<<
>>

Глава 2 НАТУРФИЛОСОФСКИЙ ТИП АНТРОПОЛОГИИ

В этой главе мы покажем тот тип античного человековедения, который сложился в период возникновения древнегреческой философии-науки. Так что опять же соблюдается принятая нами установка начинать рассмотрение того или иного типа с его <хру.т}, с его самых ранних проявлений, совмещая типологию с периодизацией античного мировоззрения.

Общепризнано, что раннегреческая философия была в своем существе учением (словом) о природе — фюсио- логией (pvaioAoyia). Перенос на человека принципов и положений, применявшихся при объяснении природы, и дал ту своеобразную концепцию человека, которую мы называем натурфилософским типом античной антропологии. В. Брюнинг называет такой тип «антропологической концепцией натурализма» [Briining, s. 56].

Наиболее отчетливо, в наиболее чистом виде черты этого типа антропологии выражены у ранних іреческих натурфилософов от Фалеса до Диогена Аполлонийского, учения которых и послужили нам основным источником в ходе исследования, так как последующие натурфилософы (и вообще философы) от Демокрита и далее уже не высказывали столь однозначно и исключительно натурфилософских (натуралистических) воззрений на человека. А. Ф. Лосев и в общем смысле не считал Демокрита «чистым» натурфилософом. По его мнению, Демокрит - это и зрелость натурфилософии, и начало ее саморазложения (см.: [Лосев, 1963, с. 429-430]). Ввиду этого определение Демокрита как «важнейшего представителя» натурализма в антропологии Античности, данное В. Брюнингом, будет справедливо лишь отчасти (см.: [Briining, s. 56]). Но и в отношении натуралистов - предшественников Демокрита следует заметить, что типологический подход несовместим с принятием всего содержания их воззрений на человека и обязывает выделять из них то, что соответствует общим основоположениям натурфилософской методо логии. Поэтому не все «досократикн» и не все их идеи могут быть отнесены к направлению натурфилософской антропологии, а стало быть, и не могут быть предметом нашего внимания. Например, Архелай высказывает идеи, далекие от «ионийско-физикалистской спекуляции» (см.: [Heinimann, s. 110-114,148]).

В дополнение к философским текстам важным источником изучения натурфилософской антропологии являются произведения античных врачей, представленные в трактатах «Гиппократова свода», тем более что в них заметно значительное воздействие идей Гераклита, Алкмеона, Эмпедокла, Диогена из Аполлонии и других философов. Влияние пифагорейцев на италийскую школу врачей и на авторов гиппократовского корпуса отмечает JI. Я. Жмудь (см.: [Жмудь, с. 139-140]). Эмпедокла, как известно, считают основателем сицилийской школы медицины и находят его влияние в теории о том, что восприятие и мысль являются функциями крови (см.: [Vlastos, 1970а, р. 126]). Камилла Варнке, автор исследования о возникновении научной медицины, пишет: «В “Corpus Hippocraticum” можно обнаружить почти все идеи досократовсной философии, частично разбросанные поодиночке, частично собранные вместе в тех или иных сочинениях. Только что возникающая теория медицины, в полной гармонии с эпохальными достижениями мышления, самым непосредственным образом черпает из резервуара философских идей и методов» [Wamke, 1966а, s. 217]. Она приводит подробную таблицу соответствия тезисов досокрагговской философии медицинским положениям из «Corpus Hippocraticum» (см.: [Ibid., s.

225-227]). Например, в трактате «De victu» повсеместно рассыпаны такие вот высказывания, восходящие к Гераклиту: «Состоят из двух <элементов>, различных по <своим> свойствам, но действующих согласно»; «одно <входит>, чтобы взять, другое, чтобы дать»; «оба делают одно и то же: уменьшая, они увеличивают и т. п.» [Мак.; Diels, 12С, 1]. Увлечение философией более всего было свойственно врачам-теоретикам, любителям умозрительных построений (см.: [Боннар, т. 2, с. 190-191]).

