<<
>>

ПУТЬ КОЛЕСНИЦ


Примерно в середине II тысячелетия до н.э. в наскальном искусстве Сахары появляются изображения боевых колесниц, запряженных лошадьми. По рисункам на скалах их путь прослеживается от побережья Средиземного моря до верхней излучины Нигера.
Рядом с колесницами на рисунках изображены люди, по облику, цвету кожи и одежде явно отличающиеся от всех типов местного населения. Это светлокожие, рослые воины, вооруженные мечами, копьями и дротиками, с круглыми щитами в руках. Своим обликом они напоминают воинов «народов моря», изображенных на египетских фресках. И они совсем не похожи на хорошо известных гиксосов, вторгшихся в Египет в 1200 году до н.э. и осевших в Кирена- ике. Одежды, оружие и доспехи, тип колесниц и, наконец, физический облик не оставляют сомнения, что это пришельцы из районов восточного Средиземноморья, а манеру изображения человеческих фигур в виде двух сходящихся вершинами треугольников можно отнести к эгейскому искусству второй половины II тысячелетия ДО Н.Э.
Наскальные изображения воинов на колесницах отмечают путь народа гарамантов в глубины Сахары
Если внимательно изучить наскальные рисунки Сахары, можно проследить некоторые маршруты, которыми «люди

