<<
>>

Особое обустройство сна и смена половой идентичности

Общая снисходительность к ребенку, рассмотренная выше, характеризует отношение к нему в дневное время. Но отношения между ребенком и его родителями в ночное время — это также важный фактор воспитания.
Во многих культурах мира младенцы спят в одной кровати или на одной циновке с матерью. Даже если у ребенка есть своя колыбель или кроватка, она обычно располагается в непосредственной близости от материнской постели. Вместе с тем, 3 Этот метод анализа сходен с тем, что был предложен Блэлоком (Blalock, 1960). Уровни значимости (Hald, 1952) чаще, чем коэффициенты корреляции, использовались для установления относительной степени связи между тремя переменными. Дж.Уайтинг. Процесс социализации и личность 111 «ночная дистанция», отделяющая женщину с младенцем от ее мужа, более вариативна. В большей части мировых культур муж спит в отдельной кровати в той же комнате, но на некотором расстоянии от жены, или в другой комнате. Эту ситуацию можно назвать «особое обустройство сна матери и ребенка». В работе Уайтинга, Клакхона и Энтони (Whiting, Kluck-hohn, Anthony, 1958) показано, что это специфическое обустройство сна матери и ребенка в значительной степени связано с ритуалом мужской инициации в пубертатном периоде. Авторы предложили три различные интерпретации этой связи. Согласно их гипотезам, такое обустройство сна: 1) усиливает Эдипово соперничество между сыном и отцом, и тогда ритуал инициации служит предотвращению открытого силового восстания против отцовского авторитета, которое, благодаря физической зрелости сына, может стать опасным и социально разрушительным; 2) приводит к слишком сильной зависимости от матери, и ритуал инициации должен разрушить эту зависимость; 3) рождает сильную идентификацию с матерью, чему инициация должна противодействовать. Авторы работы склонялись к первой интерпретации, но в более поздних исследованиях (Burton, Whiting, 1960; Whiting, 1960 a) более предпочтительными были признаны третья и измененная вторая интерпретации (гипотеза инцеста будет рассмотрена далее), а первая интерпретация отвергнута по ряду причин.
Предположение, что особое обустройство сна матери и ребенка вызывает соперничество между отцом и сыном, не подтверждается, если более внимательно посмотреть на факты. Во-первых, поскольку такое обустройство сна обычно встречается в полигамных семьях, отец может проявить сексуальный интерес к другой жене и не будет особенно расстроен, если ребенок воспримет его как соперника. Во-вторых, когда ребенка отнимают от груди и такое обустройство сна заканчивается, отец обычно не переходит спать к своей жене, поскольку в большинстве таких культур мужчина никогда не спит в одной постели с женой, а в большинстве других культур он спит с женами по очереди и, таким образом, проводит с каждой из них не более половины ночного времени. Кэмпбелл предложил другую версию гипотезы соперничества: во время отнятия от груди старший ребенок мо- 112 Предмет психологической антропологии жет воспринимать младшего как виновника утраты материнской благосклонности. Эта гипотеза довольно правдоподобна, однако в большинстве обществ с исключительным обустройством сна существует табу на сексуальные отношения матери в период кормления, и это означает, что младший ребенок не должен появиться в течение по меньшей мере 9 месяцев после перемещения старшего ребенка на отдельное спальное место. Таким образом, в глазах ребенка именно мать выглядит наиболее вероятным виновником прекращения исключительных отношений между ними. Именно она одновременно лишает его груди и запрещает спать рядом с собой. В теоретической работе Уайтинга (Whiting, 1960 b) сформулирована серия гипотез о связи идентификации с контролем и распределением ресурсов. Одна из них — так называемая гипотеза «зависти к статусу», — звучит следующим образом: «Если ребенок видит, что другой имеет больший контроль над ресурсами, чем он сам (если, например, он видит, как другой наслаждается ресурсами, очень ценными для него самого, в то время как сам он лишен их), он будет завидовать тому человеку и пытаться соперничать с ним» (Там же. P.
