<<
>>

Народ или страна?

Самоназвание армян hay зафиксировано в самых первых письменных источниках на армянском языке и явно отражает положение, устоявшееся задолго до маштоцевского времени, а не является нововведением.

Здесь нас интересует не происхождение этого этнонима48, а то, что в V в. он существовал, а не был введен раннесредневековыми создателями армянской нации. Другое дело, что с появлением письма был «канонизирован» предок армян Наук: по Мовсесу Хоренаци, страна получила свое название Наук’ (мн. число слова hay, понимаемое одновременно как «армяне» и «Армения») по имени первопредка Наук-а (Хоренаци 1990: 23). Я не берусь здесь обсуждать, когда именно появился этот эпоним, но очевидно, что намного позже слова hay, как это часто происходит с самоназваниями древних народов; обратная (мифологическая) последовательность предок > народ, по- видимому, более современное явление. Из близких к нашему времени примеров ср. хотя бы американцев, получивших свое (само)название от страны обитания, а та в свою очередь от «кабинетного предка» Аме- риго Веспуччи, который «отнял» это право у «предка-открывателя» Христофора Колумба49.

Самое древнее толкование самоназвания армян hay и Армении Hayk’ возводится, как уже говорилось, к имени первопредка Hayk, что и сегодня многими воспринимается как историческая данность - в ненаучных и научных работах, подсчетах точного времени поединка Наук-а со своим противником Белом [Мег haght'anaknera: 4-11] и даже в недавнем национально-политическом намерении официально отмечать день победы Наук-а над Белом в виде праздника армянской идентичности. Лингвистическое возражение переводчика Хоренаци на английский язык Р. Томсона против образования формы Hayk’ из Hayk [Khorenats’i 1978: 88, примеч. 6]50 также можно отнести к буквальному пониманию раннесредневекового текста, в данном случае в виде лингвистического дополнения к его агрессивно негативному отношению к Хоренаци и его сочинению51.

Итак, самоназвание армян не было сформировано раннесредневековыми конструктивистами, как это нередко бывает с конструктивистами нового времени52. Впрочем, я далек от мысли, что создатели раннеармянской нации, которых я условно называю здесь раннесредневековыми конструктивистами, создавали все с нуля. Я говорю

о некоем качественном скачке, который возможен лишь при наличии достаточно готового к такому скачку материала. Мы это увидели уже на примере языка. Теперь к общим характеристикам армянского сообщества, свидетельствующим о достаточной степени гомогенности, добавляется также общее самоназвание, имевшееся еще до реформ V

в. Но здесь я хочу остановиться на другом качестве самоназвания,

о чем мы уже отчасти говорили. Тот же Р. Томсон перевел заглавие сочинения Мовсеса Хоренаци Patmut’iwn Hayots как «History of the Armenians», т. e. «История армян», в то время как переводчики на русский язык предпочитают вариант «История Армении» [Хоренаци 1983; Хоренаци 1990]53. Оба перевода допустимы с грамматической точки зрения: Hahots является родительным падежом слова Hayk’, которое, как мы уже говорили, понималось и как «армяне» и как «Армения». Иными словами, в названии сочинения Мовсеса Хоренаци, сыгравшего и продолжающего играть ключевую роль в формировании современной армянской идентичности, одним термином выражается то единство сообщества и занимаемой им территории, народа и страны, наконец, нации и государства, которое для современного понятия нации-государства вынуждены объяснять гораздо более пространным образом54. Переводчики других исторических сочинений армянских историографов, традиционно озаглавленных Patmut’iwn

Hayots, следуют томсоновской версии, отдающей первенство народу по отношению к стране. Тем самым раннесредневековая Армения и армяне лишаются возможности быть помещенными в поле современного национального дискурса [ср. Ayvazyan 1998: 127-128; Hovhannisyan: 126]. Но если в случае Томсона подобный подход к армянам/Армении выражен неявно, то Фарида Мамедова использует именно версию томсоновского перевода, чтобы утверждать, что вместо «некорректного» термина «история Армении» следует применять выражение «история армянского народа», поскольку, как она полагает, армяне всегда были рассеяны по миру и никогда не образовывали государства, которое можно было бы назвать Арменией [Mamedova: 114].

