<<
>>

НАСЛЕДИЕ ДРЕВНЕГО НАРОДА

Определенный свет на тайну происхождения гуанчей мог бы пролить их язык. Но большинство словаря аборигенов сегодня утеряно, хотя некоторые слова все еще сохраняются, прежде всего в названиях островов.

Гуанчские названия различных островов и их жителей были следующие:

Остров Тенерифе — Ченех («Chenech»), Чинех («Chinech») или Ачинех («Achinech»).

Жители острова Пальма, видя заснеженный пик горы Тейде на горизонте, называли этот остров Ten-er-efez — «Белая Гора» (от ten, teno/dun, duna = «гора», и er-efez = «белый»). Само слово «гуанч» служило самоназванием коренных обитателей острова Тенерифе: «Guan Chenech» означает «человек с Ченеха», то есть «человек с Тенерифе». С течением времени термин «гуанч» стал идентифицироваться со всеми коренными обитателями Канар.

Остров Фуэртевентура — Максората («Maxorata»), его жители назывались «Majoreros», или «махов». Имя «mahorero» все еще используется сегодня как название обитателей острова. Считается, что это название происходит от «mahos» — так назывался тип обуви из козлиной кожи, которую носили коренные жители острова. В средние века было известно другое название Фуэртевентуры — Эрбания (Herbania), происходящее, возможно, от латинского «hairbe» — трава, растение; это может рассматриваться как указание на пышную растительность, существовавшую здесь в древние времена (правда, сегодня, глядя на бесплодный, измученный жаждой пейзаж острова, в это трудно поверить). Более вероятно происхождение имени Herbania от берберских слов «Ьапі» — стена или «агЬап» — «козел». Любопытно, что другой остров, Ферро, у гуанчей носил схожее название — Эрбане. Он назывался также «Него»; его населяло племя бимбачей («Bimbaches»).

Остров Гран-Канария — Тамаран (Tamaran) или Тибисе- на (последнее название связывают с берберским словом mussen — «волк»); в некоторых источниках именуется также Канарией; его обитатели носили название канарии («Сапагіі»), Остров Лансароте — Титеройгатра («Tyteroygatra») или Анзар (возможно, от берберского «anzar» — «дождь»).

Остров Пальма — Бенахоаре («Benahoare»); это название происходит от «Веп-Ajuar», т.е. «из племени ахоаре» (любопытно, что так называлось одно из берберских племен северного Атласа). Жители острова именовали себя «auaritas».

Остров Гомера — гуанчское название «Gomera», его жители именовались «Gomeros».

По рассказам европейских завоевателей, гуанчи были «красивые белые люди, высокие, мускулистые, с очень большим числом блондинов среди них». Ссылка на высокий рост, о котором неизменно упоминают хронисты, должна быть принята с учетом средней высоты европейцев в то время. Что касается присутствия блондинов, то следует вспомнить, что в древности весь Север Африки населяла кавказоидная раса людей, известных у античных авторов под общим названием ливийцы. Даже сегодня, после многих столетий иноплеменных вторжений и смешанных браков, белокурые волосы и голубые глаза нередки у берберов Атласа.

Согласно легендам, островом Тенерифе в далекие времена управлял манси (гуанч. mencey) — король, известный как Тинерфе Великий. Он жил, судя по всему, в области Адехе (Adeje) в юго-западной оконечности острова. После его смерти остров был разделен между его сыновьями и внуками. Как бы то ни было, но европейцы действительно нашли на Тене-

>Вершина пика Тейде — священной горы гуанчей — видна за десятки километров

Вершина пика Тейде — священной горы гуанчей — видна за десятки километров

рифе девять независимых «княжеств» («Menceyatos»): Анага (Anaga), Тегесте (Tegueste), Такоронте (Tacoronte), Таоро (Таого), Икод (Icod), Дауте (Daute), Ацехе (Adeje), Абона (Abona) и Гуимар (Guimar). Территория каждого из этих княжеств распространялась от побережья до склонов центральной цепи гор. Вершины гор, включая Тейде, являлись общей землей, используемой пастухами различных княжеств для выпаса скота в течение летних месяцев, когда растительность в прибрежных областях высыхала.

