<<
>>

Н.И. Новикова ПРИКЛАДНАЯ АНТРОПОЛОГИЯ КАК НАУЧНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ114

Существует разделение антропологии на теоретическую и прикладную, но границы между этими вариантами исследований достаточно гибкие. Новое теоретическое знание может быть использовано на практике так же, как и специально выполненное прикладное исследование.

Прикладная антропология или антропология действия служит обеспечению лучшего понимания потребностей людей и проведению в жизнь административных решений в соответствии с культурными потребностями человека. В современных условиях антропологические знания востребованы обществом в различных сферах политики, практики и повседневности. Прикладная антропология преподается в некоторых вузах. Как учебная дисциплина она показывает, как и какие исследования могут проводиться для выработки механизмов изменения этнокультурных и этносоциальных процессов в современном обществе, и в первую очередь снижения негативных последствий развития, а также какую роль может играть антропология в повседневной жизни.

Прикладные исследования организованы разными способами. Это может быть специальное полевое исследование по четко составленной программе, в результате которого появляются новые антропологические знания, стандартизированные и сопоставимые. Такое исследование становится основой практических действий. Типичным примером подобной работы является этнологическая экспертиза влияния промышленного проекта (нефтепровода, дороги, промышленных вырубок леса и т. п.) на традиционный образ жизни коренных малочисленных народов Севера. Для выполнения такой экспертизы должно быть проведено специальное исследование, которое покажет современное состояние сообщества (социально-демографическая характеристика, система жизнеобеспечения, занятость, здравоохранение, образование, традиционная культура, язык и т. п.) и позволит дать прогноз развития ситуации при выполнении проекта. Так как нет специального закона об этнологической экспертизе и возможности на ее основе прекратить какую-то деятельность, то эксперты могут предложить меры по минимизации отрицательных последствий или альтернативные варианты развития [Опыт проведения 2002; Люди Севера 2008 и др.].

Другим вариантом прикладных исследований может быть экспертное заключение, например, на какой-то текст - программу, законопроект или публикацию в СМИ. Или же специалисты по этнографии определенных народов могут подготовить концепцию музейной экспозиции или выставки, которая готовится в «непрофильном» музее. Этнографические знания могут быть полезными в школьном и дошкольном образовании, организации досуга и т. д. В этом случае мы не проводим новые исследования, а используем имеющиеся у нас знания для выполнения работы. Специальное направление экспертизы как этнологического мониторинга разработано В.А. Тишко- вым в рамках проекта «Сети этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов», эксперты которого проводят исследования по 46 условным индикаторам [Тишков 2004: 15-16]. И, наконец, политики или различные организации могут воспользоваться уже опубликованными книгами и с их помощью обосновать свои планы. В последнем случае, у антрополога почти нет возможностей воздействовать на процесс принятия решений.

Прикладные исследования играли, во всяком случае, в течение XX в., значительную роль в развитии мировой антропологии, но в научной литературе их значение недостаточно осмыслено. В последние годы появились работы, рассматривающие непростые вопросы взаимодействия антропологии с политикой и бизнесом [Тишков 2001, Этнология обществу 2006, Никишенков 2008 и др.]. В конце 2010 г. проблема соотношения теоретических и прикладных исследований в антропологии и смежных дисциплинах обсуждалась в журнале «Антропологический форум» [Теоретические и прикладные исследования 2010: 7-144]. Во всех этих работах в той или иной степени объясняется, почему проводятся прикладные исследования, почему академические ученые ими занимаются, несмотря на то, что академическая наука более престижна. Пожалуй, именно для сотрудников Института этнологии и антропологии характерен больший интерес к таким исследованиям и большее осознание значения нашей науки для практики. В значительной степени это связано с подходами к этой проблеме директора ИЭА РАИ В.А. Тишкова, который отметил в предисловии к одной из своих книг: «Я уже давно пришел к выводу, что “научное управление обществом” есть химера, но и управление обществом без добротной научной экспертизы - безответственная импровизация» [Тишков 2001: 5].

