<<
>>

Национальный характер — форма антропологической этнопсихологии

Начиная с середины 1940 годов в американской антропологии получили развитие исследованиея «национального характера». Наиболее известной работой в этой области является уже упомянутая книга Р.Бенедикт «Хризантема и меч» (1946)23, в которой она применила новый подход к анализу психокультурных явлений.
Основная особенность его состояла в том, что эмпирические материалы, полученные в результате интервью и процесса общения с японцами, были объединены в единое целое со сведениями, полученными из литературных источников самого разнообразного характера. Безусловный успех книги Бенедикт в каком-то смысле оттеснил на периферию, затмил очень интересное, также инновационное по способу анализа исследование М.Мид и Г.Бейт-сона «Балийский характер», вышедшее на три года раньше — в 194324. Особенность этого подхода состояла в сравнительном анализе моделей поведения и способов межличностного взаимодействия на о.Бали, во Франции, Японии и Канаде. Важнейшим результатом данного исследования были сотни фотографий и фильм «Четыре семьи» (производства National Film Board of Canada) с комментариями М.Мид. Сам термин «национальный характер» нуждается в пояснении, поскольку содержание его в антропологии середины XX века отличается от смысла, придаваемого ему более ранними работами. История анализа особенностей «национального характера» берет свое начало от Теофраста и Тацита. Эмпирические характеристики того или иного народа содержатся в работах Гегеля и Канта. Специфика этого подхода (обозначаемого термином «национальный характер») была (и есть) в том, что выделяют одну или несколько черт народа (часто аналитическим способом, а не на основе обобщения эмпирических материалов), выражающих специфику его «духа». Такой анализ может быть более или менее достоверным, с ним 23 Benedict R. The chrysanthemum and the sword. Boston, 1946. 24 Bateson G., Mead M. Balinese' character: A photographic analysis.
New York, 1942. А.А.Белик. От архаических обществ... 183 можно соглашаться, а можно спорить. Этот подход был интересен в XIX—начале XX века, но во второй половине XX века он непродуктивен. Особенность же этнопсихологических зарисовок и портретов антропологов 1940 годов (а впоследствии и 1950—1970 годов) состоит в исследовании различными методами особенностей повседневной жизнедеятельности людей в различных культурах. Изучение «национального характера» в психологической антропологии — это попытки создать целостную картину образа жизни народа или метакультурной (полиэтнической) общности, объединенной какими-либо общими ценностями (культурными или конфессиональными), или проживающей на фиксированной территории, часто ограничивающей пространственные параметры культуры в силу природно-гео-графических факторов. Самые любимые сюжеты для этнопсихологов — особенности жизни островитян (о. Бали, Тробри-андские о-ва, Япония, Англия, Куба). Кроме того, исследования «национального характера» носят полифакторный характер, то есть включают особенности истории этнокультурной общности, этнографическую специфику уклада жизни и быта (в единстве материальной и духовной культуры), и их источником, наряду с непосредственным изучением культуры, может быть художественная литература. Наиболее известным примером обращения к литературным источникам является использование текстов У.Шекспира для воссоздания особенностей этнопсихологии того или иного народа или общности — например, в публикуемой в настоящем издании статье Д.Мюррея для характеристики «западного Я» автор обращается к Шекспиру. Ф.Бок посвятил этой проблеме специальное исследование — «Шекспир и елизаветинская культура» (1984). Тот же автор анализирует этот вопрос и в других своих работах25. Кроме этого объектом анализа в антропологии может быть не только народ, но и полиэтническая общность (американцы, славяне, европейцы, граждане СССР, «западное Я», «восточное Я») . И, наконец, необходимо сказать о может быть важнейшем отличии исследований «национального характера» в психологической антропологии: они никогда не носят оценочно-сравнительного характера (лучше—хуже), чего не ска- 25 Bock Ph.K.