Особо важное значение эта горная область имела для княжеств, расположенных на засушливом юге острова — Ацехе, Абоны и Гуимара. Недостаток дождей делал ежегодный перегон скота в горы насущной необходимостью. Напротив, «богатые» северные княжества, помимо скотоводства, были способны позволить себе роскошь маленького, но процветающего сельского хозяйства. Здесь выращивались зерновые культуры — пшеница, ячмень, горох и бобы.

Свой остров гуанчи Тенерифе называли «гуаньяк» («guanac», «gwan-yac») — это можно перевести как «родина», «страна». Все княжества были независимы. Верховным правителем острова считался манси княжества Таоро, но он, кажется, играл лишь роль первого среди равных. Манси Таоро носил титул «квевехе» («quevehi»), что можно приблизительно перевести как «ваше величество» или «ваша светлость». Его резиденция находилась в долине Араутава (Arautava или Arautapola), ныне известная как Оротава. Эту местность — настоящее сердце Тенерифе — и сегодня называют земным раем.

«Короли» (на Тенерифе они именовались манси, на других островах имелись свои названия) находились на вершине гуанчского общества Ниже по положению шли «аристократы» — ачиманси («achimencey»), как правило, имевшие родственные связи с королевской семьей. Средним классом гуанчского общества были «сичисикитос» («cichiciquitzos»), а на самом на дне находились «achicaxna» — плебс. Вся земля и скот принадлежали манси. Ежегодно он распределял их среди верхних классов общества согласно достоинствам и

нуждам каждой семейной группы. Тем самым манси играл важную экономическую роль в перераспределении богатства, учитывая, что он нес затраты на проведение общественных празднеств и церемоний. Все яства для этих целей поступали из королевских запасов.

На Тенерифе не было отдельной священнической касты, поскольку эти функции на общественных церемониях осуществлялись самим манси. Однако существовала фигура «guacamece» — пророка или прорицателя, который имел большое уважение и глубокое почитался.

В каждом княжестве существовал свой высший совет (Tagoror), принимавший важные для общественной жизни решения. Заседания совета проводились в специально отведенных местах, члены «Таго- рора» восседали на каменных сиденьях, установленных в круг. Во многих частях острова Тенерифе советы заседали возле священных камней или деревьев. Священным у гуанчей почиталось, в частности, драконово дерево (Dracaena drago) — местный эндемик, которое живет несколько столетий и имеет похожий на кровь красный сок, обладающий лечебными свойствами. Прибытие манси на совет возвещалось звуком труб («bucios»), сделанных из больших раковин. В руке манси держал символ королевской власти — «аньепу» (апера, апуера), скипетр из резного дерева.

В то время как манси имел функции духовного и политического руководителя, военным вождем у гуанчей был «си- госе» («sigoce»). Вооружением воинов служили деревянные копья («banot») и камни, многие из которых были обработаны и имели острые грани. Гуанчи были подлинные виртуозы в метании этих «ракет». Они также были вооружены «teniques» — камнями, оплетенными кожей, которые они использовали как кистени. Это примитивное вооружение в умелых руках оказалось весьма действенным средством — гуанчи доказали это в 1494 году, разгромив и практически целиком уничтожив весь испанский экспедиционный корпус в сражении у Асентехо.

В бой гуанчи шли голыми, хотя в обычное время они носили «tamarcos» — плащи из козьей шкуры, защищав

шие их от холода в горах. На некоторых островах гуанчи носили юбки, сделанные из волокон пальмы. В зависимости от сезона, рода деятельности и социального положения использовались и другие виды одежды: «xercos» (сандалии из свиной кожи), «huirmas» (куски кожи, носившиеся подобно рукавам), «guaycas» (обтягивающие кожаные ногавицы межд^лодыжкой и коленом) и «ahico» (тип кожаной рубашки).

Гуанчи верили в существование верховного бога, кого они называли Magee (Солнце); он был известен также под различными именами: Achaman («небеса»), Achuhuran Achahucanac («великий и возвышенный бог»), Achguayaxerax Achoron Achaman («держащий небо и землю»).

Они также поклонялись богине-матери, близкой древней богине-мате- ри Средиземноморья, которую гуанчи называли Achmayex Achguayaxerax Achoron Achaman («мать держащего небо и землю») или Achguayaxiraxi («сохраняющая жизнь). С приходом европейцев эта богиня-мать была отождествлена гу- анчами с Девой Марией.

