<<
>>

Пути и средства осуществления социальной и гуманной природы человека

«Преформистскому» направлению не было нужды создавать историческую концепцию формирования социальных свойств человека, так как они уже изначально существуют в нем. Его логика иная, энтелехиальная, логика осуществления, что опять же соответствует аристотелевской методологии.

Этой логике отвечает актуализация заложенного в человеке стремления к общественной жизни, которая проявляет себя в естественном переходе к общению. В одном из свидетельств по философии Демокрита говорится, что у людей, прежде живших как одиночки, проявляется «стремление к общению друг с другом (tpiAaMrfXiav), и они переходят к стадной жизни (aytXaiov TOV fiiov)» [Лурье, 1970, 558]. Аристотель считал, что собственная, не извращенная, природа человека нацелена на образование государства и общественной жизни при vojios и Ыку, которые являются естественным выражением сущности человека (см.: [Brandt, s. 195]). Л. Мамфорд пишет: «Аристотель рассматривал полис как факт природы, так как человек был политическим животным, которое не могло жить одно... Но было равно истинным, что полис был человеческим артефактом... Короче, полис был потенциально деянием искусства» [Utopia ..., р. 8]. Полис как perfectio природы человека означает, что и vojios, и Ьікі) не образуют никакого конфликта с vms человека, а, напротив, завершают ее (см.: [Brandt, s. 194-195]).

Итак, в антропологическом смысле полис есть завершение природы человека. Человек становится человеком только в жизни полиса, о чем говорили и Платон, и Аристотель (см.: [Abbagnano, р. 272-273]). Платон считал человека существом, которое нуждается в государственной общности, само ее основывает и сохраняет; политическим существом, гражданином, завершающим себя в государственном муже (см.: [Fleischer, s. 175-177, 223, 380]). Но если в основании государства лежит природа человека, то, следовательно, в ней и надо искать сущность самого государства,

о чем и говорят уроки Платона: человек создает те виды государственности, которые соответствуют его устремлениям и целям: идеальный город создает qtikoeoyos', тимократию — fiXori/tos; олигархию — g>i\ojcpTfjia7os, демократию и тиранию — piArjbovos (см.: [Joly, р.

83]).

Что же касается формирования других сторон природы человека, а именно его духовно-нравственной, гуманной сущности, то это достигается с помощью уже существующей культуры и такого ее элемента, как система воспитания и образования. Н. Аббаньяно древнее понятие культуры раскрывает так: культура - это «образование человека, его совершенствование и завершение». Образование предполагает обучение «благородным наукам»: поэзии, красноречию, философии и др. (см.: [Abbagnano, р. 272]). Так что, следуя древним, можно сказать, что орудием - резцом, завершающим человека - статую, становится прежде всего философия, о чем мы уже писали, когда речь шла о ее практическом назначении. Поэтому ограничимся небольшим повтором того, что мудрость завершает человека по «чертежу» природы; что ее назначение «состоит в возделывании человека» [Cicero, 18636, IV, 13, 34; Цицерон, 1793, IV, ХШ, XIV]. Таковы же функции красноречия, философской риторики, которая насаждает у оратора «высокие представления о долге перед государством и человечеством» [Гаспаров, с. 26-27].

В принятой нами подражательной манере соотношение природы человека и культуры теперь можно описать парой понятий то y$os (y>t$

Шнайдевин заключает: «Как признак античного понимания гуманности выступает момент духовного образования, развития интеллектуальных способностей человеческой природы» [Schneidewin, s. 36] (см. также: [Ibid., s. 37-39]). К такому же выводу приходят и другие исследователи (Р. Райтценштайн, Ф. Кпингнер, К. Бюхнер), различие лишь в нюансах (см.: [Reitzenstein, s. 23, 25; Klingner, s. 635, 638; Biichner, 1964, s. 98]).