18). Если гипотезу «зависти к статусу» приложить к обустройству сна, то отец, спящий с матерью, может выглядеть в глазах ребенка, располагающегося в колыбели, как занявший «завидную» позицию. С другой стороны, мать, лишающая сына исключительной привилегии совместного сна с ней в период отнятия его от груди, может восприниматься им как особа, находящаяся в наиболее завидном положении. Это может побудить мальчика считать мать и женщин вообще наиболее важными и властными персонами и, таким образом, привести к противоположной половой идентификации. Предварительная проверка этой гипотезы была представлена Уайтингом (Whiting, 1960 a) и обобщена Бартоном и Уайтингом (Burton, Whiting, 1960). В более детальной публикации, которая готовится Уайтингом, Фишером, Д’Андраде и Монрой, в поддержку гипотезы «зависти к статусу» излагается следующее. Во-первых, члены обществ, практикующих ритуалы мужской инициации, определяют эти ритуалы как смерть и новое рождение — смерть человека в статусе «женщина- Дж.Уайтинг. Процесс социализации и личность 113 ребенок» и рождение в статусе «взрослый мужчина». Это говорит о том, что общество осознает факт смены половой идентификации у мальчиков. Во-вторых, исключительное обустройство сна матери и ребенка связано как с ритуалом мужской инициации, так и с ритуалом кувада*, который можно интерпретировать как культурный механизм, разрешающий мужчине выполнять женские роли. Поскольку ритуалы инициации и кувады редко сосуществуют в одном обществе, необходимо учитывать некоторые причины выбора между запретом или разрешением демонстрировать противоположную половую идентичность. Для этой цели можно рассмотреть модели проживания в семье. Общества с особым обустройством сна матери и ребенка и постоянным проживанием мужчины в доме склонны к ритуалам инициации, а общества с таким же типом обустройства сна и отсутствием постоянного проживания мужчины в доме обычно практикуют куваду. Это не должно восприниматься так, что проживание мужчины является еще одним фактором связи между завистью к статусу и идентификацией или причиной дифференциации роли взрослого мужчины. В-третьих, тотемизм также связан с особым обустройством сна матери и ребенка. Это объясняется тем, что тотемизм служит установлению связи мужчины с его предками по мужской линии, тогда как в детстве он мог сомневаться в их существовании. Наконец, в неопубликованном исследовании Бэкона, Чайлда и Бэрри показано, что уровень преступлений против личности (нападение, изнасилование, убийство, самоубийство, колдовство и ложное обвинение) особенно высок в обществах с особым обустройством сна матери и ребенка. Авторы объясняют это как попытку демонстрации маскулинности в обществах, нуждающихся в отказе от доминирующей женской идентичности. Как уже было сказано, полигамия — это фактор системы поддержки, наиболее сильно связанный с особым обустройством сна матери и ребенка. Примерно в 80% обществ с выраженной моногамией отец и мать спят в одной или близко расположенных постелях, в то время как только в * Couvade (кувада) — практика, применяемая у некоторых народов, когда будущий отец ложится в постель, как это положено роженицам, и подвергает себя всем табу, сопровождающим беременность. — Примеч. переводчика. 114 Предмет психологической антропологии 3% таких обществ муж имеет не одну жену. Влияет ли полигамия на разнообразные проективные последствия особого обустройства сна матери и ребенка? Этот вопрос еще исследуется и здесь не анализируется. Тем не менее тип проживания, как было отмечено выше, во взаимодействии с устройством сна имеет прямую связь с ритуалами как инициации, так и кувада.
<< | >>
Источник: А.А.Белик. Личность, культура, этнос: современная психологи-Б 66 ческая антропология /Смысл. — 555 с.. 2001

Еще по теме Особое обустройство сна и смена половой идентичности:

  1. КАК ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗРЕНИЯ К ОСЯЗАНИЮ ДАЕТ НЕКОТОРЫЕ СВЕДЕНИЯ О ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТИ СНА И НАУЧАЕТ ОТЛИЧАТЬ СОСТОЯНИЕ СНА ОТ СОСТОЯНИЯ БОДРСТВОВАНИЯ
  2. ЭКСПЕРТНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ЛИЦ ЖЕНСКОГО ПОЛАПРИ ПРЕСТУПЛЕНИЯХ ПРОТИВ ПОЛОВОЙ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ И ПОЛОВОЙ СВОБОДЫ ЛИЧНОСТИИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ
  3. Установление признаков совершения полового акта с женщинами, ранее жившими половой жизнью
  4. Глава 18. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ПОЛОВОЙ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ И ПОЛОВОЙ СВОБОДЫ ЛИЧНОСТИ.
  5. Глава 25 ОСОБОЕ ПРОИЗВОДСТВО
  6. Механизмы быстрого сна
  7. Проникновение, или особое постижение
  8. Механизмы медленного сна
  9. СМЕНА ЭПОХИ
  10. Материалистическое объяснение состояний тела (смерти и сна)