<<
>>

Поле метафорической достоверности культуры

В целом можно сказать, что произведения культуры в узком смысле этого слова, т. е. произведения искусства и литературы, являются результатом метафорического мышления как мышления одномоментно-целостного, интуитивного, образно-абстрактного и образно-конкретного одновременно.
Более того, именно такой тип мышления ответствен за создание в культуре того, что можно было бы назвать смыслометафорикой, полем метафорической достоверности, непонятным и даже безответственным с чисто рациональной точки зрения и вместе с тем жизненно важным для культуры. Если под этим углом зрения, т. е. со стороны достоверности метафоры, мы рассмотрим пушкинскую строку о нулях и единицах и наши примеры, то мы увидим, что аутентичная строка иронически достоверна, в то время как подделки нелепы и смешны, недостоверны и неподлинны. С другой стороны, встречаются и обратные примеры, когда произведения культуры могут быть недостоверными с точки зрения истинных фактов и в то же время нести черты подлинности. В советское время рассказывали много смешных анекдотов про Брежнева, подлинность которых заключалась не в том, что эти истории происходили в действительности, а в том, что в них была некая правда жизни, они выражали дух времени. Как понимать этот парадокс? Оказывается, есть огромные пласты вербальной и текстовой культуры, построенные на понимающей метафоре, в которых момент интерсубъективности заключен в поле метафорической достоверности. Причем достоверность здесь может быть выражена не только вербально, но и знаком, интонационно, намеком и т. д. Таковы поэзия, драматургия, в исключительной степени — анекдот, басня, разговорный жанр, диалекты, сленги, в значи- === 051 === тельной мере проза, газетный и политический языки, язык массовой культуры и т. д. Задумаемся над двумя очень простыми и одновременно очень сложными вещами. С нормальной, разумной точки зрения прекрасные стихи, так же как, например, хороший юмор, могут показаться совершенно бессмысленными и абсурдными.
Человек, лишенный литературного вкуса или чувства юмора, может не признаться в этом, но поэзия и анекдот не доставят ему удовольствия, а, наоборот, вызовут раздражение. Данный человек может быть очень хорошим, толковым, разумным человеком, но недостаток метафорического восприятия, невозможность духовного созерцания нечувственных моментов вещей и явлений не дает ему в должной мере оценить культуру в узком и в то же время высшем смысле этого слова как фантазию, игру, искусство образного творения, юмор и т. д. Аналогично человеку, лишенному музыкального слуха, трудно насладиться музыкальным произведением. Второй момент заключается в том, что способность метафорического восприятия, свойство человеческого сознания мыслить метафорически делает человека разумно-неразумным существом, способным создавать не только высокое искусство, но и грязные образы, образы насилия, порнографию и т. д. В контексте нашего рассуждения мы должны сделать не самый главный, но необходимый для нас вывод. Закономерностью культуры является ее принципиальная метафорическая гетерогенность, т. е. то, что в культуре сосуществуют и высокие стихи, и ненормативная лексика. Талантливые стихи могут быть абсолютно иррациональными, оставаясь при этом гениально метафоричными и гениально достоверными. Талантливые анекдоты могут быть грубыми и при этом также метафорически достоверными. И то и другое сосуществует в культуре и, более того, может сосуществовать субъективно. Одни и те же люди могут понимать, т. е. чувствовать метафорические смыслы и талантливых стихов, и грубых анекдотов. Я вовсе не утверждаю на этом основании, что грубые анекдоты — это то же самое, что и талантливые стихи. Хочу лишь подчеркнуть, что поле метафорической достоверности разнородно, причем понимающая метафора обнимает собой и высокие, светлые и темные, низкие стороны культуры, оставаясь при этом достоверной. === 052 === Необходимо иметь в виду, что эта разнополюсность метафоры не означает разрывность поля метафорической достоверности. Метафорическое не становится дискретным от того, что метафора вбирает в себя различные духовные образы. Метафора универсальна в этом смысле не только для естественных языков культуры, но и для языков в основе своей неметафорических, специально рациональных. Это не значит, что она может существовать "открыто" в этих языках, но она может использовать знаковые единицы этих языков, как в нашем примере с пушкинской строкой. Цифры 0, 1, 6 — это совсем не то, что метафоры этих цифр. "Нуль" или "ноль", "единица", "первый" или "шестерка" имеют определенную метафорическую достоверность, в то время как сами по себе цифры нейтральны.
<< | >>
Источник: В.В. МЕЛИКОВ. ВВЕДЕНИЕ В ТЕКСТОЛОГИЮ ТРАДИЦИОННЫХ КУЛЬТУР (на примере "Бхагавадгиты" и других индийских текстов). 1999

Еще по теме Поле метафорической достоверности культуры:

  1. Деонтология истории
  2. 3. Основные философские направления периода зрелого Просвещения (спинозизм, материализм, „естественная религия", атеизм, эмпирико-психологическая гносеология)
  3. СКЕПТИК ЛИ БОДХИСАТТВА? О ТРИХОТОМИИ «ИНДИКАТИВНЫХ», «РЕКОЛЛЕКТИВНЫХ» («ПРИПОМИНАЕМЫХ») И «КОЛЛЕКТИВНЫХ» ЗНАКОВ
  4. 1. Информационно-психологические войны
  5. ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ. НАЦИОНАЛЬНЫЕ ВАРИАНТЫ
  6. «жизнь»
  7. КОММЕНТАРИИ
  8. А. Н. Северцов ЭВОЛЮЦИЯ И ПСИХИКА[II]
  9. Эпистемологический статус веры
  10. Глава 1. Становление сущности: нигилизм и онто-историзм
  11. 2.3. Метафорическое использование наименований музыкальных темпов и динамических оттенков
  12. 2.1. Методологические основы формирования основных понятий андрагогики
  13. Приложение № 1 «Концепт» в современной лингвистической науке и способы его исследования
  14. ВООБРАЖАЕМОЕ И СИМВОЛИЧЕСКОЕ УЛАКАНА