Бессмысленно приводить много примеров с целью показать humanitas в качестве понятия духовной культуры человека, так как это сделано в существующей литературе. Ограничимся отдельными примерами. Использование слова humanitas в смысле воспитанности и образованности человека представлено в письме Цицерона к брату Квинту [Циц. Пис., XXX, IX, 27; X, 29]. В речи против Писона слово humanus поставлено в синонимический ряд со словом eruditus [Cicero, 18606, XXVIII, 68]. Парами антонимов являются: indoctum, agreste и humanum, politum [Cicero, 1893e, 25,90]. В перечне качеств Г. Требония названы: благоразумие (consilium), дарование (inge- nium), образованность (humanitatem), непорочность (innocentiam), великодушие (magnitudinem animi) [Cicero, 1860e, XI, IV. 9]. Культурность (образованность и воспитанность) здесь выражают термины humanitas и humanus. И сама упомянутая оппозиция ingenium - humanitas в разных вариантах нередко встречается у Цицерона. Например, в похвале Гн. Планцию: «Великую честь воздают и твоему дарованию (ingenio) и воспитанности (humanitati)» [Cicero, 1ібОд, XXVI, 58]; в осуждении Долабеллы: он враг «природы (naturae) и культуры (humanitati)» [Cicero, 1860e, XI, IV. 10]. В одном из писем присутствует такая пара: «наделенный знаниями» - «одаренный от природы» [Циц. Пис., т. 3, CCCCLXXX, 3].

Рассмотрение воспитания (образования, культуры) именно как момента «преформистской» антропологии связано с известными трудностями и требует некоторых оговорок. Дело в том, что о воспитании — образовании человека говорят все представители социокультурной антропологии, как те, кого мы относим к описываемому направлению, так и «эпигенетики».

Следовательно, возникает задача, которую не всегда удается строго решить, определить, какие представления скрываются за рассуждениями о воспитании человека. В самом общем виде ее решение таково: если предполагается вкладывание культуры в животную природу человека, то это одно; а если взращивание в человеке социокультурных начал, то это уже совсем другое. Поэтому хотя бы такой критерий можно применить при рассмотрении конкретных высказываний философов социокультурной ориентации на темы воспитания.

Известно, что проблемы воспитания начали обсуждать софисты,

и, в общем-то, их мнения трудно уложить в рамки какого-то одного вида воззрений, о которых мы говорим. Когда Критий поощряет занятия гимнастикой, то это, понятно, относится к телесно-животной природе человека [Мак. Соф., 2, с. 72, № 32]. Характерно следующее высказывание Антифонта: «Если в юное тело вкладывать благородное воспитание, то оно будет жить и цвести в нем в течение всей (жизни. -В. 3.)»[Мак. Соф., 2, с. 52, № 60]. Нам кажется, что к такому же роду представлений относится приписываемое пифагорейцам мнение о том, что воспитанное в одном (младшем) возрасте должно передаваться в другой (старший), иначе они (возрасты) уничтожат друг друга [Мак.; Diels, 45D, 8], так как получается, что в человеке нет изначального и единого культурного основания. Не делая далеко идущих выводов, можно указать на то, что воспитание в этом тексте - аушуі) угvo/iivrj; здесь же рядом стоят слова «кормление и воспитание» (rpiptiv « nai xaibtvnv), но главное то, что при плохом воспитании лкши-являюгся «дурными и негодными (cdxiav 7T)s... xaxias те каі ^avXortjros)» [Там же], а это опять же возвращает нас к животно-дикой сущности человека.

Но вместе с тем есть среди софистов и приверженцы совсем иных мнений. В анонимном сочинении «Двоякие речи» (или «Разговоры»), автор которого принадлежал к кругу софистов, говорится о чем-то вроде природной образованности: «Благодаря (природе. - В. 3.) и не учившийся у софистов может быть способным; богато одаренный от природы человек может легко понять многое, научившись <лишь> немногому от тех, от которых мы научаемся словам» [Мак.

Соф., 2, с. 98 (11)]. Также и в «Анониме Ямвлиха» проводится мысль о том, что для достижения совершенства в мудрости, храбрости, красноречии и добродетели нужно, с одной стороны, обладать природными данными, а с другой - проявлять стремление к прекрасному и хорошему, быть трудолюбивым и учиться [Там же, с. 80, IX, № 1].

Указание софистов на эти компоненты воспитания - дарование, науку, упражнение (physis, mathesis, askesis) - более соответствует «преформистской» ветви социокультурной антропологии, так как Аристотель был подобного же мнения [Диог. Лаэрт., V, 18; Jaeger, р. 175]. Я. Верхаге считает, что в учении Аристотеля paideia актуализирует возможность управлять желаниями под властью разума. Она предполагает момент объективный, культуру, и субъективный, воспитание устремлений (см.: [Verhaeghe, с. 316]).