Shakespeare and Elizabethan culture. New York, 1984; см. также: Bock Ph.K. Success in Shakespeare // Symposium on «Literature and Anthropology». Lubbock (Tex.), 1987. 184 Психология культур жешь об изучении аналогичных явлений под расплывчатым термином «менталитет» (когда предполагается существование цивилизованного и нецивилизованного менталитета). В последующий период времени (1950—начало 1960 годов) изучение особенностей эмпирической этнопсихологии было продолжено. В 1954 году была издана монография Р.Метро и М.Мид «Темы во французской культуре», а годом позже Дж.Горер опубликовал книгу «Изучая английский характер». Не были забыты и «восточные» культуры. В 1957 году вышла книга Дж.М.Карстеаса «Дважды рожденный» — исследование особенностей образа жизни высшей касты индусов в Раджистане26. В 1960 годах анализ особенностей образа жизни в различных культурах остается в поле зрения антропологов. Особо отметим исследование Э.Норбека и Дж.Де-Воса, посвященное анализу особенностей национальной психологии японцев и применению проективных методик для изучения этого вопроса, и безусловно яркую статью Ф.Л.К.Хсю «Американские сущностные ценности и национальный характер», публикуемую в настоящем издании. Изучение ценностей американской культуры и своеобразия национального характера жителей этой страны берет свое начало с работы А.Торквиля «Демократия в Америке» (1830). В антропологии одно из первых исследований этого вопроса принадлежит перу Джофри Горера «Американский народ» (1948/1964) (хотя еще в 1942 году М.Мид написала интересную работу «Держите порох сухим»). Основная идея Дж.Горера — резкий контраст между национальными характерами Англии и США. По его мнению, американское общество базируется на отрицании европейского наследия, традиций, прежде всего английских, поскольку исторически американцы боролись за независимость от метрополии. Стремление к свободе и независимости он усматривает также в отсутствии в семейной жизни модели поведения, согласно которой сын должен продолжать дело отца, подражать ему и т.д., — сын свободен в выборе своего жизненного пути.
Во многом работа Горера носила эмпирический характер, и в ней были собраны курьезные случаи из жизни американцев, характеризующие особенности американского образа жизни и представляющие исторический интерес. 26 Gorer G. Exploring English Character. New York, 1955; Metraux R., Mead M. Themes in French culture. Palo Alto, 1954; Carstairs G.M. The Twice born. London, 1957. А.А.Белик. От архаических обществ... 185 Более значительной и влиятельной была работа Д.Рисма-на «Одинокая толпа. Изучение изменяющегося американского характера» (1950). Метафора «одинокая толпа», вынесенная в заглавие, свидетельствовала о попытке описать психокультурный тип, подобно тому как это сделала в свое время Р.Бенедикт. Основное содержание исследования Рисмана — своеобразная апология «автономии личности», гимн индивидуализму. Безусловно, что личностная независимость, свобода развития способностей и возможность их применения — это существенная черта «American way of life» и безусловная ценность. Но при этом у Рисмана осталось без внимания стремление к общности, к коллективу, пусть даже в форме лишь своей собственной семьи. Повис в воздухе вопрос: как же все-таки одинокая толпа образует общность американцев. Этот и ряд других аспектов работы Рисмана вызвал справедливую критику со стороны коллег, тем не менее в переиздании его труда в 1961 году, а также в других работах27 он остался верен тезису «No ideology, however, noble, can justify the sacrifice of an individual to the needs of the group» — «Несмотря ни на что, нет идеологии, которая могла бы оправдать принесение индивида в жертву потребностям группы». В исследовании Рисмана получила отражение одна существенная черта индустриальной культуры в целом — «атомизированность» индивидов, анонимность технологического общества, действительно «одиночество даже в толпе». В особенно ярко выраженной форме этот феномен получил распространение в США. Данная проблема в виде анализа феномена «уединенности» (privacy) впоследствии неоднократно становилась предметом исследования в психологической антропологии и этологии человека28.
