<<
>>

ПЛОДОРОДНАЯ НЕУМЕРЕННОСТЬ

Плодородие рождается из неумеренности. На празднике происходят не только сексуальные оргии, но и непомерйое поглощение еды и питья. Эта черта, с поразительной четкостью сохранившаяся вплоть до весьма утонченных цивилизаций, особенно хорошо видна на «первобытных» праздниках, к которым готовятся задолго впрок.

На афинских антестериях каждому давали бурдюк вина — и устраивалось своеобразное состязание, где побеждал тот, кто первым выпьет свой бурдюк. В Талмуде сказано, что во время пурима нужно пить до тех пор, пока не перестанешь отличать друг от друга два ритуальных праздничных возгласа: «Будь проклят Аман!» и «Будь благословен Мардохей!» Если верить китайским текстам, для праздника там наваливали всяческих яств «выше холма», выкапывали целые пруды с вином, на которых можно было устраивать морские сражения, а по рассыпанной на земле еде — ездить наперегонки на колесницах.

Каждый обязан обжираться до предела, набивать себе брюхо как тугой бурдюк. Другая сторона ритуальной неумеренности проявляется в ее традиционно преувеличенных описаниях: жертвенное расточение собранных припасов сопровождается состязанием в похвальбе и вымыслах. Известно, какую роль играли поединки в бахвальстве на пирах и попойках у древних германцев, кельтов и многих других народов. Чтобы обеспечить себе изобильный урожай в будущем, нужно без счету тратить содержимое закромов, а на словах — еще больше чем на деле. Для этого затеваются разорительные состязания: кто сделает самую большую ставку в этом своеобразном пари с судьбой, чтобы заставить ее вернуть полученное с процентами, сторицей.

Как заключает г. Гране, комментируя китайские обряды, каждый их участник рассчитывал получить «большее вознаграждение, больший доход от будущих работ». Такие же расчеты строят и эскимосы. Обмены и раздачи даров, которыми сопровождаются праздник Седны или же выпроваживание душ мертвых в загробный мир, обладают мистической действенностью. Они приносят успех на охоте. «Без щедрости нет и удачи», — подчеркивает г. Мосс, опираясь на наблюдение, согласно которому «обмен дарами приводит к изобилию богатств». Обмен дарами, еще и поныне практикуемый в Европе, причем именно на новый год, представляет собой жалкие остатки той интенсивной циркуляции всяческих сокровищ, которая в старину при смене года позволяла подкрепить космический порядок и заново закалить социальное сплочение. Сбережение, накопление, мера характеризуют собой ритм профанной жизни, а расточительство и неумеренность — ритм праздника, этой экзальтированно-сакральной жизни, которая, словно интермедия, периодически прерывает ход обычной жизни и сообщает ей юность и здоровье.

Сходным образом упорядоченным трудовым жестам, позволяющим накапливать пропитание, противостоит неистовый пир, на котором его поглощают. В самом деле, праздник включает в себя не только разіул потребления — пищевых и половых удовольствий, — но и разіул выражения, в слове и жесте. Основные эксцессы праздничной речи — крики, насмешки, брань, обмен грубыми, непристойными или кощунственными шутками между толпой и проходящей через нее процессией (например, на второй день антестерий, на ленейских празднествах, на Великих мистериях, на карнавале, на средневековом празднике дураков), состязание в остротах между группой женщин и группой мужчин (например, в святилище Деметры Мисии близ Пелланы в Ахайе).

Нет недостатка и в движениях — тут и эротическая мимика, и резкие жесты, и борьба понарошку или взаправду. Непристойные корчи, которыми Баубо вызвала смех у Деметры, выявляют природу летаргии, в которую впала богиня, и возвращают ей плодородие. На празднике пляшут до изнеможения, водят хоровод до головокружения. Дело легко доходит и до насилия: на церемонии огня в племени варрамунга двенадцать человек из числа участников хватают горящие факелы, один из них нападает на остальных, размахивая своей головней как оружием, и вскоре уже кипит общая схватка — головни с треском стучат по макушкам бойцов и осыпают жгучими искрами их тела.

<< | >>
Источник: С.Н. Зенкина. Миф и человек. Человек и сакральное / Пер. с фр. и вступ — М.: ОГИ — 296 с.. 2003

Еще по теме ПЛОДОРОДНАЯ НЕУМЕРЕННОСТЬ:

  1. Глава III Ленин как философ
  2. Предание о богах северофиникийского города Угарит
  3. 7.3.2 Плодородие почвы
  4. 5.2.3 Токсикологическая характеристика полютантов
  5. ВЛИЯНИЕ АНТРОПОГЕННОГО ФАКТОРА НА ФОРМИРОВАНИЕ ЗОЛОВОГО РЕЛЬЕФА
  6. ПРОЦЕСС ФЕОДАЛИЗАЦИИ В ВЕНГРИИ XII - XIII ВВ.
  7. 7.3.6 Пути улучшения использования и охраны земельных ресурсов
  8. 1 Природные условия и занятия населения
  9. § 67. Разделение населения по хозяйственному признаку
  10. § 8. Развалины городов и водныге пути
  11. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ
  12. Глава XI ГРАНИЦЫ ФИНАНСОВО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ИМПЕРИИ
  13. Географическая и историческая среда Древней Италии.
  14. Речные наводнения и извержения вулканов. 
  15. 167 (559). ГЕГЕЛЬ— ЖЕНЕ Париж 3 сентября 1827 г
  16. Смысловой барьер
  17. Агропромышленный комплекс