<<
>>

1.4. Постоянная Рубнера

В биосфере каждой микро- и макроособи на генетиче­ском уровне положено переработать определенный объем пи­щевой энергии и умереть. Высшие плацентарные млекопита­ющие (т.е. те, что рождают доношенных детенышей и не вы­нашивают их в сумке, как австралийские, новогвинейские и американские млекопитающие инфракласса сумчатых) по окончании процесса роста потребляют на 1 кг массы тела в среднем ок.

191 600 ккал в течение жизни, что называется удельным метаболизмом (удельным обменом веществ), или постоянной Рубнера - по имени немецкого физиолога Макса Рубнера (1854-1932). В противоположность всем остальным высшим млекопитающим человек во взрослом состоянии по­требляет в среднем в течение жизни 725 800 ккал на 1 кг теле­сной массы, т.е. в 3,8 раза больше, чем другие высшие млекопи­тающие [11, с. 73,89; 232, с. 159-162; 774; 775]. Эта особенность людей находит эволюционное объяснение.

Заря гоминизации занималась в теплую и влажную эпо­ху ранне-среднемиоценового потепления 24-13 млн лет на­зад и развивалась во время потепления 10-7 млн лет назад, когда биопродуктивность среды была высока. Наши далекие пращуры, наиболее отсталые по части четвероногое™ при­маты, эволюционно ответили на благоприятные условия дву­ногой маломобильностью. Однако естественный отбор «тол­кал» их еще дальше, нежели изменение способа передвиже­ния. Изобилие пищи побуждало потреблять ее как можно расточительнее, что было чуждо аскетичным четвероногим млекопитающим, приверженным ледниковой скудости. Сво­бодные от аскезы наши пращуры ответили на искушающий вызов богатой экосферы «мутацией прожорливости» (возмож­но, регуляторно-гиперморфной, связанной с генами долгожи­тельства FOX03A и DAF-16). Они стали потреблять в 3,8 раза больше пищи, чем другие высшие млекопитающие, сопостави­мые с ними по размерам.

Между тем в каждый данный момент времени употреблять почти вчетверо больше пищи, чем прочие высшие млекопита­ющие, наши предки не могли по экологическим причинам: они быстро истощили бы свою кормовую базу и вымерли бы.

Вы­жили те, которые растянули свою прожорливость во времени, потребляя в каждый конкретный момент примерно столько же пищи, что и обычные, равновеликие им млекопитающие. В ре­зультате наши пращуры стали жить примерно в 3,8 раза доль­ше, чем равновеликие им млекопитающие. Например, сопо­ставимый со взрослым мужчиной по массе леопард прожива­ет в тепличных условиях неволи всего 21-24 года, т.е. в 3,8 раза меньше обычного мужчины (ок. 80-91 года). Отметим, что воз­раст мужчин может быть существенно больше. Так, Магомед Лабазанов (1890 г.р.) из Дагестана (Россия) отметил 10 мая 2011 г. свой 121-й день рождения. Учтем, что количественные физиологические показатели в биологии следует использовать ориентировочно, однако примем во внимание, что люди дей­ствительно живут заметно дольше равновеликих им млекопи­тающих [446]. Проще сказать, если вы хотите потреблять мно­го пищевой энергии в реальной экосфере и не истощить ее, вам придется делать это не спеша, внешне так же, как обычное мле­копитающее, и при этом жить дольше.

Долгожительство у гоминин имело важные эволюционные последствия. У наших пращуров увеличилась продолжитель­ность жизни поколений, и они стали сменяться в 3,8 раза мед­леннее (говорим условно), чем поколения равновеликих мле­копитающих. Между тем от скорости чередования поколений зависят темпы эволюционирования животных: чем скорее сме­няются поколения, тем быстрее идет эволюция вида. Это про­исходит потому, что именно поколение является хронологи­ческой единицей действия естественного отбора. Поколения накапливают мутации, наборы мутаций чередуются вместе с поколениями, и естественный отбор «оценивает» эти мутации со скоростью чередования поколений. Вот почему быстро раз­множающиеся мышевидные грызуны (например, мыши и кры­сы), стремительно чередуя свои поколения, эволюционируют с высокими скоростями, а потому успешно приспосабливаются к меняющейся обстановке: например, к смене ядов, которыми люди пытаются их травить и не имеют заметного успеха.

Долгоживущие гоминины в эволюционном отношении остались далеко позади мышевидных грызунов (речь идет о темпах эволюции).

По этой причине так называемая молеку­лярная эволюция (накопление генных мутаций) у наших пра­щуров пошла в 3,8 раза медленнее, чем у равновеликих млеко­питающих. Это обстоятельство подкрепляется научными дан­ными.