Интересны результаты опроса, проведеного Рисманом среди студентов. Был задан только один вопрос: «К какому типу культуры по классификации Р.Бенедикт вы относите США?». К удивлению Рисмана, большинство студентов видят американцев как носителей «мегаломаниакальной» культуры (племя квакиутль), то есть «как индивидуалистов, в первую очередь интересующихся проявлением бла- 27 Riesman D., Glazer N., Denney R. The lonely crowd. New Haven, 1950/ 1961; Riesman D. Individualism reconsidered Garden City. New York, 1954. P. 27. 28 См.: Altman I. Privacy as an interpersonal boundary process // Human Ethology / M. von Cranch et al. (Eds.). London; New York, 1979. 186 Психология культур госостояния и общественного положения»29. Меньшинство воспринимают американскую культуру как «параноидную» (о. Добу). А сам Рисман, конечно же, видит американцев дионисийцами (индейцы пуэбло). Лучшая черта, с точки зрения молодых американцев, — «умение уживаться (ладить) с любым человеком», худшая — раздражительность. Филипп Слейтор, автор книги «В поисках одиночества» (1970)30, пытается создать реалистический портрет американского характера. Он отчетливо представляет изменения, происходящие в американском обществе 1970 годов, в направлении создания «контр-культуры», находящейся в оппозиции «технологически ориентированной культуре», и полагает, что действительные изменения в американском обществе связаны с переосмыслением индивидуализма, лежащего в основе общества. Совершенно иной подход к анализу ценностей американской культуры у Ф.Л.К.Хсю. В центре его анализа глубокий ценностный конфликт между декларируемым официальной идеологией равенством и реальной практикой расовой и этнической дискриминации. Одной из важнейших черт, присущих американскому образу жизни (можно даже сказать основной, базовой), Ф.Л.К.Хсю называет «...уверенность в себе, наиболее существенным психологическим выражением которой является страх перед зависимостью»31. В то же время «...уверенность в себе в Америке неотделима от воинственного требования индивидом экономического, политического и социального равенства»32.
Кроме этого Хсю выделяет четыре пары противоречивых ценностных ориентации, взаимодействие которых в целостной и диалектической форме дает описание особенностей этнопсихологии американцев: а) христианская любовь с религиозным фанатизмом; б) признание роли науки, прогресса и гуманизма, но ограниченность идеей группового превосходства и расизмом; в) пуританская этика в сочетании с ростом гибкости сексуальной морали; г) демократические идеалы равенства и свободы с тенденциями тоталитаризма и "охотой на ведьм”»33. 29 Riesman D. The lonely crowd. New Haven, 1961. P. 227. 30 Slater Ph.L. The pursuit of loneless. Boston, 1970. 31 Hsu F.L.K. American core values and national character // Psychological Anthropology / F.L.K. Hsu (Ed.). Homewood, 1961. P. 217. 32 Там же. 33 Там же. Р. 220. А.А.Белик. От архаических обществ... 187 Особое внимание Хсю уделяет проблеме трансформации индивидуализма Западной Европы (особенно английского его варианта) в американскую «уверенность в себе». Этому аспекту психологии американцев была посвящена статья «Пересматривая “твердый” индивидуализм»34, которая носила, я был сказал, программный характер. Отдавая должное принципам личной свободы и возможностям личностного и социального роста, Хсю, тем не менее, отмечает сверхавтономность индивидов, «атомизированность» американского общества, порождающую массу проблем как личностного, так и социального плана (одна из них — неумение общаться людей друг с другом — проявилась уже спустя 10 лет после выхода статьи)35. В вводной статье к сборнику своих трудов «Индивидуализм — обоюдоострый меч» (1983) Хсю еще раз возвращается к этой проблеме. Наглядно показывая огромные достижения американского народа в области науки, технологии и медицины, в других областях, он с огромным беспокойством призывает «тронуть Священную корову Америки», скорректировать содержание образования и даже несколько изменить взгляд на «крепкий» индивидуализм. Тревожными симптомами для Америки являются проявления насилия в самых жестоких и часто не мотивированных формах. Хсю приводит массу случаев убийств, совершенных подростками, или убийств из-за какого-либо пустяка. То, о чем пишет Хсю, пожалуй, получило наиболее яркое отражение в фильме О.