<<
>>

Предпосылки "счастья последнего прочтения"

В историко-философском контексте индийский мистицизм и аскетические практики, в частности йога, получили разные оценки — от сугубо отрицательных (Гегель) до сугуос положительных (Шопенгауэр).
Отвлекаясь от этих оценок, а === 273 === также от эмоциональных суждений, обычно связанных со словами "мистицизм" и "аскетизм", мне бы хотелось подчеркнуть следующее. Индийское отшельничество, аскетизм, психотехнические и духовные практики, связанные с ними, были частью довольно широкого культурного движения, которое мы здесь называем маргинальной культурой. Этот маргинальный по отношению к основному, нормативному способ организации окружающей среды в разумное и духовное целое был известен любой традиционной культуре. Надо заметить, что он известен не только традиционной, но и современной культуре. Французские клошары или наши бомжи — типичные следы такой маргинальной культуры большого современного города. В традиционной культуре само это движение задавалось взаимодействием нормативного и маргинального субъектов, по-разному воспринимавших аксиологическое знание мифических форм совокупных людских общностей. Несмотря на неустойчивость оценок этого культурного движения (надо сказать, что маргиналы могли выступать и как почитаемые наставники, и как социальные парии) маргинальная культура играла существеннейшую роль в формировании мировоззрения не только индийской, но и вообще земной цивилизации. Все величайшие духовные учителя человечества были своего рода "представителями" маргинальной культуры, все они оставили "написанные на роду" занятия, все они стали духовно свободными искателями истин. Традиционная культура, как мы уже говорили об этом выше, не вырабатывала субъекта в социальном смысле, т. е. личностно-свободного, рационально мыслящего, граждански ответственного человека, который, по мнению Гегеля и других европейских философов, мог разумно и свободно строить свободное и ответственное гражданское общество.
Не нам, конечно, судить, насколько удался или не удался европейский гражданско-исторический проект. Однако его удачи и неудачи не означают того, что в традиционной культуре вообще не было индивидов, мыслящих свободно, разумно, ответственно. Свобода, разум, ответственность суть внутренне присущие человеческой природе свойства, однако их феноменальность зависит от физических и культурных ограничений. Потенция === 274 === свободы, разума, персоналистской ответственности принадлежит к родовым характеристикам человека, но реализация этой потенции представляет собой культурный процесс, т. е. она формируется и зависит от способа организации мира в разумное и духовное целое. Разумно, свободно и ответственно мыслящие индивиды должны были либо приспособиться к традиционной общине, либо покинуть ее и искать другую человеческую общность. В традиционной культуре человек осознавал себя не субъективно, а через некоторый объект. Этот объект наделялся культурой субъективными свойствами и в этом смысле мог выступать как псевдосубъект. Такими псевдосубъектами были род, племя, община, каста и т. д. Традиционная культура как конкретное целое, как конкретная община, племя, род и т. д. давала человеку свое общностное или коллективное понимание свободы, ответственности, разума, и это понимание становилось для человека личностным, т. е. субъектным. По-другому, конечно, и не могло быть, поскольку традиционная культура, выдержавшая испытание временем, объективно отвечала и человеческой природе, и природе вещей, какой бы антигуманной она нам ни казалась. Отнимая личностную свободу, традиционная общность предоставляла человеку ощущение раз и навсегда установленного порядка, единственно возможного традиционного места в мире, подчиненности закону, чувство свободы по отношению ко всему, что непосредственно не включено в ограниченный мир культурной общности. Ответственность перед общиной освобождала от ответственности перед всем остальным. Грубо говоря, Арджуна, выполняя свой кастовый долг, становился свободным потому, что уже ничего и никому не был должным.
Ограничения, накладываемые на разум мифологикой, предполагали вместе с тем использование коллективного разума общины, ее памяти и опыта выживания в среде, экстремальной с современной точки зрения. Синтетически традиционная община предлагала свои понятия свободы, разумности, ответственности, однако эти понятия не были личностными и в действительном смысле индивидуальными. Они носили общностный характер, существовали в мифоматрице и закреплялись в индивидуальном сознании процедурой мифомышления, о которой мы говорили выше. === 275 === Мне представляется возможным высказать суждение об универсальности нормативного и маргинального в культуре, т. е. в способе организации окружающей человека среды в разумное и духовное целое. Человечество как родовое сообщество, существуя в определенных окультуренных пределах, не знает, каковы эти пределы, и в своей истории пытается преодолеть их путем разнообразных духовных и интеллектуальных проектов — религии, науки, искусства и т. д. Нормативное выполняет функции поддержания уже известных пределов в рамках культурной целостности, тогда как маргинальное имеет целью выйти за эти рамки и совершить новое окультуривание пределов, т. е. понять и овладеть еще не понятым и духовно неизведанным. С этой точки зрения наиболее разумным представляется такое человеческое сообщество, которое способно установить конвенцию нормативных и маргинальных субъектов, ассимилируя при этом маргинальный культурный опыт. === 276 ===
<< | >>
Источник: В.В. МЕЛИКОВ. ВВЕДЕНИЕ В ТЕКСТОЛОГИЮ ТРАДИЦИОННЫХ КУЛЬТУР (на примере "Бхагавадгиты" и других индийских текстов). 1999

Еще по теме Предпосылки "счастья последнего прочтения":

  1. 3. АНТИНОМИЯ ЯЗЫКА
  2. Введение
  3. Предисловие
  4. КОСМОС ИСЛАМА
  5. ВАРИАЦИЯ ТРЕТЬЯ (ДЕКОНСТРУКТИВНО-БИОГРАФИЧЕСКАЯ)
  6. ПОЭТИКА
  7. Страхов как метафизик
  8. ЭВОЛЮЦИЯ ВЫРАЖЕНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО В МИФОЛОГИИ
  9. I. Проблема языка в свете типологии культуры. Бобров и Макаров как участники языковой полемики
  10. Г л а в а 3 ПОЛИТИЧЕСКАЯ РОЛЬ КОНСЕРВАТОРОВ в 1807 - начале 1812 года
  11. ОБЗОР КОЛЛЕКЦИИ ДОКУМЕНТОВ Г.В. ВЕРНАДСКОГО В БАХМЕТЕВСКОМ АРХИВЕ БИБЛИОТЕКИ КОЛУМБИЙСКОГО УНИВЕРСИТЕТА В НЬЮ-ЙОРКЕ
  12. § 4. Общество и личность
  13. ФОРМА И ПАТОЛОГИЯ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ СОЦИАЛЬНОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ И КОНЦЕПЦИЯ ВТОРИЧНОГО ОБУЧЕНИЯ
  14. Глава 2 СВОБОДА И ЛИБЕРАЛИЗМ: ТЕОРИЯ ВОПРОСА