В молекулярной генетике практикуются методы сравне­ния генетического материала от родственных организмов: чем больше сходство этого материала, тем теснее родство сравни­ваемых биологических видов. Генетический материал от чело­века активно сопоставляется с материалом от шимпанзе, го­рилл, других обезьян и других млекопитающих вообще [266; 322; 408; 429; 489; 511; 513; 535; 557; 587, с, 25; 625; 638; 723; 757; 763; 778; 834; 866; 915; 921, с. 1092]. Результаты указывают на то, что гоминины генетически разошлись с большими чело­векообразными обезьянами Африки (шимпанзе) максимум ок. 6,25 млн лет назад, что не лучшим образом согласуется с воз­растом сахельантропа чадского в 6-7 млн лет. Отсюда следует, что измеряемый эмпирически молекулярно-генетический воз­раст гоминин искажен (омоложен) их заторможенной молеку­лярной эволюцией [109]. Чтобы привести его в соответствие с реальностью, количественные данные по генетическому ма­териалу следует подвергнуть следующей математической кор­рекции.

Допустим, мы сравниваем человека с шимпанзе. Шимпан­зе - млекопитающее с обычными скоростями молекулярной эволюции, а у человека она заторможена в 3,8 раза. Поскольку человек сравнивается с обычным млекопитающим, человече­ское торможение эволюции следует разделить надвое, т.е. по­лучить среднее арифметическое для двух ветвей эволюции: че­ловека и шимпанзе. В итоге мы имеем коэффициент 1,894 (так называемый неотенический коэффициент, см. разд. 1.5), на ко­торый следует умножать хронологические данные по молеку­лярной эволюции человека. Таким образом, мы получим, что гоминины нашей филогенетической линии в лице кениантро- па плосколицего разошлись с другими гомининами не 1,86 млн лет назад, а 3,52 млн лет назад, что хорошо отвечает палеоан­тропологическим фактам (см.

приложение 2).

На бытовом уровне двуногая маломобильность и высокая постоянная Рубнера сыграли с людьми злую шутку. Сочетание наследственных наклонностей к малоподвижности и прожор­ливости привело современных людей в развитых (и не только) странах к гиподинамии и ожирению. Причины этих гротеск­ных «достижений» представляются людям непонятными - с ними (с указанными негативными явлениями) пытаются бо­роться с помощью диет, увещеваний и даже государственных просветительских программ. Результаты борьбы не оправды­вают ожиданий. Спасительными могли бы стать нагрузки, ко­торым подвергались первобытные охотники, или нагрузки, ис­пытываемые спортсменами. К несчастью, мало кто их примет. Во всяком случае борьба с гиподинамией и ожирением всле­пую, без понимания их эволюционной природы, не представ­ляется перспективной. В результате можно констатировать, что гомининам присуща врожденная леность (см. разд. 2.4): не­даром избыточно трудолюбивых людей насмешливо называют «трудоголиками» по аналогии не с кем-нибудь, а с алкоголика­ми. Как ни странно, но эта аналогия оправдана. Дело в том, что в процессе непрерывного труда у трудоголиков активно выде­ляются эндорфины, гормоны счастья, и трудоголики «подса­живаются» на них, как завзятые наркоманы, что и объясняет их (трудоголиков) неистовое трудолюбие.

Приведем пример запутанной проблемы ожирения. Обще­известно, что сидячий образ жизни приводит к полноте. Но, в принципе, этого не должно быть, и вот почему. Сидячий образ жизни характерен для деятелей умственного труда. Умствен­ный же труд предполагает активную работу мозга, а мозг рабо­тает на глюкозе, получающейся вследствие расщепления жира на воду и глюкозу. Следовательно, работник умственного тру­да постоянно теряет жировые запасы, и ожирение ему не гро­зит. Элементарный жизненный опыт говорит нам об обратном. В чем же здесь дело? Ответ понравится не всем деятелям ум­ственного труда, особенно ученым. Дело в том, что по сугубо статистическим причинам (см. приложение 4) к эвристической (новаторской) умственной работе способны лишь 4% ученых, которые отклоняются от традиционной науки.

Напротив, 96% ученых остаются в рамках существующих традиций, что при известном профессионализме не требует напряженной работы ума. Поэтому, как это ни комично, 96% ученых при сидячем об­разе жизни подвергаются ожирению, что мы все знаем из жиз­ни. Поскольку 96% - это «на глазок» почти все 100%, нам ка­жется, что сидячий образ жизни обеспечивает повальное ожи­рение. Однако в 4% случаев это не так. Сказанное справедливо и для других деятелей умственного труда.

