<<
>>

Параллелизм процессов тюркизации по языку и монголизации по типу населения Синьцзяна и Узбекистана

Монголизация по типу населения Кашгарии, вероятно, началась еще до переселения уйгуров. Для решения этого вопроса при скудости палеоантропологических материалов первостепенное значение приобретает вопрос о языке местного автохтонного европеоидного населения.

А.              Н. Бернштам отмечает, что вопрос этот далеко еще не решен; он склоняется к общепринятой точке зрения, согласно которой это население было ираноязычным, являясь «свидетельством юго-восточного расселения иранских племен» (5, стр. 61). Но пока единственными источниками, на которые обычно ссылаются, остаются найденные в Синьцзяне документы, написанные на так называемых языках I и II. Из них язык II, на котором написан документ, найденный в Хотане, т. е. в самом центре распространения европеоидной брахицефальной расы, оказался, по словам В. В. Бартольда, иранским (2, стр. 12).

А.              Стейн также считает древнейших обитателей оазисов Кашгарии иранцами по языку (33, стр. 13). Как отмечалось выше, уйгуры застали ираноязычное население не только на юге Кашгарии, но и на севере, в стране Гао-чан. Процесс тюркизации этого населения начался задолго до переселения в IX в. уйгуров, вероятно еще с эпохи движения гуннов во II в. до н. э. (5, стр. 61). Этот процесс должен был особенно усилиться с эпохи тюркского каганата VI в. А. Ю. Якубовский отмечает, что уйгуры застали в Гао-чане тюркские племена, поселившиеся там еще в VI в. (25, стр. 438).

Параллельно с процессом тюркизации по языку шел и процесс монголизации по типу древнего населения Кашгарии, аналогично тому, как параллельно с тюркизацией по языку шел процесс монголизации по типу древнего населения Среднеазиатского междуречья. При этом в Кашгарии, как и в равнинах междуречья, процесс тюркизации по языку был гораздо интенсивнее и шире, чем процесс монголизации по типу. Сказанное объясняется тем, что основная масса тюркоязычного монголоидного населения все же оставалась на севере, в пределах Дешт-и- кипчака, Джунгарии и Монголии.

По мере своего движения на юг эти племена включали в свой состав всю массу местного европеоидного населения, частью еще ираноязычного, частью уже тюркоязычного.

Заключение

Джунгария, аналогично Дешт-и-кипчаку в Средней Азии, видимо, играла роль одного из «резервуаров», откуда шел процесс монголизации европеоидного населения Кашгарии. В Синьцзяне этот процесс шел и с востока, со стороны Китая, и с юга, со стороны Тибета. Но мы не имеем необходимых антропологических материалов для суждения о том, в какой степени племена, переселившиеся из названных стран, приняли участие в формировании антропологического состава уйгуров. Судя по вышеприведенным данным, это участие было незначительным. Как мы видели, среди уйгуров явно преобладает та же европеоидная раса

Среднеазиатского междуречья, которая преобладает и среди узбеков самых различных областей и районов. Примесь монголоидных признаков у уйгуров не больше, чем _у узбеков.

Ввиду очень большого сходства антропологического состава узбеков и уйгуров, трудно судить, в какой степени уйгуры участвовали в этногенезе узбеков в качестве одного из антропологических слагаемых этого народа. Но это, разумеется, не исключает того, что они приняли участие в этногенезе узбеков в качестве одного из слагаемых этнических. Вопрос о степени этого участия подлежит ведению историков и этнографов.

С другой стороны, население Среднеазиатского междуречья приняло участие в этногенезе различных племен и народов Синьцзяна. Достаточно вспомнить о так называемых согдийских колониях в Восточном Туркестане.

Аристов указывает, что путь, по которому шло общение населения Ферганской долины с Кашгарией, в древности проходил там же, где он проходит и ныне—через Кашгар, Иркиштым, Гульчу и Ош (1).

По мнению Бернштама, согдийская колонизация Синьцзяна шла северным путем, через Семиречье (6, стр. 34 и 39). Очевидно, согдийская колонизация проходила как северным путем—через Семиречье, так и южным—через Фергану.

В другом месте Бернштам подчеркивает сходство основных этногенетических процессов, протекавших в Семиречье и Синьцзяне. Гуннское завоевание было «одним из этапов в образовании их общей этнической среды. ...Процесс гуннского воздействия способствовал тюркизации племен северотаримских оазисов — гаогюй, предков уйгур, от оазисов Кашгара до Кучара. Также и в Семиречье в результате гуннского влияния складываются тюркоязычные племена» (5, стр. 61). Другими словами, речь идет о тюркизации по языку местного населения. Выше мы отмечали, что этому процессу подверглись как местное древнее население (конечно, гораздо более многочисленное), так и согдийские колонисты (25, стр. 437 и 442). Сказанное подтверждается приведенными сравнительно-антропологическими данными.

Сходство антропологического состава уйгуров и узбеков нельзя объяснить простой ссылкой на колонизацию Синьцзяна согдийцами. Это сходство, доходящее в Ферганской долине до полного тождества, свидетельствует о том, что в данном случае перед нами единый антропологический пласт населения, исторически формировавшийся не только на территории Узбекистана, но и на территории южной части Синьцзяна—в Кашгарии. Этот единый антропологический пласт исторически сложился из европеоидной и монголоидной рас. Западная часть этого антропологического пласта вошла в состав узбеков, восточная—в состав уйгуров.

Две названные большие расы — европеоидная и монголоидная в свою очередь подразделяются на ряд антропологических типов, или рас второго порядка.

Из европеоидных рас второго порядка в Узбекистане и Синьцзяне преобладает одна и та же раса Среднеазиатского междуречья, а из монголоидных—в Киргизии и Казахстане, т. е. в пределах средневекового Дешт-и-кипчака, откуда шел основной процесс монголизации стран, лежащих к югу от Сыр-дарьи, преобладает южносибирская.

За недостаточностью сравнительно-антропологических материалов трудно сказать, какая из монголоидных рас преобладает в Синьцзяне.

Нам представляется вероятным, что в дальнейшем центр распространения южносибирского расового типа будет расширен за пределы

Киргизии и Казахстана в Джунгарию, откуда шел один из процессов монголизации по типу населения Кашгарии.

Пока можно считать достаточно прочно установленным, что местная автохтонная европеоидная раса в Кашгарии, как и на территории Среднеазиатского междуречья, предшествовала появлению монголоидных элементов, принесенных народами, двигавшимися из общего исходного ареала монголоидных рас.

Выше указывалось, что смена иранского языка тюркским, видимо, совершалась параллельно в Узбекистане и Синьцзяне, что привело к господству тюркского языка в этих странах.

Так на разных              территориях сформировалось два разных              народа,

но              народа близких              и по своему расовому составу и              по языку.

<< | >>
Источник: Л. В. ОШАНИН и В. я. ЗЕЗЕНКОВА. ВОПРОСЫ ЭТНОГЕНЕЗА НАРОДОВ СРЕДНЕЙ АЗИИ В СВЕТЕ ДАННЫХ АНТРОПОЛОГИИ. 1953

Еще по теме Параллелизм процессов тюркизации по языку и монголизации по типу населения Синьцзяна и Узбекистана:

  1. ВВЕДЕНИЕ
  2. Параллелизм процессов тюркизации по языку и монголизации по типу населения Синьцзяна и Узбекистана