Гуанчи также поддерживали культ подземного бога Гу- айотой (Guayota, что означает «Зловещий человек»). Конкистадоры-христиане отождествляли его с дьяволом. По верованиям гуанчей, Гуайотажил в недрах горы Тейде (Echeyde). Островитяне его не любили, а скорее почитали и уважали. Ночью он принимал облик одинокой собаки; встреча с ним было очень опасна.

В дополнение к этим главным богам, гуанчи верили в существование множества духов природы. Они оставляли им пожертвования на камнях, в пещерах, на вершинах гор. На каждом острове были свои священные места, обычно в виде гор или больших камней, которые, как считали гуанчи, держали землю и небеса в равновесии. На острове Тенерифе главной святыней была гора Тейде. В окружающей ее области, которую в настоящее время занимает национальный парк «Лас Каскадас дель Тейде», в укромных расселинах и гротах до сих пор находят принесенные в жертву гуанчами глиняные сосуды, каменные и костяные инструменты. Эти пожер

твования были призваны ублаготворить духов или успокоить их гнев.

В каждой семье имелись собственные божества домашнего очага, обычно ими служили маленькие идолы, которые должны были принести семье изобилие и здоровье людям и животным.

Погребальные ритуалы у гуанчей были довольно сложны, особенно если дело касалось вождя-манси или лиц из «благородных» семейств — ачиманси. Представления гуанчей о смерти в точности не известны. По сообщениям средневековых хронистов, канарцы считали, что существует другая жизнь после смерти и что души злых и неправедных людей попадают в недра горы Тейде — владения «Зловещего человека», дьявола; души же тех, кто жил добродетельно и праведно, попадают в долину Агере (Aguere) — райскую долину (ныне в ней расположен город Ла-Лагуна). Но эти верования, кажется, уже окрашены христианскими представлениями о загробной жизни: на протяжении более ста лет, еще до окончательного завоевания испанцами Канар, гуанчи находились в постоянном контакте с христианскими миссионерами.

Более древние погребальные ритуалы связаны с процедурой мумификации скончавшегося манси или ачиманси. Несомненно, что гуанчи имели некоторое представление о загробной жизни, для которой они тщательно готовили тела своих умерших. Из тела удаляли все внутренние органы и складывали их в корзину. Юноша, добровольно вызвавшийся на этот шаг, взяв эту корзину, бросался с ней с вершины утеса в море. Перед совершением этого акта ритуального самоубийства родные и близкие покойного давали юноше различные поручения для мертвого: передать новости о каждом семействе, о здоровье друзей и родственников, о том, что домашний скот здоров и увеличился в числе... Таким образом, юноша становился посланцем от мира живых к миру мертвых.

После удаления внутренностей тело умершего промывали и на протяжении нескольких дней умащали мазями, при

готовленными из различных растений и минералов по рецепту, ныне давно утерянному. Затем тело помещалось на солнце. За несколько недель оно полностью высыхало и становилось мумией, или «хахо». В течение всего этого долгого процесса семейство и друзья умершего соблюдали траур. Полностью готовая мумия заворачивалась в окрашенные кожи и помечалась так, чтобы позднее тело можно было идентифицировать. После этого мумия помещалась в пещеру, служившую семейным склепом. Рядом клались пожертвования — украшения (обычно это были ожерелья из глиняных бусин и зубов свиней), глиняные сосуды, раковины и копья. Умершего манси хоронили вместе с его «ань- епой» — скипетром, который символизировал королевскую власть.

Хотя в гуанчском обществе царил патриархат, роль женщин была очень важна. На нескольких островах права наследования передавались по линии матери, женщины могли даже наследовать королевскую власть. Так, островом Гран- Канария некоторое время управляла королева Атидамана. Когда наконец Гран-Канария сдалась испанским войскам, жители острова поручили девочке, дочери последнего «гуа- нартерме» (короля острова), возглавить торжественную церемонию приема новых повелителей Гран-Канарии — она символизировала законность передачи власти.

Известны случаи, когда женщины принимали активное участие в сражениях с испанцами, как непосредственно на поле боя, так и вне его — ободряя сражавшихся воинов и оказывая помощь раненым. Конкистадоры даже называли жительниц острова Пальма «амазонки». О Гуасймаре, принцессе княжества Анага (Тенерифе), ходили легенды: она в первых рядах воинов-гуанчей сражалась с испанцами, пытавшихся высадиться на побережье острова. Испанские хроники повествуют о женщинах-туземках (в основном благородного происхождения), которые с криком «Vacaguare»! («Я хочу умереть!») предпочитали бросаться с вершин утесов в море, чем стать пленницами завоевателей. Это ритуальное самоубийство — символ любви к свободе, предпринимали не

только женщины, но и некоторые мужчины — члены королевских семейств.