Вообще говоря, в названии сочинения Хоренаци, апеллирующего к Армении/армянам, имеются в виду не все армяне (армянский народ), а «великие армяне», что отражено в заглавиях первой и второй книг «Истории» («Родословие великих армян»55 и «Изложение средней истории наших предков»), иными словами, «великие предки», а также «Армения-отечество», отраженная в названии третьей книги («Заключение истории нашего Отечества»), Заглавие «История армянского народа», примененное, например, в восьмитомном академическом издании [Hay zhoghovrdi patmut’yun], предполагает историю армян от этногенеза через последовательные исторические периоды до современной нации, а не историю нации-государства и великих предков в раннесредневековом смысле.

История великих предков и, прежде всего, первопредка является существенной частью коллективной памяти и идентичности архаических коллективов. Кстати, и в самых архаичных случаях, например, у австралийских аборигенов, эта история неразрывно связана с групповой (племенной) территорией. У некоторых наций, в частности «восточных», или «незападных», по определению Э. Смита, наряду с обычными характеристиками западных наций присутствует также представление о происхождении от общего предка [Smith 1991: 11; 2000: 46-47]. К таким нациям, очевидно, следует отнести и армянскую [ср. Crosby: 21].

Представление об общем предке непосредственно связано с представлением о кровных узах, понятии, на котором держатся архаиче ские общества и которое питает национализмы разного рода56, вплоть до нацистских и расистских. Согласно социобиологическому подходу, этнические группы и нации рассматриваются как своеобразные расширенные родственные группы, так что нации, в частности, в конечном итоге должны быть результатом особых генетических репродуктивных тенденций [Смит: 271]. Типологический вариант такой нации-семьи мы видели в первом разделе настоящей статьи. Однако современная армянская «нация-семья» является скорее результатом деградации, упрощения более сложной социальной структуры, а не примордиальным присутствием начальной семьи.

<< | >>
Источник: Э. Гучинова, Г. Комарова. Антропология социальных перемен. Исследования по социальнокультурной антропологии : сборник ст. - М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). 2011

Еще по теме Народ или страна?:

  1. Глава III ДАННЫЕ ПО АНТРОПОЛОГИИ НАРОДОВ СОПРЕДЕЛЬНЫХ СТРАН И ВОПРОС О СТЕПЕНИ ИХ УЧАСТИЯ В ЭТНОГЕНЕЗЕ НАРОДОВ СРЕДНЕЙ АЗИИ
  2. Глава I СТРАНА И НАРОД
  3. Раздел б СОВЕТСКИЙ СОЮЗ: ДЕМОНТАЖ СТРАНЫ И НАРОДА
  4. СВЕДЕНИЯ О «НАРОДАХ МОРЯ» И СЕВЕРНЫХ СТРАН В ЕГИПЕТСКИХ ИСТОЧНИКАХ
  5. Сатрапии или народы
  6. В.А. Шнирельман СОВЕТСКИЙ ПАРАДОКС: РАСИЗМ В СТРАНЕ «ДРУЖБЫ НАРОДОВ»?
  7. Глава 4 НАРОД — СОЗДАНИЕ ПРИРОДЫ ИЛИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА?
  8. МОНГОЛЬСКОЕ ВЛАДЫЧЕСТВО В СТРАНАХ ЗАКАВКАЗЬЯ. БОРЬБА НАРОДОВ ЗАКАВКАЗЬЯ ПРОТИВ ЗАХВАТЧИКОВ
  9. Число океанских пассажиров английского или ирландского происхождения, эмигрирующих из Соединенного Королевства во внеевропейские страны.
  10. ДА. Баранов ОБРАЗ СОВЕТСКОГО НАРОДА В РЕПРЕЗЕНТАТИВНЫХ ПРАКТИКАХ ГОСУДАРСТВЕННОГО МУЗЕЯ ЭТНОГРАФИИ НАРОДОВ СССР ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XX в.*
  11. 1. Специфика России как иммиграционной страны (а) Прозрачные границы с большинством стран бывшего СССР