Наибольшее воздействие на врачей натурфилософы оказывали не столько своими высказываниями по конкретным медицинским (и биологическим) вопросам, как считал в свое время А. О. Маковельский (см.: [Маковельский, 1914, с. 129]), сколько своими общефилософскими идеями (см.: [Кессиди, с. 141-142). При этом врачи не только заимствовали какие-то отдельные философские положения, но и усваивали общие основания мировоззрения, что вело к оснащению прикладных и эмпирических медицинских знаний некоторыми методологическими принципами. Как считает К. Варнке, «более важным... кажется нам обсуждение вопроса, почему медицина только через ее соприкосновение с философией могла стать наукой. Тут важно предостеречь от устойчивого заблуждения, будто бы медицина, как и прочие науки, находилась в недифференцированном единстве с философией и будто бы развилась в науку только через ее эмансипацию от философии. Верным же является, скорее, противоположное... Именно становящаяся философия с ее абстрактными понятиями и ее материалистическим пониманием причинности предоставляет медицине необходимую систему понятий и методологическое оружие. Поскольку медицина подхватывает это оружие, поскольку она не эмансипируется от философии, она может стать наукой» [Wamke, 1966а, s. 217-218] (см. также: [Ibid., s. 253]). В связи с этим интересно отметить, что уже император Юлиан пишет о врачах как «детях философов (ptXoaopwv xaibts)» [Юл. Пис., 398]. Ф. Хайниманн также считает, что истоки важнейшего понятия древних - понятия pvais - лежат не в медицинском мышлении, а в ионийском естествознании (см.: [Heinimann, s. 97-98]). Сходные положения о трансформации эмпирических знаний в науку через посредство философии высказывают и другие авторы (см.: [Чанышев, с. 139-172; Mielke, s. 125-130]). Таким образом, медицинские сочинения дают дополнительный материал для воссоздания натурфилософской картины человека.

Философы, в свою очередь, обращались к медицинским знаниям, что обуславливалось возникновением философии в тесном взаимодействии с наукой. Г. Чернисс очень хорошо показал это на примере Анаксимандра (см.: [Chemiss, р. 6]). В творчестве раннегреческих (да, впрочем, и более поздних) философов переплетались как философские, так и конкретно-научные вопросы. Как пишет Г. Властос, ни философия не была исключительно умозрительной, ни медицина всецело эмпирической. Врачи пользовались космологическими гипотезами, а философы усваивали эмпирию (см.: [Vlastos, 1970в, р. 42—55])1. В силу названных обстоятельств базой и перво начальной формой, в которой зрело философское человековедение, явились медико-биологические знания. История медицины - это предыстория антропологии философов. Конечно, сами по себе медико-биологические знания не несли философской нагрузки и означали появление естественно-научной проблематики человека. А недостаточная расчлененность философии и естествознания приводила к тому, что в изучении человека древнейшие философы в немалой степени выступали в качестве врачей и биологов. Какие только проблемы ни затрагивались ими! Их интересовало и развитие зародыша человека, и причины, влияющие на пол будущего ребенка, и механизм усвоения пищи, и возрастное развитие, и многое, многое другое. В трактате Цицерона «О естестве богов» содержится большой экскурс о человеке, его удивительном устройстве (анатомии, физиологии, психологии) [Цицерон, 1779, II, L-LVIII]. Историки науки уже издавна применяли термин «антропология» к учениям Алкмеона и Гераклита, подразумевая при этом их анатомические, физиологические и психологические воззрения (см.: [Маковельский, 1914, с. 129-130, 202, 204]).

