<<
>>

Несколько заключительных замечаний

Итак, мы увидели город без Храма, без музеев, без кинотеатров, без домов культуры, без центральной площади и без главной улицы, в нем нет места, которое горожане могли бы назвать сердцем города, куда они сошлись или сбежались бы, чтобы вместе разделить минуты радости и беды.

Нет даже продовольственного крестьянского рынка, куда люди из окрестных сел, да и сами горожане, могли бы привезти на продажу избытки того, что вырастили в садах и огородах, где могли бы общаться и обмениваться новостями одним из самых древних способов - лицом к лицу. Нет в городе ни собственного радиовещания, ни телевещания. Мы познакомились с удручающей статистикой, согласно которой уровень смертности людей сильно превышает уровень рождаемости, высок уровень безработицы, молодежь стремится уезжать из города, население стареет, заработки людей низки, муниципальный жилищный фонд и частное жилье находятся в бедственном состоянии, нового жилья почти не стоится, медицинское обслуживание горожан неудовлетворительно, имеется и множество иных бед. (См. фото 16 вклейки.)

В таких условиях социально-психологический климат в городе должен был бы также являть угнетающую картину. Но это, по сложившемуся у участников экспедиции мнению, далеко не так. Лицо этого города характеризуется не только плачевным состоянием его муниципального хозяйства, неблагоустроенностью зданий, дурным качеством дорог, большим количеством неприбранного мусора, но в немалой мере поведением, образом жизни его граждан. А люди на улицах Нижних Серег в большинстве своем выглядят достойно. Они по преимуществу прилично одеты, молодые женщины и девушки - часто даже очень стильно, с затейливыми прическами, хорошими стрижками; они культурно ведут себя, они преимущественно вежливы друг с другом в магазинах и других публичных местах. Они в большинстве своем хорошо следят за детьми. Мы нигде не видели нищих, побирающихся людей.

Горожане работают в школах, детских садах, больнице, поликлинике, на заводе, в строительных бригадах, дровозаготовительных артелях, на такси, в автопарке, в различных муниципальных службах, на огородах, в частных домах и на дачах. Они заняты, но неторопливы, приветливы и гостеприимны. Они со здоровым возмущением, горько и агрессивно сетуют на убогое положение своего города, на низкие заработки и безработицу, отсутствие возможностей для достойного коллективного досуга и многое, многое другое. Но они развлекают себя сами как могут, радуются редким праздникам, устраиваемым властями, шутят, смеются и в полной мере проявляют удивительную способность российского человека к выживанию вопреки всем напастям.

Нижнесергинцы много говорят о том, что народ, в особенности молодежь, спивается, многие употребляют наркотики. Однако, согласно статистике, в Нижних Сергах ситуация все же лучше чем в других местах Свердловской области. По свидетельству майора милиции А.Ю. Дайбова, начальника штаба ОВД по Нижнесергинскому муниципальному округу, в последнее время удалось пресечь торговлю наркотиками. «Объективно стало легче, наркоманов на улицах не видать». Участникам экспедиции их действительно видеть не приходилось, хотя доводилось слышать о них от информантов. Немало ходит по улицам города молодых людей с бутылками пива, но никаких дебошей тоже не пришлось наблюдать. Сильно пьяных людей на улицах мало. На наш вопрос: страшно ли ходить по улицам Нижних Серег ночью, А.Ю. Дайбов и В.В. Еремеев однозначно ответили отрицательно, от горожан мы тоже никаких леденящих душу рассказов не слышали. По словам Дайбова, детей в городе безопасно отпускать гулять одних, и мы много видели самостоятельно гуляющих школьников младшего возраста, а той дошкольников.

По данным документа «Состояние преступности» (Нижнесер- гинский МР, январь-июль 2010 г.), преступлений с использованием оружия - 0, убийств - 1, грабежей - в среднем 5 в месяц, разбоев - 0, изнасилований - 0, много краж и экономических преступлений.

Возможно, эта статистика лукава, как и всякая официальная статистика. Но все же, нам, социальным антропологам, не кажется удивительным, что в малом поселении, где люди в большинстве своем друг друга знают и до сих пор родственные семьи живут зачастую в одном и том же квартале частных домов, уровень преступности не слишком высок. По официальной статистике, говорил майор Дайбов, в Нижнесергин- ском районе самый низкий уровень преступности по Свердловской области.

Конечно, плохо обстоит в городе дело с организацией досуга, особенно досуга молодежи. Но это не только вопрос нераспорядительности и небрежения администраций, в частности директоров клуба «Авангард» и Дворца культуры (они, например, не хотят устраивать массовых мероприятий, так как боятся «алкогольных» эксцессов), но и вопрос воспитания в семье. Дети из интеллигентных семей находят себе занятия, имеются кружки, ансамбли, спортивные секции, а энтузиасты-взрослые отдают желающим в них заниматься подросткам много времени и сил. В то же время, у нижнесергинцев есть огороды, которые снимают проблему досуга для множества зрелых людей, и есть великолепные окрестности, где любители туристических развлечений находят для себя массу возможностей; многие мужчины увлекаются охотой, еще больше людей, в том числе женщин, - рыбалкой. Быть может, в какой-то мере более благоприятное по ряду показателей (если верить статистике), чем в области в целом, положение со здоровьем нижнесергинцев как-то связано с близостью к природе и долгими часами работы на свежем воздухе?