колесниц» уходили в глубь Сахары. Некоторые из них, растворяясь постепенно в местном населении, дошли до Нигера. А остальные?
Об              обитателях Сахары, использовавших запряженные лошадьми боевые колесницы, сообщал еще древнегреческий историк Геродот. В античные времена этот народ назывался га- рамантами. О них писали Помпоний Мела и Сенека, Лукиан и Страбон, неизменно подчеркивавшие и» воинственность. Римский историк Тацит описывает гарамантов «свирепым племенем, наводившим ужас на соседей». На протяжении более тысячи лет (ок. 900 г. до н.э. — 500 г. н.э.) конфедерация гарамантских племен оставалась главной доминирующий силой в Сахаре. Долгое время имя гарамантов служило синонимом южных рубежей римского мира, подобно тому, как имя пиктов символизировало его северные пределы.
«Гараманты — создатели первой в Сахаре городской цивилизации — это удивительный, во многом загадочный народ, который на заре истории стал живой связью между эгейско-средиземноморской Европой, берберской Северной Африкой и суданским поясом континента», — пишет Ю. М. Кобищанов. Долгое время о гарамантах было известно лишь по скудным письменным свидетельствам древних авторов, в результате чего за этим народом прочно закрепились эпитеты «таинственные, загадочные, непознанные». Центром страны гарамантов была сахарская область Феццан (на юге современной Ливии). В 1930-х годах итальянский археолог Капуто выявил здесь более 60 тысяч гарамантских погребений. В 1960-х годах суданский археолог Мохаммед Айюб вел раскопки гарамантской столицы Гарама (Герма, совр. Джерма), а английский археолог Чарльз Дэниел в 1968—1975 годах исследовал поселения Зинчекра и Са- ньят-Джебриль.
Наконец, профессор Дэвид Маттингли в 1997—1998 годах повторно исследовал руины Гермы (Гара- мы). Эти работы заложили основы наших сегодняшних знаний о гарамантской цивилизации и гарамантах.
Как установили современные ученые, основу этого этнически пестрого народа (или, по мнению АД. Дридзо, груп-
7 - 8432 Низовский
пы политически связанных между собой народов) составили ливийцы (берберы). Однако в нем ясно чувствуется присутствие Эгейского компонента. Им скорее всего были «народы моря», а точнее, та их часть, которая после битвы в дельте Нила вынуждена была отступить в пески Сахары, заселяя оазисы и нагорья вдоль великих караванных дорог. «С течением времени эти скитальцы пересекли Сахару с севера на юг и на юго-запад и вышли к берегам оз. Чад и р. Нигер. Их продвижение в глубь Африки отмечает изображение колесниц, запряженных конями, причем характерный стиль изображений (так называемый критский или микенский галоп) неопровержимо свидетельствует об эгейском, в основном критском и элладском, происхождении народа гара- мантов»[§§§§§§§§§] Ю.К. Поплинский склонен считать, что общность гарамантов образовалась именно благодаря «народам моря», а вернее, их смешению с местными берберскими племенами[**********] «Народы моря» значительно повлияли на антропологическую и языковую среду Северной Африки, оставив вполне определенные следы в культуре берберских народов.
Мы уже знаем, что среди «народов моря» были как греки (ахейцы и данайцы) и эгейцы (ликийцы), так и иберо-ли- вийцы — сарды и сикулы, а также критяне (др.-егип. «кеф- тиу»), имевшие отчасти североафриканское происхождение. Произошел своеобразный «круговорот берберов в природе»: потомки выходцев из Северной Африки, сотни лет назад ушедших из Сахары в Европу, теперь снова вернулись на родину их предков. Впитавшие в себя иные культурные влияния, смешавшиеся со многими народами севера, они принесли в Сахару новую, более высокую культуру. Но говорили они скорее всего на том же самом протоберберском языке, что и коренные жители Сахары! Возможно, именно этим объясняется столь быстрая интеграция остатков эгейских «на-
родбЬ моря» в ливийско-берберскую языковую и культурную среду.
Ряд эгейских по происхождению элементов культуры подтверждает участие «народов моря» в этногенезе гарамантов. «Только участием в ее создании эгейцев, значительный приток которых в Северную Африку в последней трети II тысячелетия до н.э. связан с походами «народов моря», можно объяснить присутствие в культуре гарамантов таких экзотических для нее компонентов, как боевые колесницы, фоггары (подземные водопроводы типа персидско-туркменских кяризов), «двурогие» стелы, специфические восточносредиземноморские способы погребения покойников, огромные гарамантские некрополи, вооружение, особые неливийские типы одежды, города и т.п.», — утверждает Ю.К. Поплинский.
Таким образом, культура гарамантов, живших на просторах еще не высохшей до конца пустыни, была ливийско- берберской в своей основе, но с элементами, принесенными из Эгейского мира. А их антропологическая характеристика определена итальянским ученым Г. Паче как ливийско-берберская с вкраплениями негроидных элементов.
Само название народа гарамантов связано с Эгейским миром. Суффикс «-ант» в слове «гарамант» не берберо-ли- вийского, а пеласгического происхождения, того же, что и суффиксы «—ант(ф)»/«-инт(ф)» в названиях греческих городов Коринф, Тиринф, в именах ряда древних мифологических персонажей и т.д. Греческий миф связывает происхождение гарамантов одновременно и с Критом и с аборигенами Ливии: версии этого мифа, сохраненные Аполлонием Родосским и Клавдием Птолемеем, именуют Гараманта, эпонима народа гарамантов, сыном бога Аполлона и Акакалли- ды, дочери критского царя Миноса.
Происхождение названия гарамантов и их столицы Гара- мы до конца не прояснено. Некоторые исследователи считают, что этноним «гарамант» происходит от туарегского aghrem (вар. ighrem, agharem) — «крепость», «город», «селение». По мнению французского ученого Ш. Сабатье, название «гара-
мант» произошло от берберского «гарамедден» («пастухи народа гара»). Возможно, с термином «гарамедден», а может быть, и с названием древних гарамантов связано название современного туарегского племени игермаден, а также название средневекового народа гара, обитавшего, судя по арабским хроникам, на территории древних гарамантов.
Другой французский ученый, Ш. Тиссо, обративший внимание на название народа аманов (амантов) у Плиния, объясняет термин «гарамант» как «гара»+«амант». Терминами «goran», «garaan» или «garawan» арабы Чада и Ливии называют неарабские народы Восточной Сахары — анаказа, га- эда, даза, камаджа, уния и теда (тибу, тубу). Возможно, что название «гара» или «гараван» в устах средневековых арабов обозначало потомков гарамантов. Однако само по себе это не объясняет происхождения названия гарамантов.
