<<
>>

ПЕРЕВЕДИ МЕНЯ ЧЕРЕЗ MADE IN: НЕСКОЛЬКО ЗАМЕЧАНИЙ О ХУДОЖЕСТВЕННОМ ПЕРЕВОДЕ И О ПОИСКАХ КАНОНОВ

Наступил новый век, причем в России это произошло лет на десять раньше календарного срока. А любой рубеж веков — так уж сложилось в Европе, если судить по опыту двух предшествующих fins de siecle, — становится временем радикального пересмотра раз­ного рода канонов, в том числе и тех, которые определяют лицо современного эпохе искусства.

Так что с приближением конца века, а уж тем более с наступлением века нового, наученное опы­том европейское читающее и пишущее человечество (как на обще­континентальном уровне, так и на уровне национальных и регио­нальных традиций) начинает напряженно ожидать пришествия некоего нового романтизма — или нового авангарда. Оно начина­ет озираться, в поисках неожиданных и потенциально продуктив­ных созвучий, как на собственное прошлое, так и на соседей, ближ­них и дальних: подозрительно и пристрастно вглядываясь в то, что делалось ранее, и в то, что сейчас делается «за бугром»; прислуши­ваясь и принюхиваясь, угадывая, с которой стороны ждать на сей раз тревожащего сквознячка. В первом случае тихими героями но­вой революции становятся историки. Во втором — переводчики. Если же в обозримом культурном пространстве слишком долго не находится ничего действительно революционного, то возникает эффект обманутого ожидания. Искусство, как сорокалетняя жен­щина, начинает нервничать, надсадно рефлексировать на тему на­двигающейся старости и впадать в крайности — вроде привычных стенаний по поводу собственной смерти.

Этот стон слышится со всех сторон уже четверть века — при­мерно с тех пор, как отгремела последняя, постмодернистская куль­турная революция и задело взялись предприимчивые разработчи­ки открытых пионерами и застрельщиками приисков. Все в мире старо, все уже написано, кругом царит добротный средний уровень, высокое искусство в очередной раз побраталось с бульварщиной и попсой (только теперь уже на глубокомысленнейших теоретичес­ких основаниях2), и ждать нам нечего и недолго.

1 Впервые текст был опубликован в журнале: Новое литературное обозре­ ние.

2002. № 53 (1). С. 319-339.

2 Впрочем, романтики, оголтело возрождавшие вынесенные классицизмом за рамки художественной словесности жанры сказки и романа, — разве не за-

488

В. Михайлин. Тропа звериных слов

Однако обнадеживающие признаки революционной ситуации налицо. Низы, то есть лица, собственно творящие искусство, боль­ше не могут жить по-старому (и, как уже было сказано, регулярно плачутся на эту тему). Верхи, то есть те, кто профессионально па­разитирует на первой категории, рефлексируя процесс и вынося суждения, больше не могут по-старому, по-бартовски править бал. На высоко ученых филологических конференциях уже заговорили о том, что XX века, собственно, не было, что он всего лишь разви­вал и портил то, что было создано веком предшествующим, XIX.

Ситуация опять же никак не новая. В свое время романтики усердно хаяли XVIII век, отрицая свое ныне очевидное с ним род­ство, и апеллировали через его голову к веку XVII и к ненавистному буквально за десяток лет до них темному Средневековью. Прошло полстолетия с небольшим, и Гонкуры, буревестники натуралисти­ческого «постмодерна», вывернувшего наизнанку романтический канон, принялись на два голоса (Гонкуры — за один, но символист Верлен к ним в пару) воспевать галантный XVIII. Наши авангар­дисты тоже XIX столетия не любили. Зато теперь в России умиль­но вспоминают золотой век, а в Англии на тамошней «бибс»1 — Джейн Остен, сестрички Бронтё, Джордж Элиот и прочие the hottest ladies in Hollywood экранизируются в хвост и в гриву. Так что, как советовал во второй части «Фауста» персонаж своему создате­лю, давай-ка запасемся хладнокровьем. Скоро грянет буря — вот тогда и перекрестимся.

<< | >>
Источник: Вадим Михайлин. ТРОПА ЗВЕРИНЫХ СЛОВ Пространственно ориентированные культурные коды в индоевропейской традиции. 2005

Еще по теме ПЕРЕВЕДИ МЕНЯ ЧЕРЕЗ MADE IN: НЕСКОЛЬКО ЗАМЕЧАНИЙ О ХУДОЖЕСТВЕННОМ ПЕРЕВОДЕ И О ПОИСКАХ КАНОНОВ:

  1. ПЕРЕВЕДИ МЕНЯ ЧЕРЕЗ MADE IN: НЕСКОЛЬКО ЗАМЕЧАНИЙ О ХУДОЖЕСТВЕННОМ ПЕРЕВОДЕ И О ПОИСКАХ КАНОНОВ
  2. ОБЩАЯ БИБЛИОГРАФИЯ