Женщины на островах Лансароте и Фуэртевентура играли более скромную роль и, по обычаю, в знак гостеприимства были обязаны делить ложе с гостем. Впрочем, на Фуэр- тевентуре женщины также занимали важное место в общественной жизни: «короли» обоих гуанчских королевств, существовавших на острове, прислушивались к советам и наставлениям женщин-жриц.

Когда рост населения становился угрожающим, гуанчи на островах Пальма и Гран-Канария практиковали убийство всех младенцев женского пола, за исключением тех, кто были первенцами в семье: в этом случае ребенок считался продолжателем рода.

Обычная деревня гуанчей состояла из ряда пещер в склонах гор. Вулканические области Тенерифе богаты пещерами й туннелями, сформированными лавой. Из-за такого обилия естественных убежищ гуанчи строили мало. В отсутствие пещер основным типом жилища была маленькая хижина, сло-

Одно из пещерных жилищ гуанчей на острове Гран-Канария

женная из камней без применения скрепляющего раствора, которую перекрывали кровлей из веток и листьев. Искусство строительства было больше развито на острове Гран-Канария. Жилища вкапывали в слой вулканической почвы; дома, где жили гуанартеме (короли), обшивались досками. На этом острове стены домов и пещер были часто украшены геометрическим орнаментом.

На Тенерифе вход в пещерные жилища обычно был закрыт каменной стеной оставляющей достаточный проход для того, чтобы войти и выйти. Большую часть времени жизнь канарцев протекала на открытом воздухе. Из глины, без помощи гончарного круга женщины изготавливали глиняные сосуды («ganigos») различных размеров и форм: круглые, овальные, с ручками или без ручек. Некоторые из них были украшены грубыми геометрическими и линейными узорами или солярными знаками. Женской работой являлся также сбор диких плодов, орехов и папоротника; женщины собирали урожай ячменя («tano» или «taro»), пшеницы («irichen»), гороха («hacichey») и бобов. Посев этих культур также производили женщины — древние верования, распространенные по всему Средиземноморью и Северной Африке, всегда связывали женшину с плодородием.

Возделывание почвы являлось прерогативой мужчин, использовавших для этого плуги, сделанные их козьих рогов. Мужчины также занимались изготовлением инструментов и оружия: шил, каменных лезвий, жерновов и т.д. Многие мужчины были пастухами, выпасавшими стада «ага» (коз) и «Ьаса» (местный вид овец с прямой шерстью) на горных пастбищах. Некоторые стада, называвшиеся «guanil» — «свободные», паслись вообще без сопровождения пастухов. Хотя гуанчи не практиковали клеймение скота, пастухи-гуанчи буквально «в лицо» знали каждое из своих животных — этот навык был источником постоянного изумления европейских поселенцев.

Из шкур коз и овец, снятых с помощью каменных и костяных инструментов, пастухи шили одежду, используя сухожилия или тонкие полосы кожи в качестве нитей для

костяных игл. Высоко ценившимся инструментом у гуанчей была «табона» («tabona») — вид острого ножа, сделанного из осколка обсидиана (вулканического стекла).

Домашний скот являлся основным источником пропитания для гуанчей. Мясо не было каждодневной пищей, особенно для низших классов общества. Но в праздничные дни мясо овец, коз и даже собак было деликатесом, доступным каждому. Очень популярным блюдом была «tamazanona» — ячмень, сваренный с мясом и салом. Молоко (ahof) служило основной пищей, как и сохранившееся до наших дней блюдо «сапапап gofio» — мука из вареного ячменя, смешанная с водой или молоком. Сало («amulan») и сыр также были повседневной пищей. Младенцев, в дополнение к материнскому молоку, кормили фруктами и «агуаманом» («aguaman») — своеобразным пудингом из корней папоротника, опущенных в жир.

У гуанчей было четыре главных общественных церемонии. Одной из них была церемония провозглашения нового манси, другой — ритуал вызывания дождя во время засухи, две последние — праздник Нового года, отмечаемый весной, и праздник урожая — были связаны с аграрным циклом и повторялись каждый год.

