<<
>>

Природа дележа: дискуссия

Дележ в той или иной его форме был свойственен всем эгалитарным обществам мира. В данной статье впервые обобщены и проанализированы материалы по обычаю нимат у эвенков и эвенов. Нимат имеет у них практически полное сходство, что свидетельствует, помимо близкого родства, еще и об охотничьем прошлом.

По мнению А. Барнарда, дележ является наиболее крайней формой перераспределения в обществах охотников-собирателей. Подарки и различные формы дележа, хотя и не идентичные и действующие в разных сферах, могут быть тесно связаны. Существование подобного механизма помогает уравновесить доступ не только к потребляемой собственности, но и к продуктам земли [Barnard 1983]. В условиях нестабильности и порой непредсказуемости традиционных хозяйственных отраслей дележ был некой гарантией выживания и психологически давал чувство защищенности. Н. Петерсон на основании австралийских материалов считает, что в основе обычая дележа лежит экономическая и эволюционная рациональность. Но дележ имеет не только экономический смысл, это не просто способ страхования на случай голода. Дележ имеет социальное и символическое (по Кишигами - культурное) значение, поддерживает и воспроизводит социальные отношения. Дележ рассматривается как позитивный моральный императив [Peterson 1997: 181]. Д. Зайкер считает, что обычай дележа сохраняется из-за выгоды, которую имеет добытчик пищи в обмен на ее «передачу»167. Она многозначна: моральное удовлетворение; соответствие традициям предков; одобрение окружающих, т. к. он поступает «по закону»; возможность совместной охоты и совместного дележа. Одна из мотиваций дележа - эмоциональная выгода, возможность хранить друзей и приобретать новых, а также получить от них что-то в будущем [Ziker 2002; Ziker 2002а; и др.].

В эвенских традициях-установлениях обычай дележа возведен в ранг закона. «Если ты, когда убьешь снежного барана или дикого оленя, не поделишься со своими друзьями - после этого тебе не будет везти, ничего не сможешь добыть» [Бокова 1998; Бурыкин 2001: 202].

Обычай дележа охотничьей добычи - это разновидность социальных отношений между людьми, но также и отношений между социумом/индивидом и природой: необходимость дележа обусловлена традициями, основанными на представлениях тунгусов о связи с землей. «Природа умеренно, постепенно дает, даром», - замечал один эвенкийский охотник, и к этому дару должно быть проявлено соответствующее отношение для того, чтобы в будущем не потерять охотничью удачу. Мировоззрение охотников сформировалось в процессе традиционного природопользования, когда каждый выход на охоту имеет дело с живым ландшафтом. Таким образом, дележ является и попыткой установления социальных отношений с миром природы и миром духов с целью обеспечения жизнедеятельности, продолжения рода. Несомненная причина дележа - это ожидание дара и взаимности не только и не столько от того, кому передана часть добычи, сколько от самой природы/земли/духов-хозяев (поскольку охотник поступил «правильно»). Накопление морального преимущества, о котором выше шла речь, в соответствии с мировоззрением охотников-оленеводов превосходит сферу социальных связей и переходит на сферу отношений «человек - животное - духи-хозяева».

Вторая причина и одновременно следствие дележа - это новые социальные отношения по совместному использованию земли и, как потенциальная возможность, по браку. Дележ расширяет права дающего на территорию тех людей, которых он наделил добычей. Впоследствии они могут охотиться вместе при условии такого же дележа. Старики эвены вспоминали, что могли пригласить хорошего охотника на свою территорию, поскольку знали, что по обычаю нимат он все равно отдавал большую часть добытого [ПМА, 1993, Якутия]. Благодаря обычаю нимат, дающий расширяет, распространяет свое физическое «я» (а вместе с тем и своих родственников) на более широкое социальное и географическое пространство, расширяет сеть социальных связей и отношений. Основное значение термина мата - так называли человека, с которым поделили добытое на охоте - «чужеродец», и оно является общим и для эвенков, и для эвенов.

Кроме того, мата, матак, матаки означают: «гость», «сосед», а также «свойственник». Последнее значение зафиксировано у подкаменно-тунгусских, илимпийских, токминских эвенков; в значении «зять» - у ольских, аллаиховских, арманских, томпон- ских, колымско-омолонских, охотских, саккырырских, момских эвенов [ССТМЯ 1975: 533]. Одинаковое слово для обозначения соседа и свойственника означает, что соседи могли стать и становились родственниками по браку. Отсюда яснее смысл нимат'а, который был действенным механизмом установления новых или подтверждения имеющихся взаимобрачных отношений. Для «бродячих» социальных объединений дележ служил важным «механизмом» расширения географического и социального пространства. Этот «механизм» работает до сих пор.

