<<
>>

Персонификация элементов человека и его жизни

Помимо божественного рождения мифология вписывает человека в свой мир через превращение частей, его составляющих, и различных сторон его жизнедеятельности в особые живые существа- божества, как это она делает в отношении всей действительности, всего существующего.

Подобные представления о человеке видны в словах из «Одиссеи»: «Голодный желудок / Пагубный, злой, приносящий всем людям столько страданий!» [Од., XVII, 473-474] - потому что о желудке говорится, как о каком-то особом существе. Это напоминает речи киклопа Полифема, который считал божеством свой собственный живот (см.: [Лосев, 1957, с. 52]). Так же и сердце казалось особым живым существом. Одиссей обращается к своему сердцу (бранит его), которое, как собака, рычит на непотребства служанок [Од., XX, 16-24]. В. Н. Ярхо отмечает, что Styios и сердце представлялись как самостоятельное существо, нечто другое в самом человеке (см.: [Ярхо, 1963, с. 50, 59]). Это же имеет место и в отношении антропоморфных богов: «Зевс совещается с собственным сердцем» [Ил., VIII, 428-431]. Мифологический смысл всего этого в том, что персонифицируется сама реальность. Как пишет А. Ф. Лосев, «...когда само земледелие в своем максимально обобщенном виде и есть божество. Вот это и нужно считать настоящим мифом» [Лосев, 1976, с. 167-168]. В нашем случае-это превращение в живые существа членов, органов человеческого тела, их одухотворение. Это получалось, в частности, в результате того, что психические процессы совмещались с тем или иным органом: средце - центр эмоциональной жизни человека, диафрагма (грудобрюшная преграда) - умственной. У Ахиллеса, например, «рассуждает» сердце (fjrop fitpp.ifpxE.tv) [Ил., 1,188-189]; у Одиссея дух собирается в сердце [Од., V, 458]. Отождествление души с сердцем сохранялось даже во времена Цицерона21.

В немалой степени персонификация, превращение в самостоятельные существа коснулось такой удобной для этого материи, как психика.

Душа в целом22 уподоблялась существу, похожему на птицу или летучую мышь, поскольку о ней при описании смерти человека обыкновенно говорится, что она улетает из уст [Ил., IX, 408-409]. Например, фьрт} Ь'ік pt$ta>v X7ajiivi) [Там же, XVI, 856] — «душа, от членов отлетевшая»23. Таким же образом и уход души под землю, в Аид, при гибели тела («Души бойцов нисходили (bv/itvai) под землю в царство Аида» [Щит, 151]) свидетельствует о самостоятельном движении души независимо от тела, а это и есть свойство животного, как полагал затем Аристотель. Притом душа в Аид тоже «летит», о чем говорит хор в «Просительницах» перед погребальными урнами: «Эфир их охватывает теперь. В пепел огонь их превратил, но в полете они достигли Хадеса» [Ргёаих, р. 138]. Души движутся с огромной скоростью. Душа Эльпенора пешая прибыла в преддверие Аида раньше, чем Одиссей на судне [Од., XI, 57-58]. В. Йегер связывает образ полета души с представлением о ней как дыхании (см.: [Jaeger, р. 79]). В архаическом мышлении дыхание- душа (фп?т/) служила перевозчиком для бестелесного духа (Svjios) (см.: [Ibid., р. 84]).

С характерным для древних «вещевизмом» (А. Ф. Лосев)24 мифология приписывала душам свойства тела. Души убитых женихов идут с шелестом, подобно летучим мышам. Они реагируют на все вещественное. Например, Одиссей отгоняет души умерших мечом [Од., XI, 48-50; XXIV, 5-6,9-10]. Душа-призракумершего человека (ipvjcai, еїйшАа xajiovraiv) [Там же, XXIV, 14] сохраняет телесные характеристики. Уже говорилось, что душа Эльпенора идет пешком (ногами). Во многих местах «Одиссеи» упоминаются «бестелесные головы (xapyva) умерших» [Там же, X, 521, 536]. В общем, душа является живым существом (человеком), но только это дефектный живой: «Но не имел уже неизменными (ijixebos) крепость и силу в гибких суставах, какие когда-то при жизни имел он (Агамемнон. -

В. 3.)» [Там же, XI, 394-393]. Кроме того, души-персоны обладают памятью, речью, разумом. Персефона, например, оставила разум (voov) Тересию [Там же, X, 494].

Но и в этом случае сознание их неполноценное - оно замутненное, как бы покрытое пеленой. Обо всем этом можно прочитать при описании путешествия Одиссея в Аид.

Представление о душе - персонифицированном живом существе приводит к тому, что «мифологический» человек имеет структуру матрешки: внутри одного живого существа - человека-тела - находится другое живое существо - человек-душа, его двойник - призрак (еїйшАои)25, который обнаруживает себя уходом в Аид и пребывает там: «Так подлинно есть и в Аидовом доме подземном дух человека и образ касі t’ibtoAov)» [Ил.і ХХІП, 103-104]. В Аиде «живут беечувствейНЫе мертвые, призракй (ttbaiXa) смертных умерших» [Од., XI, 475-^476]. Кроме гіонятйй гтризрАкй (видения) был и другой «смыслообраз» (Ф. X. Кессиди) для выражения двойственности человека - его тень: «Ты умрешь... будешь в местах темных / аидовых / Неизвестной блуждать между теней, смутно трепещущих» [Сафо, 44].