По этому же пути понимания воспитания - образования - культуры человека как комбинации природной предрасположенности, задатков и знаний, науки шел и Цицерон. В общем плане его формула такова: «нечто превосходное и замечательное» возникает тогда, «когда к выдающимся и блестящим природным качествам присоединяются некое разумное начало и просвещение, полученное от науки» [Цицерон, 1962, т. 2. Речь в защиту поэта Архия, VII, 15]. Примером тут может служить Сципион, в котором он видел соединение староримской virtus с идущей от греков humanitas [Cicero, 1910, III, 3, 5]. Впрочем, иногда Цицерон делал крен в сторону знаний. Так, овладеть красноречием можно благодаря не только природным дарованиям, но и открытым законам искусства (см.: [История римской литературы, с. 213]).

Но самым главным, важным для нашей темы является положение Цицерона о том, что образование - это тот путь, на котором человек взращивает в себе человеческое и изживает звериное. Он утверждал, что человеком является единственно тот, «кто испытал воздействие принадлежащих человеческой образованности (humanitas) наук» [Cicero, 1910,1,17,28]. В этом плане интересно одно его довольно глубокое наблюдение: «В образованном уже нет ничего грубого, ничего нечеловеческого», но нет и «твердости», нет сопротивления гнетущим воспоминаниям [Циц.

Пис., т. 3, DXCVIII]. Цицерон, по-видимому, выражал общеантичную и, в частности, стоическую точку зрения. JI. Эдельштайн пишет, что по терминологии стоической профессиональной этики только образованный, достигший истины человек становится действительным членом «человеческой профессии», в противном случае он остается животным (см.: [Edelstein, р. 88]). Ее же выражал и Авл Геллий, утверждавший, что xaibtia греков и scientia римлян — вот то, что необходимо подлинному человеку; без этого человек - не человек. Поэтому еще раз подчеркнем, что xaibtia - humanitas — это не просто сумма знаний, усваиваемых человеком, но также осуществление его возможностей стать таковым (см.: [Вельскопф, с. 1]). По существу, это точка зрения и современного гуманизма. «L’humanite, en fait, est (’essence de 1’homme», - пишет Э. Гарэн, который рассматривает понимание сущности человека начиная с «греко-римской xaibtia - humanitas» [Garin, p. 263].

У Цицерона можно обнаружить один (и довольно глубокий) историко-культурный момент в его воззрениях на приобщение человека к культуре, образованию. Он заключается в том, что первыми по времени носителями человеческой воспитанности и образованности Цицерон делает греков - наиболее культурный, цивилизованный народ древности, «от которого она (человеческая образованность. - В. 3.), как полагают, распространилась на других» [Циц. Пис., т. 1, XXX]. Более развернуто это положение высказано в речи «За Флакка»: «Присутствуют афиняне, откуда пошла и по всем землям распространилась человеческая воспитанность (humanitas), наука, религия, всякие изобретения, право, законы» [Cicero, 1860з, XXVI, 62]. Римляне же приобретают образование путем приобщения к греческой культуре.

Таким образом, Цицерон отразил историческую эпоху эллинизации римского общества и начало процесса формирования единой античной греко-римской культуры. В антропологическом истолковании в рамках единого человечества греки символизируют его культурные потенции, а римляне - их осуществление. В лице римлян происходит становление человека, его выход на мировой уровень pax Romana.

Об особенном смысле образования как воспитании социальных, духовно-нравственных качеств человека Цицерон говорит в связи с созданием образа гуманного государственного деятеля, а также воспитания гражданина. Чтобы природная возможность человека быть гуманным реализовалась, стала действительностью, он должен быть воспитан и образован, а следовательно, должен приобрести собственно человеческие черты. В соответствии с ранее высказанным положением правитель-наместник становится гуманным, усваивая греческие науки. Поэтому Цицерон заботится о теоретической подготовке государственного деятеля и рекомендует брату Квинту читать «Кира» Ксенофонта, в котором дается «картина справедливой власти». Свой совет он подкрепляет авторитетом П. Сципиона Африканского, его кумира, который не выпускал из рук этих книг [Циц. Пис., т. 1, XXX].