Стоуна «Невинные убийцы». К этому можно лишь добавить серию трагедий, произошедших в США в 1999—начале 2000 года: прямо-таки эпидемию убийств в американских школах. Важность такой «резкой» и «нелицеприятной» постановки вопроса дает возможность высветить оборотную сторону стремления к самоутверждению, обретению уверенности в себе свободных, но «атомизированных» индивидов. В неменьшей степени данная проблема касается и России 1990 годов. Мы восхищается смелостью и силой героев американских боевиков, будь то персонажи С.Сигала, Ч.Норриса или А.Шварцнеггера. Они успешно воплощают принцип «пря- 34 Hsu F.L.K. Rugged individualism reconsidered // Colorado Quarterly. 1960. Vol.9. P. 143—162. 35 Эйбл-Эйбесфельдт И. Общественное пространство и его социальная роль //Культуры. 1983. № 1. С. 119—120. 188 Психология культур мого действия» и добиваются справедливости, которой ох как не хватает в российском обществе. Отсюда тоска по «крепкой руке» жесткого индивида... Завершая характеристику исследований особенностей американского образа жизни и оценивая роль Ф.Л.К.Хсю в них, необходимо отметить, что он наиболее содержательно и мудро проиллюстрировал метафору Д.Рисмана «одинокая толпа» как существенную черту жизнедеятельности американцев. Есть также еще одна особенность творчества Хсю, проявившаяся в том числе в изучении этнопсихологии американцев. Это стремление изучать проблемы в исторически-сравнительном аспекте, использовать возможности междисциплинарного анализа и всю совокупность подходов, существующих в психологической антропологии. Хсю неоднократно подчеркивает положение о том, что особенности «национального характера» не могут быть поняты без обращения ко всему циклу проблем, возникающих в процессе познания специфики личности в условиях различных культур. Такой постановке вопроса посвящены исследования Хсю 1950—1970 годов, объединенные в книге «Пересматривая “твердый” индивидуализм», именно под этим углом зрения он анализирует проблему этнической идентичности в форме анализа культурно-обусловленного «Self». Конечно, проблема, затронутая Хсю в публикуемой статье, намного шире анализа этнопсихологии американцев. Она имеет исторический смысл и неодинаковое содержание в различных типах культур. Мы нередко наблюдаем бесконечную вереницу социальных форм утверждения своего эго любой ценой. Это может осуществляться сознательно, а может и неосознанно. Это каждодневно происходит как на обыденном, эмпирически бытовом уровне, так и на государственном. Именно стремление к самоутверждению есть один из источников дисассоциативной этнической идентичности, «гиперэтнической идентичности», ведущей к националистическому или расовому экстремизму. «Атомизированный», «автономный», «независимый» индивид, осознавший фальшивость своих форм самоутверждения и бессмысленность такой «свободы», согласно Э.Фромму, бежит от нее. Однако очень часто, продолжая «логику» «крепкого» индивидуализма, он попадает в рабство авторитаризма, в сети культа сильной личности, будучи сам слабым и незащищенным. А.А.Белик. От архаических обществ... 189 Этот момент очень точно выразил З.Фрейд, отмечая, что «громадное большинство людей нуждаются во власти, которой они могут восхищаться, которой они могут подчиняться, которая господствует над ними...»36. Э.Фромм, пытаясь описать особенности немецкого национального характера, которые способствовали приходу Гитлера и нацистской партии к власти, был вынужден создать концепцию «социального характера», которая придала этнопсихологическим исследованиям в целом дополнительные историко-культурные аспекты. Строго говоря, на примере Германии наиболее ярко проявилась трансформация отчужденных «свободных» индивидов в коллективного творца «авторитаризма». Это трансформация была облегчена особенностью историко-психологической ситуации в Германии того времени (позор Версальского договора, потребность в самоутверждении). Анализ психологии немцев 1930—1940 годов важен тем, что в процессе исследований этого вопроса были выработаны два новых подхода к изучению этнопсихологии, весьма отличающиеся от классических форм, существовавших в американской антропологии. Первый — разрабатывался Э.Фроммом в форме анализа «социального характера». Важную роль в нем играла конфессиональная составляющая, прежде всего — особенность реформации в Европе. Первое исследование Фромма на эту тему — «Бегство от свободы» (1941), одно из последних — «Иметь или быть?» (1976). Отметим, что бегство от свободы возможно и в сторону осмысленного существования человека путем реализации своих родовых потребностей — способностей и познания своей идентичности, в том числе этнической. Второй — развивал в своих исследованиях Э.Эриксон. Он исследовал личности великих людей биографическим методом. Путем анализа личностей он стремился осмыслить психологию народа. Наряду с изучением личности Ганди и Лютера, он написал книгу «Легенда детства Гитлера». Э.