<<
>>

Особенности этнических миграций в Сибири.

В Сибири наблюдаются те же тенденции в миграционных процессах. Однако есть и своя специфика этнических миграций, которая связана, во-первых, с приграничным положением с Казахстаном и Китаем, во-вторых, с миграционным обменом с Германией.
Из всех прибывших из Казахстана в Россию 28 % мигрантов направляются в СФО. По этническому составу среди мигрантов из Казахстана преобладают русские (67 %), на втором месте находятся украинцы (5,5 %), на третьем - казахи (4,2 %), на четвертом - немцы (2,8 %) и на пятом месте - татары (2,3 %) [Национальный состав мигрантов]. Если русские и украинцы из Казахстана едут как в Сибирь, так и в другие регионы, то казахи и немцы оседают преимущественно здесь. Казахи, в основном, переезжают в Омскую область, поскольку здесь существуют места компактного расселения казахов. По численности населения (81,6 тыс. человек) они занимают в Омской области второе место после русских. Немцы из Казахстана переезжают, в основном, в Алтайский край, Омскую и Новосибирскую области. Это также связано с компактным расселением немцев в этих регионах и с тем, что в Алтайском крае и в Омской области в 1991 и 1992 гг. были созданы немецкие национальные районы. Эти районы, которым на протяжении всего времени существования оказывалась значительная финансовая поддержка со стороны правительств России и Германии, выгодно отличаются от окружающих районов и являются для мигрантов центром притяжения. Из-за массовой эмиграции в Германию этнический состав этих районов очень сильно изменился. Так, если при их создании немцы составляли 80 % жителей национального района на Алтае и 60 % - Азовского немецкого национального района в Омской области, то уже по данным переписи 2002 г., доля немцев в районах не превышала 30 %. Вот почему руководство национальных районов при приеме мигрантов стремится проводить отбор по этническому признаку. Конечно, социально-профессиональная квалификация переселенцев является важным критерием, но если не принимать немцев вместо эмигрировавших в Германию, то эти районы перестанут существовать как национальные, причем в самое ближайшее время.

Темпы эмиграции из Сибири в Германию в последние годы были огромными. Так, если в 1987 г. из СССР эмигрировало 14 тыс. немцев, то в 1990 г. уже 148 тыс. [Migrationsbericht des Bundesamtes: 53]. Пик эмиграции пришелся на 1993-1995 гг., когда ежегодно статус «поздних переселенцев» получали более 200 тыс. бывших советских немцев (с членами семей). Так, в 1994 г. эмигрировало 213,2 тыс. че ловек, в том числе из Казахстана - 121,5 тыс., из России - 68,4 тыс., в 1995 г. эмигрировало 209,4 тыс. человек, в том числе из Казахстана - 117,1 тыс., из России - 71,7 тыс. Затем темпы эмиграции начали постепенно снижаться и стабилизировались. В 2007 г. эмигрировало 5,7 тыс. человек, в том числе 3,7 тыс. из России [Migrationsbericht des Bundesamtes: 53]. Всего с 1992 по 2008 гг., по данным российских источников, около 2,2 млн немцев выехали в Германию, получив статус поздних переселенцев и гражданство ФРГ [Межправительственная российско-германская комиссия: 6]. Причем многие из них сохранили и российское гражданство.

Необходимо указать на относительность статистических данных. Согласно данным и российской, и германской статистики, численность эмигрантов намного превышает убыль немецкого населения по данным переписей населения (даже с учетом реэмиграции и иммиграции из Казахстана). Этот статистический парадокс можно объяснить «недемографическим приростом», который возник в результате смены национальности, указанной при проведении переписи 2002 г. по сравнению с переписью 1989 г. Дело в том, что в среде российских немцев очень много людей смешанного происхождения (национально-смешанных браков более 60 %, в городах более 90 %). Пока существовала дискриминация немцев, эти люди предпочитали не декларировать свое немецкое происхождение и записывались при проведении переписи русскими, украинцами и т. д. При проведении переписи 2002 г. многие потомки смешанных браков сказали, что они являются немцами. Этот процесс «смены идентичности» способствовал относительному росту численности немцев и сгладил отрицательные демографические последствия обвальной эмиграции в Германию.

