<<
>>

Охотники-собиратели: наследование встроенного, относительного и материального капитала

Наибольшие дискуссии в антропологической литературе традиционно связаны с обсуждением вопросов о социальной, политической и экономической составляющих жизни ОС [Артемова 2004; Артемова 2009; Kelly 1995; Marlowe 2005].

Особый интерес в этом плане вызывают общества бродячих ОС, представляющие собой бэнды. В основе их экономики лежит охота и собирательство, а основу социальной структуры составляют родственные связи. Считается, что для ОС характерно относительное равенство между полами и эгалитаризм (никто не занимает более высокое положение, по сравнению с другими) и отсутствие лидеров [Барнард 2009: 95]. В тех случаях, когда лидерство все же наблюдается, оно носит временный или ситуативный характер (например, во время коллективной охоты).

Недавний анализ обобщенных показателей по трем типам капитала: материальному, зависимому (родственному) и встроенному (включенному) показал, однако, что в обществах ОС, даже при наличии механизмов уравнивания, не существует абсолютного равенства возможностей для всех [Smith et al. 2010:31]: потомки тех, кто лучше преуспевал в жизни (чаще всего это были лидеры бэндов), также оказываются на высоте, а дети неудачников (самые бедные и несостоятельные члены бэндов) также пополняют ряды неудачников.

Лидерство у хадза: выгоды и затраты

Преуспевание в обществах ОС преимущественно проявляется в форме большего накопления встроенного и относительного капитала. Родители практически не передают своим потомкам каких-либо материальных ценностей. Однако семьи, обладающие лучшими материальными ресурсами, все же обеспечивают детям лучшие стартовые условия для успешного будущего.

Ниже мы приводим собственные данные полевых исследований, проводимых в северной Танзании в течение ежегодных полевых сезонов с 2006 г. по 2010 г. (детали см.: Бутовская, Драмбян 2007; Бутовская, Мабула 2008; Бутовская и др. 2008; Бутовская и др.

2009а,б; Бутовская 2010 и др.). Работу проводили исключительно среди хадза, продолжающих вести традиционный образ жизни бродячих ОС. В соответствии с целями данного исследования, мы сравнили демографические, поведенческие и антропометрические характеристики взрослых мужчин. Выборка представлена 150 индивидами, из которых 31 позиционировали себя в качестве лидеров бэндов, остальные 119 не претендовали на эту роль. Возраст мужчин варьировал от 18 до 70 лет. По каждому мужчине отмечали следующие демографические данные: степень полигамности, число родившихся детей, число детей, доживших до 5 лет, число здравствующих на момент наших исследований братьев и сестер респондентов. Наряду с этим, с помощью опросника Басса-Перри (версия на суахили) [Buss, Perry 1992], мы выявляли самооценки мужчин по четырем шкалам агрессии (физическая, вербальная, гнев, враждебность), а также самооценки по доминированию (версия на суахили) [Бутовская и 2010 др.]. Наряду с этим проводили антропометрические измерения: роста, веса (на основе этих показателей вычисляли индекс массы тела (BMI)), длины второго и четвертого пальцев на правой и левой руках (для вычисления пальцевого индекса (2D:4D)) [Butovskaya et al. 2010], ширины плеч, обхватов талии и бедер (для вычисления соотношения талии к бедрам (W/H)), силы кистей рук, обхвата бицепсов.

Результаты

Кроме того, дети лидеров лучше выживали, что вероятно, свидетельствует о лучших условиях жизни (более качественная пища, лучший уход, «лучшие гены») (Z=-4,187; р=0,0001; nl =31, п2=119). До

Число детей, доживших до пятилетнего возраста у лидеров и остальных мужчин хадза

Как показал регрессионный анализ, возраст служит достоверно надежным предсказателем числа выживших детей у лидеров (Beta=0,6; В = 3,8; р =0,001, п=21), но не для остальных мужчин хадза (Beta=0,04; В = 0,2; не дост., п=57) (рис. 4). 5-

летнего возраста в возрастной категории старше 30 лет у лидеров в среднем доживало 4,1 ± 2,9 ребенка, а у остальных мужчин сходного возраста только 2,5 ± 2,2 (t=-2,59, р=0,012) (рис. 3).

Рисунок 4

Зависимость числа выживших до пятилетнего возраста детей от возраста мужчины

<< | >>
Источник: Э. Гучинова, Г. Комарова. Антропология социальных перемен. Исследования по социальнокультурной антропологии : сборник ст. - М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). 2011

Еще по теме Охотники-собиратели: наследование встроенного, относительного и материального капитала:

  1. Охотники-собиратели: наследование встроенного, относительного и материального капитала