Ученые уже давно обратили внимание на противоречивость сообщения Геродота о гарамантах. В одном месте он говорит, что гараманты на колесницах «охотятся» за эфиопами, а в другом — что «у них нет никакого боевого оружия и они не умеют отражать врага». Из всех многочисленных попыток объяснить это противоречие наибольшего внимания заслуживает гипотеза советского историка А.Д. Дридзо. Он считает, что «античные авторы (и в первую очередь Геродот) называли гарамантами не один народ или племя, но целое объединение народов (вернее, племен), группировавшееся вокруг столицы — Гарамы — и по имени ее получившее свое название. Среди гарамантов были, как рассказывал Геродот, и покоренные, находившиеся в подчинении племена. Сообщает Геродот и о «господствующем племени, покорившем остальных».
Таким образом, гараманты, судя по всему, представляли собой конфедерацию племен, в которую входили как местные берберы (об этом свидетельствуют находки на гарамант- ских поселениях местной керамики и каменных инструментов), так и пришельцы из Средиземноморья. Последние принесли с собой в Северную Африку много культурных новшеств. Главным из них явилась одомашненная лошадь. Это
сразу придало культуре гарамантов большую мобильность. Воины на колесницах, запряженных лошадьми, проникали глубоко в сердце еще не высохшей тогда Сахары, населенной культурно отсталыми народами. Гарамантам, стоявшим на более высокой ступени развития, не составляло труда подчинить их. Так постепенно сформировалось социально стратифицированное общество, на вершине которого находилась белая ливийско-берберская военная аристократия, а внизу — негроидные группы пастухов и земледельцев.
Культура гарамантов оставила после себя в Сахаре остатки крупных городских центров, обширные некрополи, насчитывающие десятки тысяч погребений, сотни сложных ирригационных систем. Вопреки сообщениям большинства древних авторов, изображавших гарамантов кочевниками, современные археологи доказали, что экономика этого народа была основана на оседлом сельском хозяйстве. Здесь выращивались культуры и разводились животные, характерные и для Северной Африки, и для Средиземноморья. Этот период в истории Сахары получил название «периода лошади» — ее изображение, наряду с изображениями верблюдов, колесниц, колесных повозок и человеческих фигур стало в это время главным мотивом наскального искусства Сахары. Га- рамантские колесницы, запряженные четверками коней (квадриги), упоминает Геродот. Наскальные изображения колесниц вообще характерны для Сахары этого периода, причем в Феццане они принадлежат гарамантам, а в Мавритании и на западе Алжирской Сахары — гетулам.
Как показывают наскальные изображения Феццана, га- раманты разводили крупный и мелкий рогатый скот. Овцеводство играло в этот период особенно большую роль на севере Гарамантского царства. Геродот приводит изречение пифии, которая в середине VII века до н.э. назвала Ливию «кормящей агнцев» или «обильной овцами».
Геродот описывает гарамантов V] века до н.э. как искусных земледельцев. Поля хлебных злаков, виноградники, рощи оливковых деревьев и финиковых пальм орошались с помощью сложной системы подземных водных каналов — «фо-
гарра». Технология их строительства, вероятно, была заимствована из Египта. Разумное использование природных богатств не давало исчезнуть кипарисовым рощам и диким животным в горах; коровы, овцы и кони паслись там, где сейчас и верблюд с трудом находит себе пропитание. Судя по наскальным рисункам, изображающим сцены охоты, страна изобиловала дикими зверями.
Столица гарамантов располагалась в городе-оазисе Гара- ма (Джерма). Оазис Гарамы, по Геродоту, представлял собой «соляной холм с источником и множеством плодоносных финиковых пальм, как и в других оазисах. Там обитают... гараманты (весьма многочисленное племя). Они насыпают на соль землю и потом засевают ее злаками». В Гараме находилась резиденция гарамантского царя, которого, возможно, обожествляли. По свидетельству безымянного древнегреческого автора схолий к «Аргонавтам», гараманты отличались благочестием. Сакральным центром Гарамантского царства был, очевидно, храм, который упомянутый автор схолий называет «наос». Расположенный близ Гарамы гигантский некрополь в Вади-Аджаль, насчитывающий не менее 45 тысяч погребений как кавказоидов, так и негроидов, был скорее всего кладбищем для всех племен гарамантской конфедерации, расположенным близ общего для этих племен святилища.
В разные периоды истории Гарамантского царства пределы его владений простирались на разные расстояния в глубь материка. Судя по сообщениям Геродота, в VI—V вв. они включали на востоке оазисы Куфра, на западе, вероятно, — предгорья Тассили, на юге доходили до Эннеди. В римское время, по сведениям Клавдия Птолемея, южная граница Гарамантского царства простиралась до Центрального Судана, а на севере отряды гарамантов вторгались в приморские области Сирта. На юго-востоке Гарамантского царства находилось упоминаемое Клавдием Птолемеем Гарамантское ущелье. Сюда от берегов Средиземного моря можно было добраться лишь за два-три месяца пути.
Гараманты поддерживали устойчивые связи со Средиземноморьем, Египтом, областями Африки, лежащими к югу
от Сахары. В период между приходом «народов моря» в оазисы феццана и временем, когда древние греки обосновались в Киренаике, связи гарамантов с Эгейским миром ослабли. Зато, очевидно, сохранились их связи с ливийцами и египтянами — наиболее цивилизованными народами в этой части мира. В 1963 году археолог из ФРГ Г Ротерт открыл на востоке и западе страны гарамантов наскальные изображения раннегарамантского времени, а также керамику, свидетельствующие об общности культуры этого района в тот период. Особый интерес представляет фреска, изображающая группу людей с кошачьими головами, которая, по мнению Ротерта, очень близка к египетским сатирическим рисункам XIII—XI вв. Влияние египетского искусства на искусство Тас- силин-Аджера этой эпохи отмечал и французский исследователь Сахары Анри Лот.
Гараманты вели торговлю с соседними берберскими и неіритянскими племенами. Однако передаваемая Геродотом информация о путях, которые вели из страны гарамантов на юг и запад, вплоть до Атласа, крайне искажена. Столь же смутные сведения о караванных путях Сахары сообщает Страбон. Зато у Афинея (IV в.) мы находим рассказ о карфагенянине Магоне, который совместно с гарамантами трижды пересек пустыню Сахару, питаясь только сухим ячменем и обходясь без воды. Этот рассказ, относящийся ко времени расцвета Карфагенской державы, очевидно, свидетельствует если и не о прямом, то о косвенном участии карфагенян в транссахарской торговле. Недаром некоторые гарамантские товары носили в Средиземноморье название карфагенских. В частности, Страбон сообщал, что от гарамантов к римлянам привозили «карфагенские камни».
В источниках римского времени содержатся некоторые сведения о транссахарских дорогах, которые вели из Гарамы в разных направлениях. По «Географии» Страбона можно судить о том, как в I веке нашей эры римляне представляли себе караванные пути от страны гарамантов до Египта и до побережья Атлантического океана: «По рассказам, гараманты находятся на расстоянии девяти- или десятидневного пути