В Институте этнологии и антропологии РАН накоплен большой опыт сотрудничества с органами государственной власти, с общественными и другими организациями. Ученые ИЭА осуществляют консультативно-экспертную деятельность по всему спектру этнических и этнокультурных проблем. Этот опыт и послужил несколько лет назад основой для учреждения Этноконсалтинга. Деятельность Этноконсалтинга основана на сотрудничестве экспертов Сети этнологического мониторинга, Института этнологии и антропологии РАН и широкого профессионального сообщества для проведения прикладных исследований. Сегодня возможно уже говорить о некоторых итогах нашей деятельности в этом направлении и тех сложностях, с которыми сталкиваются специалисты при выполнении заказных работ. В данной статье рассматриваются некоторые аспекты прикладной антропологии на основании проектов, выполненных Этноконсалтингом в отношении коренных малочисленных народов Севера. Это лишь одно из направлений его работы.

Сохранение культурного многообразия населения страны и мирных отношений между разными группами населения - это сложная, но значимая для стабильного развития общества задача государственной политики. Но и повседневная жизнь людей, обеспечение возможностей для развития их языков и культуры, воспитания детей, решения проблем занятости и здравоохранения, развития декоративноприкладного искусства и т. п. часто требуют специальных знаний и умений, рекомендаций со стороны экспертного сообщества. Прикладная антропология используется сегодня и в правозащитной деятельности. Вся эта работа может быть успешной именно благодаря знаниям, полученным в ходе активных полевых исследований, постоянной вовлеченности в жизнь изучаемых сообществ, мониторинга ситуации. Антрополог становится действующим политиком, но политиком «с одной речки», для которого первостепенное значение реформ, проектов определяется тем, стали ли люди на «его речке» счастливее. Прикладные исследования как раз и направлены на улучшение жизни людей, потому что существует определенный зазор между полезными с социальной точки зрения новыми техническими знаниями и их использованием населением [Клакхон 1998: 210-215].

Для того чтобы создать благоприятный климат для инноваций и/ или защитить от них группы, образ жизни которых, возможно, будет подвергнут серьезной деформации, необходимы антропологические знания. Проведение экспертных работ требует овладения наиболее современными идеями и технологиями познания. Вопрос же о том, как академическое знание становится политическим действием, юридической нормой, элементом культурного ландшафта современных городов остается дискуссионным. Но, безусловно, существует связь фундаментальных и прикладных исследований и это повышает меру ответственности всех, работающих в нашей сфере знаний, так как на основании текстов антропологов могут приниматься общественно значимые решения.

В разных странах, и особенно в разные периоды истории, прикладная антропология ставила перед собой различные цели, их выполнение зависело не только от академических знаний. Одной из главных проблем являются традиции науки, «которая со времен классиков эволюционизма была обращена в прошлое, а настоящее воспринимала преимущественно как “живую старину” <...> Поэтому многие антропологи питали симпатии к “вчерашнему” африканцу, меланезийцу, австралийцу, идеализировали его общинные и племенные порядки и почти совсем не замечали новых веяний, появлявшихся на надобщинном и надплеменном уровнях политической культуры, либо считали их вредной аномалией», - так пишет о классической британской социальной антропологии А.А. Никишенков [Никишен- ков 2008: 369-370]. Необходимо признать, что подобная характеристика применима ко многим отечественным исследованиям, особенно коренных малочисленных народов.

<< | >>
Источник: Э. Гучинова, Г. Комарова. Антропология социальных перемен. Исследования по социальнокультурной антропологии : сборник ст. - М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). 2011

Еще по теме Н.И. Новикова ПРИКЛАДНАЯ АНТРОПОЛОГИЯ КАК НАУЧНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ114:

  1. § 2. Интерпретация как научный метод и базовая процедура познания
  2. 70. ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ КАК ОДНО ИЗ НАПРАВЛЕНИЙ В ФИЛОСОФИИ XX в.
  3. ТИПОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ СЕТЕВЫХ ИЗДАНИЙ КАК НАУЧНАЯ ПРОБЛЕМА А.А. Никитенко Белгородский государственный университет
  4. 1.Антропология как фундаментальная философская наука
  5. §2. Возникновение и становление библиотековедения как научной и учебной дисциплины (XIX в.)
  6. Антропология академической жизни в постсоветском контексте
  7. Н.И. Новикова ПРИКЛАДНАЯ АНТРОПОЛОГИЯ КАК НАУЧНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ114
  8. Прикладная антропология бизнеса
  9. Социальная антропология как гуманитарная наука
  10. Современная антропология как интегративная наука
  11. Морализированные рынки: рынки как научные и нравственные проекты
  12. Методика как научная дисциплина
  13. Глава 1 ПСИХОЛОГИЯ КАК НАУЧНАЯ ДИСЦИПЛИНА
  14. Становление и развитие социальной психологии как научной дисциплины