<<
>>

IV. «Нелегальная иммиграция» как тема российской внутренней политики

IV. 1. Позиция бюрократии

Иммиграционную политику российских властей - как центрального, так и регионального уровня - трудно назвать последовательной. На протяжении длительного времени руководство отказывалось от публичного признания структурной зависимости страны от иностранной рабочей силы.

Между тем экономическая рациональность диктовала необходимость такого признания. Многим чиновникам в правительстве и в президентской администрации уже в ельцинский период было ясно, что стремительную убыль трудоспособного населения нельзя компенсировать иначе, как за счет иммиграции. Но соображения же политической рациональности заставляли власти замалчивать эту тему. Беспрецедентный спад производства в начале-середине 1990-х, дефолт 1998 г., нанесший новый удар по благосостоянию большинства населения (и без того весьма скромному) - в этих условиях ни один политик, озабоченный собственной популярностью, не станет публично говорить об обреченности страны на постоянный приток трудовых мигрантов.

Коллизией между экономической и политической рациональностью и объясняется, на наш взгляд, невнятность в действиях российских властей в сфере, именуемой «иммиграционной политикой». В 1992 г. создается Федеральная миграционная служба. В мае 2000 г. она упраздняется. Через полтора года функции ФМС поручают выполнять Министерству по делам Федерации и национальностей, которое теперь называется Министерством по делам Федерации, национальностей и миграционной политике (октябрь 2001 г.). Однако вскоре, а именно в том же октябре 2001 г. - это министерство ликвидируется, вместе с ним исчезает и ФМС. Еще через полгода она возникает вновь, но теперь в составе МВД (февраль 2002 г.).

Параллельно существовало еще одно ведомство, курировавшее вопросы иммиграции - Правительственная комиссия по миграционной политике (создана в 1998 г.). Эта комиссия была упразднена в январе 2001 г.

В июне 2002 г. она была восстановлена, чтобы вскоре (в апреле 2004 г.) быть упраздненной окончательно.

Еще более курьезным выглядят и жесты высшей власти, адресованные русскому населению бывшего СССР, оказавшемуся после распада последнего за границами России. В октябре 2001 г. Владимир Путин выступил с речью на Конгрессе соотечественников, призывая выходцев из России возвращаться на историческую родину. Тремя неделями позже министерство, которому было поручено обеспечить возвращение соотечественников (все то же Министерство по делам федерации и национальностей), ликвидируется [Мукомель 2005:152].

До конца 1990 - начала 2000-х гг. приток трудовых мигрантов не пытались ни остановить, ни отрегулировать. Дело было пущено на самотек312.

Наблюдатели отмечали в этот период скрытую борьбу «либералов» с «силовиками». Воплощением первых был министр экономики Герман Греф, а воплощением вторых - чиновник президентской администрации Виктор Иванов. Либералы призывали к прагматичной иммиграционной политике, учитывающей потребности российского рынка труда. Силовики - к жесткому ограничению въезда и усилению контроля над уже находящимися в стране мигрантами. В начале 2000-х гг. линия силовиков, похоже, возобладала. В 2002 г. были приняты Закон о гражданстве и Закон о правовом положении иностранных граждан, серьезно ограничившие и возможности натурализации, и возможности легальной работы в России. Новые правила регуляции не преминули сказаться на официальной статистике: по ее данным, количество мигрантов, пожелавших приехать на работу в Россию 2003 г., резко сократилось по сравнению с предыдущими годами. На самом деле сократилось, разумеется, не количество трудовых мигрантов, а количество учтенных (коль скоро процедуры учета усложнились).

С экономическим подъемом позиция центральной власти изменилась . Первые признаки возросшего влияния либералов наметились в 2005-2006 гг. Высшие чиновники стали выступать с заявлениями

о том, что стране «нужны квалифицированные рабочие руки». На улицах Москвы появились плакаты с таким лозунгом.

В 2006 г. федеральный центр принял беспрецедентные по своей радикальности поправки к иммиграционному законодательству: разрешительная регистрация была заменена на уведомительную. Кроме того, поправки существенно упрощали процедуру оформления разрешений на работу. Предприятия получили право объявлять правительству о количестве имеющихся у них вакансий, на основании чего правительство составляло квоты на набор трудовых мигрантов. Новый закон вступил в силу в январе 2007 г. Он несколько затруднил жизнь той части российской бюрократии и бизнеса, которые кормились благодаря прежней системе. Но радикального перелома в сложившейся системе общественных отношений не произошло313.

<< | >>
Источник: Э. Гучинова, Г. Комарова. Антропология социальных перемен. Исследования по социальнокультурной антропологии : сборник ст. - М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). 2011

Еще по теме IV. «Нелегальная иммиграция» как тема российской внутренней политики:

  1. IV. «Нелегальная иммиграция» как тема российской внутренней политики
  2. Демографический кризис как угроза социальной безопасности современной России