Эриксон продолжил классическую традицию психоанализа. Его подход к анализу получил название «психоистория»37. 36 Цит. по: История буржуазной социологии первой половины XX века. М., 1979. С. 202. 37 Erikson E.H. Young man Luther. New York, 1958; Erikson E.H. Gandhi is truth. New York, 1969; Erikson E.H. Life history and the historical moment. New York, 1975. 190 Психология культур Особое внимание антропологов на протяжении длительного периода времени (1940—1960 годов) привлекала «загадка славянской души». Анализу этой проблемы посвящены многочисленные работы, большая часть которых не имеет отношения ни к культурной антропологии вообще, ни к психологической в частности. Было очень много попыток истолковать «русский национальный характер» с позиций ортодоксальной фрейдистской концепции (анальный, оральный, генитальный типы). Пионером в изучении психологической антропологии «русского национального характера» был Дж.Горер. В 1949 году он опубликовал статью «Некоторые аспекты психологии великорусского народа». Несколько позже вместе с Дж.Рик-маном он издал книгу «Великорусский народ»38. В 1962 году К.Клакхон в сборнике «Культура и поведение», изданном под его редакцией, посвятил объемную статью «драме русского национального характера»39. Основные положения Дж.Горе-ра представлены в публикуемых главах из книги Дж.Хониг-мана «Культура и личность» в первой части настоящего издания. Любимая идея Дж.Горера — это связь тугого пеленания и соответственно небольших периодов свободы младенцев с особенностями «русского национального характера». Подобная трактовка психологии русского народа была встречена с большим скептецизмом и получила иронического название «пеленочный детерминизм». В принципе, всякое событие в детстве безусловно оказывает влияние на взрослую личность — в том числе и традиция пеленания. Вопрос лишь в том, как, в чем и в какой степени. Видимо, все-таки не в той, как об этом пишет Дж.Горер, выводя из этой традиции всю совокупность признаков «русской души». По моему мнению, в трактовке феномена пеленания во многом сыграли роль «сущностные американские ценности», а именно: представление о неограниченной свободе и независимости, которые должны быть предоставлены индивиду с рождения. Отсюда делается вывод о вреде пеленания, то есть ограничения свободы. В России, также как и в ряде других культур, распространен «диалектический» подход — свобода познается в сравнении с несвободой, то есть ребенок с детства приучается к определенным моделям культуры. В США же долгое время господ- 38 Gorez G., Rickman J. The people of Great Russia. New York, 1962. mKluckhohn Cl. (Ed.). Culture and Behaviour. New York, 1962. А.А.Белик. От архаических обществ... 191 ствовала «педагогика вседозволенности», один из авторов которой — Б.Спок — с горечью увидел ее плоды и признал впоследствии недопустимость такого отношения к детям. Что же касается самого пеленания, то оно безусловно необходимо в первые месяцы жизни ребенка, так как хаотические, неуправляемые движения ребенка (т.к. механизм управления находится в стадии формирования) дестабилизируют нервную систему и являются источником травм. К этому можно добавить, что в России не самое «тугое» пеленание. По сравнению, например, с традициями индейцев хопи, в соответствии с которыми младенца туго привязывают запеленутого к доске и «освобождают» лишь 2—3 раза сутки, в России отношение к детям демократичное. Безусловно, что данное положение Дж.Горера породило массу спекуляций на тему о «спеленутой душе великоросса», но еще раз подчеркну: это нисколько не принижает роли традиции по уходу за ребенком, существующей в различных культурах, в формировании характера взрослого. Спектр традиций, конечно, значительно шире, чем только кормление, пеленание, купание. В них включен особо важный аспект отношения к ребенку в детстве, оказывающий обратное формирующее влияние на особенности личности в той или иной культуре. Очень коротко коснусь наиболее интересного, на мой взгляд, исследования К.Клакхона, где он сравнивает «традиционные черты личности русских» с идеальным советским типом личности. Особо хотелось бы отметить, что под термином «русские» в работах антропологов США подразумевается русскоязычное население, проживающее на территории России. По мнению американских антропологов, традиционно русский тип личности — это «...