Транссахарские пути в древности и области проживания современных народов туарегов и теда (по Ю. К. Поплинскому)
200 НИЗОВСКИЙ А.Ю.



от эфиопов, живущих на берегах океана, а от (оазиса) Аммона — пятнадцатидневного». Тацит в связи с описанием событий 70 года н.э. вскользь упоминает, что после набега на город Лептис часть добычи «гараманты сумели унести в свои недоступные становища и там продали племенам, живущим еще далее на юг». Это первое в римской литературе сообщение о караванном пути, который вел из страны гарамантов на юг. Дальнейшие сведения об этом пути мы находим у Клавдия Птолемея, который цитировал Марина Тирского (начало II в. н.э.). Он сообщает о римлянине по имени Сеп- тимий Флакк, который совершил поход из страны гарамантов к югу в «страну эфиопов» и прибыл к эфиопам после трехмесячного путешествия. Марин Тирский знал и о другом римлянине, Юлии Матерне, наместнике Нумидии, который «отправился вместе с царем гарамантов, выступившим в поход против эфиопов, и после четырехмесячного пути, во время которого он продвигался только в южном направлении, прибыл в эфиопскую землю Агисимба, где собираются носороги». Скопища носорогов указывают на тогда еще сравнительно влажный климат саванн Центрального Судана.
В транссахарской караванной торговле принимали участие и северные соседи гарамантов — оседлые берберские племена осенсов, псиллов, абсистов, бизаков и особенно многолюдное и богатое племя насамонов, населявшее восточное побережье Сирта, внутренние области Киренаики и Барки и оазисы Джало. Центром этой группы оазисов была Авгила, известная с конца римской эпохи (теперь Авджила), но, несомненно, существовавшая и ранее. Северо-западными соседями гарамантов были во времена Геродота маки, во времена Страбона— гетулы, или, по Плинию, фазании, входившие, вероятно, в состав объединения гетулов, а возможно, и гарамантов.
Сахара продолжала высыхать в течение всего периода существования гарамантской цивилизации, исчезнувшей незадолго до арабского нашествия. Несмотря на неблагоприятные природные факторы, гараманты прилагали неимоверные усилия для поддержания созданного их руками и сохра
нившегося от прошлого оазисного ландшафта, в течение почти двух тысячелетий поддерживая связь между Северной и Тропической Африкой и совершая далекие путешествия. Первоначальная враждебность в их отношениях с Римом сменилась мирными торговыми отношениями.
Гарамантский период стал последним «всплеском» древней сахарской цивилизации. Начиная приблизительно с рубежа эр жизнь в пустыне начала замирать. В последующие века гараманты смешались с местными племенами. Современные народы теда (тубу), даза и другие народы Восточной Сахары, а также харатины восточной части Центральной Сахары принадлежат к числу потомков древних гарамантов.

<< | >>
Источник: А. Низовский. ЗАГАДКИ АНТРОПОЛОГИИ. 2004
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме ПУТЬ КОЛЕСНИЦ:

  1. о Колесница | Буйные лошади
  2. Путь видения и путь созерцания
  3. II. Путь к пустоте
  4. 3. 2. Путь «из варяг в греки»
  5. 13.1. ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЙ ПУТЬ
  6. ИСПОВЕДИМЫЙ ПУТЬ
  7. Глава 13 ПУТЬ И ПУТЕВОЕ ХОЗЯЙСТВО
  8. ТРЕТИЙ ПУТЬ
  9. 1. ИНОЙ ПУТЬ
  10. ПУТЬ К НЕПРЯДВЕ
  11. ЗАПАДНЫЙ ПУТЬ
  12. ДРУГОЙ ПУТЬ
  13. § 3. Путь мэтра...
  14. 17.2. ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЙ ПУТЬ
  15. 1. Путь к трону.
  16. Путь к открытию
  17. Глава 4. ЖЕСТКИЙ ПУТЬ К МЯГКОЙ ПОСАДКЕ