Вслед за этим олицетворением души в целом отметим персонификацию самых различных психосоматических состояний человека. Весьма показательны в этом отношении «Теогония» Гесиода и гимны орфиков.

В первой представлена «родословная» явлений человеческой жизни, рожденных Ночью - первобытной богиней из доэлпинсмой хтонической религии (см.: [Jaeger, р. 63-64]). Она родила Конец жизни - Керу (кур), Смерть (Sdvaros), Сон (vxvos), Сновидения (oveipos), Печаль (oiivs), Сладострастие (piA onjra), Старость (yifpas) [Тео., 211-214,217-200, 223—225,758-759]. В орфическом гимне Ночи сказано: Nv?pf)7tp ovei pwv, vxvoborupa [Орф. гимн., Ш, 5, 7]. Соревнование - порождение Ночи, оно, в свою очередь, родоначальник Голода (Aijiosf6, Скорби (aAyos) и Исступления (ату) [Тео., 226-232]. Есть немало и других подобных семей. Страх (pofios) и Смятение (bii/ios) - сыновья Ки- фереи [Там же, 933-935]. Среди богов орфинов мы встречаем Гигейю (Здоровье), Мнемо (Память), Хюпнос (Сон), Онейрос (Сновидение), Танагос (Смерть), Эрота (Любовь) [Орф. гимн.].

Одушевление, олицетворение и очеловечивание отдельных качеств и состояний людей показывает; например, то, что Метода - Премудрость (Mrjns) - супруга Зевса [Тео., 886; Ил., ХПІ, 731].

Использование слов intitv, iytivaro, xaibts («рождаггь», «родиться», «дети») и т. п., когда речь вдет о смерти, сне, старости, показывает, что это не просто человеческие смерть, сон и старость как таковые, а некие живые существа. Кроме того, сновидение может «порхать», а мысль «в воздухе реять», подобно летающим существам [Од., XI, 222; Щит, 223].

Множество примеров показывает олицетворение феноменов нравственно-правового сознания человека. Опять же обратимся к детям Ночи из «Теогонии», среди которых Хула (JIWJIOS), Осуждение (vijuais), Обман (axarrjv), Соревнование («pis). А ее внуки - Труд (xovos), Забвение (ЩЭу), Схватка (vejiivrj), Битва (jiajj)), Убийство (Итак, отдельные феномены человеческой жизнедеятельности мифология превращает в самостоятельные живые существа (божества), отделенные от человека, которые объединены родственными связями - они рождаются и сами порождают — в семью (общину) кровных родственников. Это положение мы также считаем весьма существенной чертой мифологической антропологии, поскольку оно, напоминаем, соответствует принципу мифологии, согласно которому божество сливается (отождествляется) с символизируемой (обозначаемой) им реальностью27. Смысл мифологического оживления и обожествления состояний и ситуаций, складывающихся в человеческой жизни, заключается в том, что таким образом достигалось объяснение всего происходящего с человеком. «Как объяснить рождение живого существа или его смерть? — пишет А. Ф. Лосев. - Самое большее, что может тут сказать эпическое мышление, это одушевить все происходящее и объяснить его как результат воздействия богов или демонов» [Лосев, 1960, с. 332]. Например, кто становится богатым? Кто Плутос-Богатство «встретит, кому попадется он в руки, / Тот богатеет и много добра наживать начинает» [Тео., 973-974]. 1.2.3.

<< | >>
Источник: Звиревич В. Т.. Античная антропология: от героя-полубога до «человечного человека»/В.Т. Звиревич ; [науч.ред.С.П.Пургин].-Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та. - 244 с.. 2011

Еще по теме Персонификация элементов человека и его жизни:

  1. Классическая немецкая философия.
  2. Философия человека.
  3. А. К. Можеева К истории развития взглядов К. Маркса на субъект исторического процесса
  4. Комментарий 1.1.
  5. КРИТИЧЕСКАЯ ВЕРА В БЕССМЕРТИЕ
  6. 8. По ту сторону добра и зла
  7. 1.1. Генезис человеческого капитала как экономической категории
  8. Персонификация элементов человека и его жизни
  9. Психоаналитическая концепция психического развития
  10. Т. А. Михайлова «Заговор на долгую жизнь»: К ПРОБЛЕМЕ ОБРАЗОВ «ДОЧЕРЕЙ МОРЯ» И «ВОЛН СУДЬБЫ» В ИРЛАНДСКОЙ МИФОПОЭТИЧЕСКОЙ ТРАДИЦИ
  11. Глава V СИСТЕМА ЛИНИДЖЕЙ
  12. МИФ О ВОССОЕДИНЕНИ
  13. 2.5. 3. Традиционные методы: наблюдение, эксперимент, интервью
  14. Глава 6 КОНФЛИКТ КАК БАЗА ЭКОЛОГИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ
  15. ГААВА 14 ВЛИЯНИЕ ЭКСТРЕМАЛЬНОЙ СРЕДЫ НА ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ
  16. Глава 7b Дж.-С. Кирк РАЗВИТИЕ ИДЕЙ В ПЕРИОД С 750 ПО 500 Г. ДО И. Э.
  17. § 3. Индивидуалистская, персоналистская и экзистенциалистская модели человека
  18. Коэволюция природы и человека.
  19. ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯИОАНН ХРИСТОС
  20. I. РОЛЬ МИФА В ЖИЗНИ