теплая, человечная, очень зависимая, стремящаяся к социальной принадлежности, эмоционально нестабильная, сильная, но недисциплинированная личность, нуждающаяся в подчинении сильному авторитету»40. В 1960—1970 и последующих годах, вплоть до сегодняшнего дня, опубликована масса работ, посвященных национальному характеру различных народов, в том числе и особенностям русского национального характера. Особо хотелось бы выделить исследования П.Сорокина, посвященные данному вопросу. В его фундаментальном тру- ы Там же. Р. 241—242. 192 Психология культур де «Общество, культура и личность» (1962) содержится критический анализ предшествующих работ, посвященных анализу «национального характера», и теоретическая концепция нации как социокультурной системы, являющейся основой для конкретно-исторических исследований. В 1967 году П.Сорокин опубликовал специальное исследование «Существенные характеристики русской нации в XX веке». Значительное место в этой работе уделено критике исследований национального характера. Он выделяет три основных недостатка подобных работ: «Во-первых, они или не определяют, или определяют слишком расплывчато то, что подра-зумевается под нацией или национальным характером. Во-вторых, они отрицают глубокие различия, существующие между простой “автоматической” совокупностью индивидов и объединенными (сложными) социальными и культурными системами. Большинство исследований имеет дело не столько с нациями, сколько с индивидами — немцами, французами, банту или африканцами, сравнивая их с представителями какой-либо другой группы (половой, расовой, территориальной, экономической, образовательной)». Другими словами, П.Сорокин настаивает на целостном подходе в психокультурном исследовании и подчеркивает необходимость изучения социокультурных систем, несводимых к их составляющим частям. (Так же как В.Вундт стремился анализировать надындивидуальную реальность). С требованием интегрального рассмотрения связан третий недостаток исследований национального характера, состоящий, по мнению П.Сорокина, «...в редукции наций и других социокультурных систем к простому фрагменту “поведения” индивидуальных компонентов этих систем, сравниваемых с самими системами». Среди «фрагментов» П.Соро-кин особо выделяет абсолютизацию таких, как «пеленание детей», «оральный» или «анальный» тип, «генитальная» структура личности; или увлечение различными видами «тестомании», вроде «тестов на интеллектуальность», «про-ективных тестов» и множество других, «“тестирующая” способность которых сомнительна и научно не доказана»41. Критические замечания П.Сорокина можно отнести ко мно-гим работам, вышедшим в период 1960 по 2000 годы, в том 41 Сорокин П.А. Основные черты русской нации в двадцатом столетии // О России и русской философской культуре. М., 1990. С. 463—465. А.А.Белик. От архаических обществ... 193 числе и в России. В определенном смысле критика американского социолога направлена и против чрезмерного увлечения феноменом пеленания Дж.Горером и некоторыми другими антропологами. Но основной пафос «интегрального» рассмотрения П.Сорокина органично сочетается с кон-фигурационистскими идеями Р.Бенедикт—М.Мид и других представителей культурно-исторического направления. Другое дело, что в американской антропологии оставило след и пользовалось значительным влиянием упомянутое выше психоаналитическое исследование «модальной личности» — «национального характера» под руководством клинициста-психиатра А.Кардинера, с легкой руки которого получили популярность фрейдистские термины, не всегда удачно применяемые исследователями (например, считалось, что «бюрократическая элита» СССР имела «анальный» характер, а обычные граждане — «оральный»). Типичным образчиком исследований подобного рода являются эссе Лойда Демо-за42, где он неоднократно в весьма абстрактной форме и совершенно бездоказательно, абсолютизируя некоторые фрагментарные сведения о «русском детстве» не очень достоверного характера, дает свою версию «пеленочного сверхдетерминизма». Вообще его исследование, один из разделов которого так и называется — «Кошмары традиционного русского детства», больше напоминает сценарий голливудского фильма ужасов, а не размышления психоисторика. В целом Лойда Демоза отличает интересная, оригинальная постановка проблем и их весьма поверхностное исследование. Например, безусловно фундаментальная идея психогенной истории и определяющей роли детства в квалификации и классификации периодов истории не получила последовательной и содержательной интерпретации в его творчестве. Не утеряла своего значения оценка П.Сорокиным качества психокультурных исследований, сводящих все лишь только к тестам (прежде всего типа IQ и др.) и количественным показателям последних. В значительной степени критика П.