В рассуждениях Цицерона весьма заметно влияние греческих этико-политических теорий. Его тезис о том, что легко править другими тому, кто научился контролировать себя, явно идет от сократовской сентенции (см.: [Plezia, р. 198-200]). В итоге к числу обладателей человечности и, соответственно, к числу гуманных государственных мужей и граждан Цицерон относит лишь некоторых образованных римлян, в частности себя и Квинта, полагая, что таковых в Риме было весьма немного. Как отмечает М. Шнайдевин, гуманность не заложена в человеке от природы, она приобретается при обучении и воспитании, и таким образом человеческая сущность противополагается зверям и варварам (см.: [Schneidewin, s. 33]).

Высказанные Цицероном положения относительно воспитания человека подводят, как нам кажется, к двум историко-антропологическим выводам.

Вывод первый. Человек становится действительно человеком, когда он усваивает человечность во всем ее объеме: и в виде приобщения к духовной культуре, знаниям, науке, и в виде нравственных ценностей, гуманности. Тогда humanitas становится идентичной natura humana, а слово homo, по наблюдению М. Шнайдевина, обозначает людей, обладающих полной гуманностью (см.: [Schneidewin, s. 33, 35]). Вывод второй. Такой человек становится представителем всего культурного человечества. Он перерастает национальные рамки homo romanus и превращается в homo humanus (см.: [Schneidewin, s. 34; Reitzenstein, s. 5-6]).

Итак, социокультурную антропологию образуют несколько основополагающих учений: учение о человеке - творце форм своей жизни и самого себя, что В. Брюнинг называет «трансцендентализмом» [Bnining, s. 14—15], а Б. Грётуйзен — «греко-римской философией жизни» [Groethuysen, s. 64]; учение о самодостаточности, собственной сущности человека, его социальной природе, которое Н. Аббаньяно противополагает теологическим воззрениям на человека (см.: [Abbagnano, р. 621-623]); учение о гуманности человеческого существа и его развитии, совершенствовании.

<< | >>
Источник: Звиревич В. Т.. Античная антропология: от героя-полубога до «человечного человека»/В.Т. Звиревич ; [науч.ред.С.П.Пургин].-Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та. - 244 с.. 2011

Еще по теме Пути и средства осуществления социальной и гуманной природы человека:

  1. 4. "ЧТО ТАКОЕ ЧЕЛОВЕК?"
  2. Философия человека.
  3. Б. Т. Григорьян На путях философского познания человека
  4. А. Г. Мысливченко О внутренней свободе человека
  5. ГЕГЕЛЬ. ВЕХИ ТВОРЧЕСКОГО ПУТИ
  6. ПЕРВОНАЧАЛЬНОЕ ВЛИЯНИЕ ГРАЖДАНСТВА НА СОЦИАЛЬНЫЙ КЛАСС
  7. § 6. Современное социальное (постбуржуазное) право
  8. Социально-философские и философско-исторические идеи либерального западничества
  9. Пути и средства осуществления социальной и гуманной природы человека
  10. Образ человека и политическая практика (Вместо послесловия)
  11. ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОЕ СТАНОВЛЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА ВО ВЗАИМОДЕЙСТВИИ С ПРИРОДОЙ
  12. Философская концепция человека С. Л. Рубинштейна в контексте гуманистической и позитивной психологии И. А. Джидарьян (Москва)
- Альтернативная история - Антропология - Археология - Всемирная история - Древняя Русь - Загадки древних цивилизаций - Историография - История древнего мира - История Европы и Америки - История Латинской Америки - История науки и техники - История России - История советской России - История средних веков - История стран Азии и Африки - История Украины - Мемуары военных - Музееведение, консервация и реставрация - Научно-популярная история - Нумизматика - Этнография и этнология -
- Абитуриентам и школьникам - Бизнес-литература - География - Гуманитарные дисциплины - Для школьников и абитуриентов - Журналистика и СМИ - Исторические науки и археология - Конфликтология - Культурология - Литература по недвижимости - Медицинская литература - Менеджмент и маркетинг - Политология - Право - Психология и педагогика - Публицистика - Студентам и аспирантам - Технические науки - Физика - Физическая культура и спорт - Философские науки - Философы - Экология и природопользование - Экономика - Языки и языкознание -