Ее последствием стало не только резкое снижение числа немцев в России, но и возникновение в Германии своеобразной общности, которую объединяют уже несуществующая страна - Советский Союз и русский язык общения, поскольку немцы выезжали из всех республик (больше всего - из Казахстана), выезжали вместе с членами семей самых разных национальностей, и все они говорили по-русски. Численность «русской» Германии оценивается приблизительно в 3,5

млн чел. Подавляющее большинство переселенцев поддерживают семейные, организационные, религиозные отношения, простирающиеся через границы, многие имеют двойное гражданство. Несмотря на то что в целом их интеграция идет достаточно успешно (о чем постоянно говорят представители миграционных служб Германии), многие мигранты продолжают говорить по-русски, смотрят русское телевидение, читают русские газеты, ходят в русские магазины и т. д. Ностальгия порождает специфический эмигрантский юмор, когда наши немцы, как и наши евреи в Израиле, называют Советский Союз «доисторической Родиной». Кварталы в Мюнхене, Ганновере и других немецких городах, где живут наши соотечественники, предпочитающие держаться вместе, называются «улицами Ленина», а люди неработающие и существующие на социальное пособие - «социалистами». Многие мигранты живут «между Россией и Германией», часть их возвращается в Россию [См.: Дариева 2008, Darieva 2004].

Однако количество реэмигрантов можно считать очень незначительным, несмотря на то, что в последние годы в Россию возвращается половина от выехавших. Например, в 2007 г. выбыло из России в Германию 6486 человек, вернулось - 3164, в 2008 г. выбыло 4916, вернулось - 3134 (в том числе 1110 человек - в Сибирский округ). Немцы возвращаются в основном в те регионы, откуда они выезжали: 290 человек - в Алтайский край, 277 - в Омскую область [Демографический ежегодник 2009: 465, 466, 472]. Но число вернувшихся несопоставимо с количеством выехавших, поскольку только, например, из Омской области в межпереписной период (1989-2002 гг.) эмигрировало в Германию 100 тыс.

немцев. Потери этой волны этнической эмиграции невосполнимы.

Самые большие дискуссии вызывают миграции из Китая. По данным переписи населения 2002 г., в России проживало постоянно 34,5 тыс. китайцев, из них 33,2 тыс. в городах и 1300 - в сельской местности. Статус временных мигрантов имели 240 тыс. чел. Экспертные оценки численности китайцев в России в целом и в регионах значительно расходятся. По одним из них, в России находится от 500 до 700 тыс. китайцев. И это означает, что по численности китайской диаспоры Россия находится на 18 месте в мире. По другим оценкам, еще в 2005 г. китайцев было 998 тыс., и Россия по численности китайской диаспоры занимала 11-е место в мире. Есть оценки численности, не укладывающиеся в рамки здравого смысла (например, 1012 млн человек) и свидетельствующие о том, что о китайцах мы не знаем «ничего, и то не все» [Auslandschinesen; Overseas Chinese; Что происходит с китайской экспансией]. Отсутствие точных статистических данных делает невозможной и научную оценку такого явления, как китайская диаспора в России. Есть довольно серьезное исследование этой проблемы в книге Александра Ларина «Китайские мигранты в России. История и современность» [Ларин 2009]. Однако в этой книге в основном анализируется ситуация на Дальнем Востоке, поскольку там проблема китайской миграции стоит более остро, чем в Сибири.

Анализируя имеющуюся статистику, мы видим, что самая большая по численности группа китайцев живет в Москве (12,8 тыс.), а по регионам численность китайцев возрастает в направлении с востока страны на запад: Дальневосточный округ - 9,7 тыс., Сибирский - 4,6

тыс., Уральский - 2,7 тыс. [Всероссийская перепись]. Понятно, что китайцев в России гораздо больше, что основная их масса - это временные мигранты, из них значительная часть - мигранты нелегальные, и провести их учет затруднительно по многим причинам, в основном из-за замкнутости самих китайских общин и коррумпированности контролирующих трудовую миграцию чиновников.

Следует сказать, что на сайтах всех региональных правительств есть разделы по трудовой миграции, но конкретных цифр немного.

Например, по данным Министерства труда и социального развития Омской области, количество иностранных рабочих составило 13 тыс. человек, из них 3,9 тыс. - это граждане Китая. В Новосибирской области - всего 16 тыс. трудовых мигрантов в 2009 г., из них 4,5 тыс. - граждане Китая [Омская губерния; Правительство Новосибирской области]. По данным за 2007 г., в России миграционный прирост из Китая составил 1631 чел.: прибыло - 1687, выбыло - 56; в 2008 г. - 1124: прибыло -1177, выбыло - 53 чел. [Демографический ежегодник 2009: 465-467]. В большинстве случаев найти информацию о гражданстве, а тем более - об этническом составе трудовых мигрантов невозможно. Поэтому в экспертных оценках и аналитических обзорах мнения по поводу китайской иммиграции не просто разные, а прямо противоположные.