И представители разных администраций, и сами горожане много говорят о безынициативности людей в Нижних Сергах, об их индивидуализме, закрытости, необщительности: «эти гамаюны, киржаки угрюмые, закроются в своих крытых дворах и сидят, ничего им не надо». Нам показалось, что люди, даже хорошо образованные и готовые самоотверженно действовать во благо города, плохо умеют договариваться друг с другом, объединяться, снимать противоречия. Одна учительница, с которой участники экспедиции разговорились на улице, бросила такую фразу: «В своей безысходности мы не знаем, что делать».

Возможно, люди не проявляют инициативы, потому что не знают к чему стремиться - как в масштабах города, так и в более частных делах. А когда они знают, что делать, то и объединяются и показывают упорство в достижении целей. Например, в 1990-е гг. они создавали территориальные кооперативы для сооружения обогревательной системы, по которой горячий пар с завода поступал во все частные дома. Потом владельцы завода сочли эту систему для себя невыгодной и «отрезали» тепло от города. До сих пор рассказывают

о жителях улицы Федотова, которые объединились, устроили охрану своих трубопроводов и отстояли их («ночные дежурства были, вооружались чуть ли не вилами»), И к ним тепло с завода поступает по сей день. Сейчас создаются территориальные кооперативы для проведения газа в частные дома.

Один умудренный жизненным опытом человек грустно говорил автору, что даже если бы появились вдруг крупные денежные средства на развитие города, непонятно, что делать, «нет глобальных идей». Некоторые уважаемые горожане считают, что надо развивать завод, не давать ему заглохнуть. Другие полагают, что опасно рассчитывать на завод, быть моногородом. Слишком уязвимая ситуация. Многие возлагают надежды на рекреационные предприятия. Но коль скоро они в частных руках, а налоги идут куда-то мимо города, вряд ли это сулит спасение городу.

Пока же люди «спасают» себя сами как умеют, и вероятно, в этом им помогает крепкая крестьянская и мастеровая закваска. Заводскими рабочими их предки были 250 лет, а крестьянами - не одну тысячу. По словам священника Димитрия Березкина, - «...здесь крепкие мужики...нет здесь отчаяния... они трудятся, сами не ведая, что не предаются унынию...» (См. фото 17 вклейки.)

Наряду с самыми темными сторонами жизни в этом «убитом городе» мы видели, что многие люди полны энергии, есть тонус, есть некий агрессивный протест, есть огромное трудолюбие и терпение. На них держится жизнь. В отличие от священника, нам кажется, что это не только мужчины, но и женщины. Даже в большей мере женщины среднего и пожилого возраста, в меньшей степени мужчины тех же лет.

Самая страдающая, самая уязвимая, самая «несозидающая», неконструктивная часть населения - подростки и юноши, в меньшей мере - девушки. Но и они вступят в зрелость, и многие из них начнут созидать, если жизнь не выкинет их из города навсегда. А наша задача понять: что хотят и что могут они делать. На Западе антропологам удается воздействовать на власти и находить внушительные государственные средства, которые направляются в помощь тем, с кем антропологи работают в поле. А что можем мы? Можем ли мы хоть как-то способствовать преодолению бед нижнесергинцев?

Литература

Анимица. 1975. - Анимица Е.Г. Города Среднего Урала. Свердловск, 1975.

Артемова, Артемова, Вьюев, Тишков - Артемова О.Ю., Артемова Ю.А., Вьюев М.И.

Тишков В.А. Нижние Серги // Социальная антропология современного российского города. Итоги полевых исследований. М., 2010.

День завода. 2009. - День завода в Нижних Сергах. Историческая справка // Металлургический холдинг. Корпоративная газета. 2009. № 16. Ноябрь.

Состояние преступности. 2010. - Состояние преступности. Нижнесер- гинский МР, январь-июль 2010 г. Подписано: Начальник штаба ОВД по Нижнесергинскому муниципальному округу майор милиции А.Ю. Дайбов.

Тишков. 2010. - Тишков В.А. Малая Родина // http://www.valerytishkov.

ги/.

Трубецкой. 2007. - Трубецкой B.C. Сергинские заводы // История Ниж- несергинского района: документы и факты. Екатеринбург, 2007. С. 45-116.

<< | >>
Источник: Э. Гучинова, Г. Комарова. Антропология социальных перемен. Исследования по социальнокультурной антропологии : сборник ст. - М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). 2011

Еще по теме Несколько заключительных замечаний:

  1. 3.2.5. Ведение рабочих записей Обшиа принципы ведения рабочих записей
  2. Заключительные замечания
  3. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ ЗАМЕЧАНИЕ
  4. ВЫВОДЫ
  5. 1.12. Деловая беседа
  6. «ИСКРА» И «ЗАРЯ»
  7. Несколько заключительных замечаний
  8. ДЮРКГЕЙМ (1858-1917)
  9. Руссо и русская культура XVIII — начала XIX века
  10. Глава XXII Старощербиновская ярмарка и старощербиновская бабушка