Но вместе с тем философы ставят такие вопросы (и отвечают на них), которые формируют новый, более широкий, чем у врачей, философский и общебиологический подход к человеку. С возникновением философии начинается осознание человековедческой проблематики в качестве особого и важного объекта познания. Этот процесс стимулировался ростом самосознания греков и выразился в одной из знаменитейших сентенций эллинской мудрости: Ivwd? eeavrov - «Познай самого себя». Философы наследовали эту задачу самопознания от семи мудрецов. Познать себя - самое трудное дело, считал Фалес [Мак.; Diels, 1 А, 1]. О самопознании говорил Гераклит и пифагорейцы [Там же, 12В, 101; 45С, 4]. Цицерон так комментировал этот принцип: «Не будь ленив и считай, что “Познай самого себя” сказано не только для того, чтобы сбить спесь, но и для того, чтобы мы знали свои хорошие качества» [Цицерон. Письма*, CLIII, 7; Cicero, 1866]. Кто только ни отзывался об этой сентенции вплоть до наших дней! Известно, что Ф. Энгельс причислял самопознание человека к философским вопросам (см.: [Энгельс, т. 1, с. 593]). Один из немецких учебников по философской антропологии начинается словами: «Erkenne dich selbst: ist das Thema aller philosophichen Anthropologie». А Введение к нему завершается так: «In alledem den Gang der menschlichen Selbstbesinnung wiederzufinden, ware die eigentliche Aufgabe der philosophischen Anthropologie» [Groethuysen, s. 3,7]2. Наконец, в среде антропологов бытует даже такое определение человека: «Человек есть вопрошающее существо, более точно, существо, спрашивающее себя о себе» [Briigger, р. 29].

Наиболее склонными к теоретизированию, к постановке фило- софско-биологических проблем человековедения были представители италийской и сицилийской школ античной медицины, из которых широко известны философы-врачи Алекмеон и Эмпедокл (см.: [Карпов, с. 46])3. Именно с их именами связывают появление философии человека. «Empedocles is our best bridge from medicine to philosophy proper», - пишет Г. Властос [Vlastos, 1970a, p. 61]. При описании круга занятий Алкмеона в источниках используется не только слово га іа7рша («касающееся врачевания»), но и более широкое по значению слово 7а avdpd>jciva («человеческое») [Мак.; Diels, 14А, 1, 3]. И вообще его называют первым жизнеписателем людей - баснописцем [Там же, 2]. В пифагорейских текстах также встречается высказывание о врачевании (іагрікг)) как части «наших [человеческих] дел» [Там же, 45С, 4]. Присутствует термин anthropeia и в этике Аристотеля, которая определяет его содержание через отношение к инфрачеловеческому и к божественному, в результате человек описывается как существо, которое имеет свое оригинальное место в ансамбле космоса (см.: [Verhaeghe, s. 312]). Нет смысла давать номенклатуру всех вопросов, в которых выражалась антропологическая проблематика. Но некоторые из них стоит привести: «Кто счастлив?»; «Что такое люди?»; «Что такое природа людей (q>v awexaytj)?» [Мак.; Diels, 1А, 1; 12С, 5; 13В, 10; 21А, 71]. Плутарх писал о Пармениде: «Он сказал многое о земле, небе, солнце, луне и звездах, а также рассказывает о возникновении людей {ytvtaiv avdpdoxwv)» (выделено нами. —В. 3.) [Там же, 1SB, 10]. Демокриту приписывают сочинение под названием «О природе человека» (Пері avdpwxov Философы, в отличие от врачей-эмпириков, решали антропологические проблемы, опираясь преимущественно на гипотетико- дедуктивный метод, весьма характерный в целом для античной философии. Это обстоятельство подчеркнуто Ф. Корнфордом: «The philosopher descends from above to deduce the nature of man from unproved postulates; the phisician builds up his doctrine from below, generalizing from particular observed facts» [Comford, p. 33]. Склонность к умозрительным толкованиям в области человековедения подпитывалась еще и тем, что опытные основания медицинской науки (и биологии) ограничивались поверхностным наблюдением (см.: [Томсон, с. 292]), так что не только философы, но нередко и врачи вместо изучения человеческих органов прибегали к анализу обозначающих их слов, что Гален называл «грамматическими объяснениями» (см.: [Аль-Фараби, с. 73]). Свойства и функции органов выводили, опираясь на этимологию их имени4 или на разного рода аналогии. Вот пример из фрагментов Гиппона: «Стараются вывести9 название (Svojia) души... один говорит, что об одушевленных существах говорится, что они живут (Zrjv), потому ЧТО ОНИ КИПЯТ ()... другой же говорит, ЧТО душа (-фьут}) получила свое название от “холодного” tyvy-pov)» [Мак.; Diels, 26А, 10]. Другой пример: флегма (слизь, мокрота) является горячей, так как это слово происходит от глагола «жечь» (рЛёуе гг) [Там же, 32А, 27]. Гиппон считал душу влажной, поскольку она возникла из семени, а семя влажное [Там же, 26А, 3].