Церемония провозглашения нового манси являлась главным общественно-политическим событием. Коша манси умирал, его преемником не обязательно становился его сын: право наследования могло передаваться и от брата к брату. В любом случае нового короля провозглашал совет — «Тагорор». Ритуал вступления на престол включал в себя торжественный обряд целования кости предка. Эта кость самого древнего предка династии до поры тщательно хранилась в укромном месте, обернутая прекрасно выделанными кожами. Ее торжественно выносили перед новым манси, который с почтением целовал ее. Тогда каждый член «Тагорора» признавал его правителем, поочередно произнося ритуальную фразу «Agone yacoran inatzahana chaconamet» («Клянусь этой костью Того, кто сделал тебя великим»),

В период засухи гуанчи устраивали ритуал вызывания дождя. Перед этим вся деревня несколько дней постилась и

воздерживалась от танцев и других развлечений. Затем все жители, вместе с домашним скотом, шли процессией на ближайшую гору или возвышенное место. Здесь они отделяли ягнят и козлят от их матерей; все при этом истошно кричали, в то время как обезумевшие животные блеяли. Гуанчи полагали, что увидев эти страдания людей и животных, боги сжалятся над ними и пошлют долгожданный дождь.

Гуанчи использовали лунный календарь. Их год («achano») начинался в конце апреля — начале мая и совпадал с праздником весны, когда домашний скот был полон энергии. Праздник Нового года сопровождался танцами и спортивными состязаниями. Самым же большим ежегодным праздником был, без сомнения, праздник урожая (Becasmen), отмечавшийся в конце июля — начале августа. На период праздника прекращались все межплеменные войны и распри, в силу вступало священное перемирие; люди могли без помех приходить на пиры, танцы и соревнования. В эти дни каждый манси играл роль распределителя богатств, кормя соплеменников за свой счет. Люди украшали себя и свои жилища цветами, листьями и ветками. Во время праздника проводились большие спортивные состязание — желающие могли испытать себя в беге, прыжках, лазании, метании копья, рукопашном бою и т.д. У гуанчей существовала форма борьбы, подобная греко-римской, которая жива и в наши дни и известна как «Lucha Canaria» («канарская борьба»). Суть ее состоит в том, чтобы бросить противника на землю или вытолкать его за границы определенной области, заставляя терять равновесие.

У гуанчей было всего несколько примитивных музыкальных инструментов: палки, ударяемые друг о друга, трубы из раковин, глиняные погремушки, вдобавок к этому — ритмично хлопающие собственные руки. Однако они любили петь и танцевать. «Tajaraste», один из танцев гуанчей, до сих пор исполняется на Канарах. Другой гуанчский танец, в несколько Облагороженном варианте, в XVI столетии стал известен при королевских дворах Европы как «Эль- Канарио».

<< | >>
Источник: А. Низовский. ЗАГАДКИ АНТРОПОЛОГИИ. 2004

Еще по теме НАСЛЕДИЕ ДРЕВНЕГО НАРОДА:

  1. ПИСЬМО ЧЕТВЕРТОЕ ПОСЛЕДНЯЯ ЭПОХА ДРЕВНЕЙ НАУКИ
  2. ОСНОВНЫЕ ДОСТИЖЕНИЯ КУЛЬТУРЫ ДРЕВНЕГО ВОСТОКА (ДВУРЕЧЬЕ, ЕГИПЕТ, ИНДИЯ, КИТАЙ)
  3. 6.2 Культура Древнего Египта
  4. 7.2 Культура Древнего Рима
  5. 12.4. Религия и искусство Древнего Египта
  6. Культура Древней Греции
  7. Культура древних славян
  8. ЮРИДИЧЕСКОЕ РАССУЖДЕНИЕ О РАЗНЫХ ПОНЯТИЯХ, КАКИЕ ИМЕЮТ НАРОДЫ О СОБСТВЕННОСТИ ИМЕНИЯ
  9. ВОПЛОЩЕНИЕ ДУХА НАРОДА В ИСТОРИИ РОССИИ
  10. Наследие Александра.
  11. 2.2. Русская цивилистическая наука и культурное наследие римского права
  12. А. Я. Гуревич ДИАЛЕКТИКА СУДЬБЫ У ГЕРМАНЦЕВ И ДРЕВНИХ СКАНДИНАВОВ