Очевидно, что интересы китайцев в России представлены в основном в двух направлениях - это, во-первых, частный бизнес и, во- вторых, государственные компании, которые развиваются в сфере нефти и газа, электроэнергетики. Частный бизнес представлен компаниями, которые вывозят ресурсы, в основном лес, и привозят товары массового потребления. 70-80 % китайцев заняты в сфере розничной торговли. В Алтайском крае, Новосибирской, Омской области часть китайцев занята в сельском хозяйстве, в основном в овощеводстве.

Мировой опыт показывает, что китайские общины очень медленно ассимилируются с местным населением. Российский же опыт свидетельствует о том, что стремление к изоляции не приветствуется большинством населения нашей страны: в неизвестном видится угроза. Получается замкнутый круг: с одной стороны, российские власти не проводят никакой политики по интеграции китайцев (как впрочем, и всех остальных мигрантов) в общество; и более того, ситуация, когда мигранты являются источником дохода для чиновников и милиции, многих устраивает. С другой стороны, и мигранты не стремятся войти в российское общество, живут в своих общинах, насаждают свои порядки и культивируют свои традиции. Одним из выходов могло бы стать создание специальных центров или курсов для мигрантов, с помощью которых можно убить двух зайцев сразу: помочь мигрантам адаптироваться (хотя бы научить говорить по- русски) и дать работу педагогам в условиях массовых сокращений в сфере образования. Однако и по сей день наше государство просто не способно контролировать сферу этнических миграций, несмотря на принятые законы и многочисленные к ним поправки.

Если по количеству мигрантов из стран дальнего зарубежья лидерство Китая очевидно (в частности, миграционный прирост из занимающей второе после Китая место Латвии в два с лишним раза ниже - 490 чел.), то из стран ближнего зарубежья лидируют Узбекистан, Таджикистан, Киргизия, Армения. В Сибири - это очевидная тенденция. Приезжие из Средней Азии по численности уже в несколько раз превосходят китайцев даже на Дальнем Востоке, наглядной иллюстрацией чему стала смена журналистских штампов с «китайской угрозы» на «узбекскую (кавказскую) угрозу».

<< | >>
Источник: Э. Гучинова, Г. Комарова. Антропология социальных перемен. Исследования по социальнокультурной антропологии : сборник ст. - М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). 2011

Еще по теме Особенности этнических миграций в Сибири.:

  1. § 1. Пограничная безопасность: проблема формирования концептуальных основ
  2. Т.Б. Смирнова БУДЕТ ЛИ РОССИЙСКОЕ МОГУЩЕСТВО ПРИРАСТАТЬ СИБИРЬЮ?
  3. Особенности этнических миграций в Сибири.
  4. ГЛАВА I ВОПРОСЫ ЭТНИЧЕСКОГО СОСТАВА НОГАЙЦЕВ
  5. Глава 5 ЧТО ТАКОЕ ЭТНИЧНОСТЬ. ПЕРВОЕ ПРИБЛИЖЕНИЕ
  6. Этнические миграции как угроза этнокультурной безопасности России
  7. 2.1. Креативные ресурсы региональных сообществ
  8. Очерк одиннадцатый ЭТНОСОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА ЧЕЛОВЕЧЕСТВА И ЕЕ ДИНАМИКА В ПЕРВОБЫТНООБЩИННОЙ ФОРМАЦИИ
  9. Очерк двенадцатый ЭТНОСОЦИАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ В ДОКАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ КЛАССОВЫХ ОБЩЕСТВАХ
  10. Очерк четырнадцатый ЭТНОСОЦИАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ В МИРЕ СОЦИАЛИЗМА*
  11. В. Г. Сергеева ВОПРОСЫ ЗАСЕЛЕНИЯ АМЕРИКИ И ТРАНСОКЕАНСКИХ КОНТАКТОВ В ТРУДАХ ХУАНА КОМАСА
  12. Влияние социально-экономических изменений на миграцию населения
  13. НАЦИОНАЛЬНЫЙ СОСТАВ
  14. Миграции (механическое движение) населения России