Однако к концу Античности по мере развития научного знания все более стали осознаваться границы философского исследования человека. О полемике по этому поводу можно прочитать в «Сатурналиях» Макробия (см.: [Звиревич, 1987, с. 144-146; Macrobius, 7.15, 1-13]. В этом споре Дисарий, «чистый лекарь», как комментирует М. Бевилакква, последователь анатома Ерасистрата, известного врача с Кеоса (IV в. до н. э.), автора труда «Пері biatpiettos», содержавшего важные открытия, касающиеся нервной системы и циркуляции крови, аргументированно критикует философов, которые стремятся вмешиваться в область врачевания, от какового недостатка не был свободен даже Платон (см.: [Bevilacqua, р. 81, not. 67]). 2.1.

<< | >>
Источник: Звиревич В. Т.. Античная антропология: от героя-полубога до «человечного человека»/В.Т. Звиревич ; [науч.ред.С.П.Пургин].-Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та. - 244 с.. 2011

Еще по теме Глава 2 НАТУРФИЛОСОФСКИЙ ТИП АНТРОПОЛОГИИ:

  1. МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ ОСНОВА НАТУРФИЛОСОФСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ
  2. МИФОЛОГИЧЕСКИЙ ТИП АНТРОПОЛОГИИ
  3. Глава девятая «Плывущий по течению» (Энеа-тип IX)
  4. Разрыв с натурфилософским тождеством-
  5. Э. Гучинова, Г. Комарова. Антропология социальных перемен. Исследования по социальнокультурной антропологии : сборник ст. - М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2011
  6. Космизм и акосмизм натурфилософских размышлений Страхова
  7. ГЛАВА 4 Историческая антропология
  8. Тема 2 ФИЗИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ - КЛАССИЧЕСКИЙ РАЗДЕЛ СОВРЕМЕННОЙ АНТРОПОЛОГИИ
  9. Глава З ПОВОРОТ К СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ АНТРОПОЛОГИИ
  10. ГЛАВА З Элементы конституциональной антропологии
  11. ГЛАВА 1 Предмет, содержание и история развития антропологии
  12. Материалы по антропологии уйгуров и выбор сравнительных материалов по антропологии различных народов Средней Азии
  13. Глава V Учение о миссии России и славянства. Самобытный тип культуры. Критика национализма. Византизм. Неверие в русский народ. Предсказания о русской революции
  14. Н.В. Клягин. СОВРЕМЕННАЯ АНТРОПОЛОГИЯ Учебное пособие для студентов высших учебных заведений, получающих образование по направлениям (специальностям) «Антропология и этнология», «Философия», «Социология», 2014
  15. Глава II РАСОВЫЙ СОСТАВ НАРОДОВ СРЕДНЕЙ АЗИИ И ИХ ЭТНОГЕНЕЗ В СВЕТЕ ДАННЫХ АНТРОПОЛОГИИ
  16. СОСТАВЛЯЮЩИЕ НАТУРФИЛОСОФСКОГО ПОНИМАНИЯ ЧЕЛОВЕКА 2.3.1. Естественное (природное) происхождение человека
  17. СПЕЦИФИКА ИССЛЕДОВАНИИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ. ПСИХОАНАЛИЗ И ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ А.А.Велик
  18. ЛЕКЦИЯ 5. АНТИЧНОСТЬ КАК ТИП КУЛЬТУРЫ
  19. (Энеа-тип I) 1. Гнев и взыскательность