От ожирения сильнее страдают женщины, но подобная не­задача складывается не потому, что женщины более ленивы. Причина этого явления имеет эволюционную подоплеку. Для успешного производства потомства женщины нуждаются в за­пасах питательных веществ (в жировых запасах), помогающих формироваться плоду. Поэтому жировые запасы в норме со­ставляют у мужчин 12% массы тела, а у женщин вдвое боль­ше - 25%. Из-за неотеничной растянутости онтогенеза (инди­видуального развития при долгожительстве, см. разд. 1.5) бере­менность у женщин чересчур продолжительна по сравнению с самками равновеликих млекопитающих: например, у леопарда при массе тела 70±30 кг (т.е. как у людей) беременность длит­ся 90-105 дней (т.е. втрое меньше, чем у людей; это прибли­зительно отвечает неотеническому коэффициенту 3,8, см. вы­ше и разд. 1.5). Когда жировые запасы отсутствуют, например у жилистых культуристок, у них наступает менопауза (т.е. от­сутствие критических дней) и беременность исключается [216;

512; 697; 743]. По той же причине мужчины, отдавая должное эстетике топ-моделей (см. разд. 1.13), никогда не обделят вни­манием женщин рубенсовских (пикнических, тучных) форм. Это проистекает не от безвкусия и непритязательности силь­ного пола, а от того, что женщины пикнических форм опти­мально приспособлены для продолжения рода, а потому эво- люционно перспективны.

Наши современники борются за стройность фигуры со всем жаром психологического инфантилизма (см. разд. 6.8). Они потребляют безвкусные обезжиренные продукты и со­мнительные низкокалорийные напитки.

Между тем их орга­низмы, ограниченные в жирах и сахарах, требуют повышен­ного потребления диетических яств, на что фигура отзывается размахом габаритов.

Следует учесть, что в детстве (до завершения пубертатного скачка роста, см. разд. 6.3) обмен веществ ускорен, а в старости, наоборот, - заторможен. Однако взятый усредненно, приме­нительно к жизни индивидуума в целом, обмен веществ отве­чает постоянной Рубнера. Другое дело, что непостоянство ме­таболизма влияет на нашу индивидуальную биографию. Так, в юные годы в среднем мы стройны и горячи из-за высокого уровня обмена веществ, снабжающего нас гормонами и сжи­гающего жиры, а в старости - апатичны и грузны из-за сни­жения метаболизма, когда гормонов недостает, а жиры, не сго­рая, отлагаются под кожей. Проще сказать, с возрастным сни­жением интенсивности обмена веществ усвоенная пища легче откладывается в виде жира, отчего организм голодает, требу­ет все больше пищи и запасает все больше жира. Любой чело­век немало дал бы, чтобы его константа Рубнера оставалась по­стоянной не в среднем, а фактически. Одновременно потребо­валось бы продлить срок жизни человека. Этим наверняка за­ймется генная инженерия грядущего (речь идет о работах по выявлению так называемых генов долгожительства F0X03A и DAF-16).

<< | >>
Источник: Н.В. Клягин. СОВРЕМЕННАЯ АНТРОПОЛОГИЯ Учебное пособие для студентов высших учебных заведений, получающих образование по направлениям (специальностям) «Антропология и этнология», «Философия», «Социология». 2014

Еще по теме 1.4. Постоянная Рубнера:

  1. § 3. О вече как повсеместном и постоянном органе государственной власти
  2. 4.2. ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ; НАЧАЛЬНЫЕ УСЛОВИЯ II ПРОИЗВОЛЬНЫЕ ПОСТОЯННЫЕ
  3. 4.4. ЛИНЕЙНЫЕ ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНЫЕ УРАВНЕНИЯ С ПОСТОЯННЫМИ КОЭФФИЦИЕНТАМИ ВТОРОГО ПОРЯДКА
  4. 4.5. ЛИНЕЙНЫЕ ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНЫЕ УРАВНЕНИЯ С ПОСТОЯННЫМИ КОЭФФИЦИЕНТАМИ ПРОИЗВОЛЬНОГО ПОРЯДКА
  5. 4.7. ИНТЕГРИРОВАНИЕ ЛИНЕЙНЫХ ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНЫХ УРАВНЕНИЙ С ПОСТОЯННЫМИ КОЭФФИЦИЕНТАМИ МЕТОДОМ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ ЛАПЛАСА
  6. Постоянный спутник милитаризации
  7. Статья 268. Основания приобретения права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком
  8. постоянный поиск
  9. 1.13. Фотоэлектричество при 48 вольтах постоянного тока: вспомнили о гениальном Эдисоне
  10. Компании должны постоянно заниматься поиском новых позиций
  11. ПОСТОЯННАЯ ДЕЙСТВЕННОСТЬ РИТУАЛЬНЫХ СИМВОЛОВ