отличались не только невзрачным или страшным обликом, но и не имели ума, были безрассудны, преступно наглы и дерзки (оирраЫг), vfipis, draa3-aXos) [Раб., 127-155,174-201]. Таков же и известный Терсит [Ил., И, 212-277J44.

Основоположения, а также некоторые детали мифологического понимания человека, которые мы обрисовали согласно своему разумению, ясно показывают, что оно есть прямое продолжение общих положений мифологии, причем, подчеркнем это обстоятельство, преимущественно хтонической мифологии. Поэтому мифологическую антропологию можно именовать хтонической антропологией. В мифологии человек и боги образуют единую кровнородственную общину. Проявления человеческого организма (тела) и его внутреннего мира (психики), его жизнедеятельность превращаются в самостоятельные живые существа (анимизируюгся и персонифицируются) и также образуют единую семью. Сам же человек оказывается в полной зависимости и абсолютной подчиненности у этого мира его же собственных жизненных проявлений. Таким образом, единение человеческого с божественным приводит к тому, что человек теряет себя как самостоятельное существо. 1.3.

<< | >>
Источник: Звиревич В. Т.. Античная антропология: от героя-полубога до «человечного человека»/В.Т. Звиревич ; [науч.ред.С.П.Пургин].-Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та. - 244 с.. 2011

Еще по теме «Мифологический» человек (герой):

  1. ГЛАВА VII РАСПРОСТРАНЕНИЕ В КАЗАХСТАНЕ РЕЛИГИОЗНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ КЛЕРИКАЛИЗМ, МИСТИЦИЗМ И ИХ РАЗНОВИДНОСТИ (КАШИМОВ, ШАКАРИМ, КОПЕЕВ)
  2. УКАЗАТЕЛЬ МИФОЛОГИЧЕСКИХ И ЛИТЕРАТУРНЫХ ПЕРСОНАЖЕЙ
  3. УКАЗАТЕЛЬ МИФОЛОГИЧЕСКИХ ИМЕН И ЛИТЕРАТУРНЫХ ПЕРСОНАЖЕЙ
  4. 8.5.Анализ культурной мифологии медиатекстов на занятиях в студенческой аудитории
  5. ЖИЗНЬ История поисков смысла жизни
  6. Божественное рождение человека
  7. «Мифологический» человек (герой)
  8. 2.1. РОЛЬ И МЕСТО УСТНОГО НАРОДНОГО ТВОРЧЕСТВА В КУЛЬТУРНО-ЭТНИЧЕСКОМ СТАНОВЛЕНИИ ЛИЧНОСТИ
  9. Глава 18 СПОСОБЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ
  10. § 2. Мифологическое мировоззрение
  11. ЧЕЛОВЕК КАК ПРЕДМЕТ ФИЛОСОФСКОГО АНАЛИЗА
  12. ГЛАВА 6.1. ВОЗРОЖДЕНИЕ
  13. Глава 11 ЛИЧНОСТЬ И СВОБОДА
- Альтернативная история - Антропология - Археология - Всемирная история - Древняя Русь - Загадки древних цивилизаций - Историография - История древнего мира - История Европы и Америки - История Латинской Америки - История науки и техники - История России - История советской России - История средних веков - История стран Азии и Африки - История Украины - Мемуары военных - Музееведение, консервация и реставрация - Научно-популярная история - Нумизматика - Этнография и этнология -
- Абитуриентам и школьникам - Бизнес-литература - География - Гуманитарные дисциплины - Для школьников и абитуриентов - Журналистика и СМИ - Исторические науки и археология - Конфликтология - Культурология - Литература по недвижимости - Медицинская литература - Менеджмент и маркетинг - Политология - Право - Психология и педагогика - Публицистика - Студентам и аспирантам - Технические науки - Физика - Физическая культура и спорт - Философские науки - Философы - Экология и природопользование - Экономика - Языки и языкознание -