Сорокина (образца 1967 года) актуальна для кросс-культурных исследований 1970—1990 годов. Правда, следует иметь в виду, что есть несколько типов этнопсихологических исследований, каждый из которых выполняет 42 См.: Демоз Л. Психоистория. Ростов н/Д., 2000 (оригинальное название «Foundations of Psychohistory»). 194 Психология культур свои задачи. Их классификация предполагает выделение гносеологических (познавательных) уровней исследований, что, в свою очередь, ведет к структурированию проблемы «национальный характер» в целом. В историческом аспекте можно выделить несколько форм исследования «националь-ного характера»: 1) конфигурационизм, интегральный подход (Р.Бенедикт, М.Мид и другие антропологи культурно-исторической ориентации; к ним очень близок П.Сорокин); 2) кросс-культурное изучение черт личностей, присущих различным типам культур; 3) анализ данной проблемы по-средством понятия «социальный характер» (Э.Фромм). Та-кой подход дает возможность соотнести особенности этно-культурных особенностей личности с типом экономической системы и учесть конфессиональное разнообразие (психологию религии), при этом тип анализа, разработанный Э.Фроммом, применим для изучения как современной действитель-ности, так и исторической реконструкции; 4) значительную роль в изучении «национального характера» играют исследования Э.Эриксона, в которых он использовал биографический метод и стремился через историю жизни выдающихся личностей познать особенности психологии народа; 5) последний вид описаний «национального характера» образуют работы, созданные писателями, журналистами и просто внимательными и доброжелательными «включенными наблюдателями», имеющими дар увидеть детали образа жизни и описать это в целостной форме. Популярность работ М.Мид была связана с ее умением владеть «живым» словом, а не только с тем, что она была блестящим ученым-антропологом. По той же причине историческое эссе всемирно известного Дж.Оруэлла «Англичане» (1944) во многом превосходит унылую вереницу бесцветных «фрагментарных» работ, выполненных по на-учным канонам, а бестселлеры Ю.Овчинникова «Ветка са-куры» и «Корни дуба» значительно превосходят многие научные российские исследования. (Исключение в этом пла-не — лишь книга И.Пронникова и В.Ладанникова «Японцы».) Такая свободная форма изучения «национального ха-рактера» особенно важна для России, поскольку данная проблема в большей степени была предметом внимания писателей и философов, нежели ученых в единстве эмпирического и теоретического аспекта исследований. А.А.Белик. От архаических обществ... 195 Важной особенностью психокультурных исследований в форме изучения «национального характера» является то, что они получили наибольшее распространение, стали ас-пектом антропологии, вызывающим живейший интерес со стороны читающей публики. Из специальных изданий ре-зультаты этнопсихологических исследований попали на страницы массовых научно-популярных изданий. В наибольшей степени это касается СССР (России), где с начала 1970 годов, с выходом книги «История и психология» (1971) и первых статей И.С.Кона, посвященных проблеме «нацио-нального характера», начались регулярные этносоциопси-хологические исследования. В то же время необходимо отметить, что 1970 годы — это начало информационно-психологической эпохи в развитии современной индустриальной культуры, эпохи конструирования социальной реальности, в которой значительное место занимает этнопсихологическая составляющая. Таким образом, исследования «национального характера» сами ста-ли фактором, воздействующим на осознание особенностей этнонациональных процессов, происходящих в мире.
<< | >>
Источник: А.А.Белик. Личность, культура, этнос: современная психологи-Б 66 ческая антропология /Смысл. — 555 с.. 2001

Еще по теме Национальный характер — форма антропологической этнопсихологии:

  1. Теоретические истоки психологической антропологии и две тенденции в познании культур
  2. СПЕЦИФИКА ИССЛЕДОВАНИИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ. ПСИХОАНАЛИЗ И ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ А.А.Велик
  3. Психологические типы культур
  4. Национальный характер — форма антропологической этнопсихологии
  5. Очерк пятый КУЛЬТУРА И ЕЕ ЭТНИЧЕСКИЕ ФУНКЦИИ
  6. 2.2. Развитие этнической психологии в России в xx веке
  7. Проблемы малой социальной группы
  8. 2.1. Закономерности генезиса образовательных систем при прогнозе развития этнокультурной системы образования
  9. Этническая идентичность. Истоки формирования национального характера