Нимат обеспечивал территориальные и экономические связи между кочевниками не только взаимобрачных, но и неродственных родов. Вероятно, этот обычай помогал расселению тунгусов по тер ритории Сибири, когда им приходилось внедряться на земли, занятые другими этническими группами. Кстати, и сам С.М. Широкогоров писал, что у тунгусов существует обычай неограниченного гостеприимства, когда гость становится членом объединения [Shirokogo- roff 1929: 196; 312]. Этот обычай неограниченного гостеприимства характерен для обществ охотников-собирателей, в которых родство носит универсальный характер.

Кроме того, дележ имеет значение для формирования и поддержания этнической идентичности. Контакты с доминирующим обществом, экологические и культурные изменения, процессы урбанизации и глобализации серьезно изменили людей и обычай дележа. Отторжение охотничьих территорий, сокращение и исчезновение зверя, трудности с получением лицензий, утрата охотничьей культуры приводят к тому, что дар/дележ добытого на охоте сегодня активно трансформируется в различные формы дарообмена, становится более формализованным. В сложившихся условиях имеется широкий спектр «переходных» форм дележа, таких, как гостевание, угощение, коллективная трапеза, дележ денег, товаров и даже «дележ» территории (для охоты или для нефтегазодобычи).

Канадский антрополог X. Фейт пишет, что североамериканских индейцев - охотников кри и их лидеров часто обвиняют в том, что они ведут соглашательскую политику с промышленными компаниями, подписывая документы на развитие промышленности на их землях. X. Фейт показывает глубинные истоки такого отношения, которые лежат в идеологии дележа, взаимности, обмена у индейцев кри. Охотник делится, потому что он признает права других, но ожидает, что и другие примут во внимание его нужды. Обмен и взаимность ожидается ими от своих партнеров по переговорам, и все это с одной целью: «для продолжения проекта под названием жизнь» [Feit 2004: 20-21]. Подобное отношение, причины которого скрываются в менталитете, в настроенности на дар и дележ, было зафиксировано и у эвенков в их переговорах с промышленниками и государственными служащими относительно прокладки нефтепровода Восточная Сибирь-Тихий океан [Сирина, Фондал 2008; Fondahl, Sirina 2006].

Подобно тому, как взаимопомощь и взаимообмен в одной из индейских общин Северной Америки стали символическим капиталом, играющим важную роль в индейской экономике [Kawamura 2004], обычаи дара, дележа, взаимопомощи у эвенков и эвенов содержат в себе значительный этномобилизационный ресурс, который наряду с другими идентификаторами могут быть востребованы и в политической жизни.

Авторизованный перевод в англ. А. Елфимовой

<< | >>
Источник: Э. Гучинова, Г. Комарова. Антропология социальных перемен. Исследования по социальнокультурной антропологии : сборник ст. - М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). 2011

Еще по теме Природа дележа: дискуссия:

  1. БИБЛИЯ И РИМСКОЕ ПРАВО: ПОНЯТИЯ ПРАВА, зАКОНА И СПРАВЕДЛИВОСТИ в вульгате[516]
  2. НИМАТ: ОБЫЧАЙ ДЕЛЕЖА У СЕВЕРНЫХ ТУНГУСОВ
  3. Природа дележа: дискуссия
  4. Глава 33 АНТИСОВЕТСКИЙ КОНСТРУКТИВИЗМ
  5. О. Г. Федорова кандидат юридических наук, докторант БЕДНОСТЬ В РОССИИ В 90-е гг.: ПРОБЛЕМА ОПРЕДЕЛЕНИЯ (Теория вопроса)
  6. КОММЕНТАРИЙ
  7. 3.2.1. ИЗУЧЕНИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЙ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ НА ЭТНОКУЛЬТУРНОЙ ОСНОВЕ В НАЦИОНАЛЬНОЙ ШКОЛЕ
  8. Б. О. ДОЛГИХ и М. Г. ЛЕВИН ПЕРЕХОД ОТ РОДОПЛЕМЕННЫХ СВЯЗЕЙ К ТЕРРИТОРИАЛЬНЫМ В ИСТОРИИ НАРОДОВ СЕВЕРНОЙ СИБИРИ
  9. Глава 22 ГЕОГЛОБАЛИСТИКА
  10. 2.8. Резюме