<<
>>

Рай и адв композиционной схеме адыгских тостов

Адыгские тосты предлагают выбор из двух вариантов - блаженства и муки. Первый из них представлен в заздравной части - хох, а второй в следующей за здравицей насмешливо-бранной части - хон, адресованной врагам, завистникам, тем, кому не по душе добрые пожелания здравицы.

Хохи состоят из пожеланий объекту послания (отдельному человеку, семье, стране) добра, здоровья, счастья, удачи, благоденствия. Как правило, это яркий, возвышенный образ желанной, запрашиваемой райской жизни. В поэтических обращениях к Богу (Тха) специально подчеркивается, что щедро даруя людям счастье и процветание на земле, он также милостиво, широким жестом открывает для них врата рая на небе.

В отличие от этого следующая за здравицей брань предлагает вариант мучительной, адской жизни на этом свете. Земной ад отображается с помощью негативных пожеланий или проклятий, живописующих крайне неблагоприятные условия человеческого существования: нищета, неудачи в делах, неприглядный внешний вид, насмешки и презрение окружающих и т. д. Роль связки здравицы с бранью выполняют устойчивые выражения типа: «Тот, кому наша здравица не по нраву»; «Тот, кто позавидует этому, кто зло затаит и воспримет это враждебно»; «Тот, кто настроен к нам враждебно» и т. д.

В качестве иллюстрации к сказанному приведем с некоторыми сокращениями один из примеров объединения позитивных пожеланий «хоха» с негативными пожеланиями «хона» или «брани», выделив жирным шрифтом формулу перехода от благих пожеланий к проклятиям:

О Аллах!

Дай нам [силы]щедро людей одаривая,

О даренном не жалея,

Души имея крепкие, стальные,

Все [как один] в Кабарде здоровыми,

С волами откормленными стоящими на привязи,

С проса снопами тяжелыми, неподъемными,

С сотнями стогов сена,

Богатыми хлебами наслаждаясь,

О Аллах, жизнь нашу дай нам так прожить!

Тот, кому это не по нраву,

Чтобы в дом к нему никто не входил,

Чтобы чужаком его называли,

Чтобы мать его ходила в стоптанной обуви,

Чтобы дом у него покосился,

Чтобы люди на него с презреньем смотрели,

Чтобы подачками для бедных не наедался...

Чтобы отталкивающим было его лицо,

Чтобы не было у него друзей, его окликающих,

Колчеруким, колченогим,

Кривым, косым,

Глухим, немым,

Слепым, незрячим,

О Аллах, так пусть он долго живет!132

Нетрудно заметить, что здравица-хох - это форма общения с Богом, перенесенная из обрядов жертвоприношения (в том числе из обрядов святой евхаристии) в застольный этикет. В качестве первоосновы используется здесь измененная литургическая речь с обилием свойственных этой речи риторических приемов. Так же, как и молитвы, они обращены к высшим силам, приобщают к групповым интересам и запросам религиозного сообщества, скрепляют узы дружбы, вселяют уверенность в будущем, в успех общего дела. По традиции, идущей из глубины веков, благосклонностью и помощью Бога стремятся заручиться, предпринимая или завершая любое сколько- нибудь важное дело. Хохом-молитвой ознаменовываются День весеннего равноденствия, праздники первой борозды и урожая, закладка нового дома и новоселье, отправка свадебного поезда и счастливое возвращение уезжающих, военные операции и успешное завершение этих операций. Мир традиционных адыгских тостов - ярко выраженный поэтический мир, в котором люди хотят жить, с которым связаны их самые сокровенные мечты и желания. Например, тосты в честь Родины особенно распространенные в Кабарде заканчиваются пожеланиями типа:

Наш Тха, Тха могучий,

Тха всесильный,

Долголетие дарующий,

Тысячилетия здравствовать,

О, Аллах,

Родине нашей дай!133

Распространены стандартные описания радости и полноты бытия, жизни не обремененной сомнениями, лишениями, страданиями. Часто встречаются такие клише в тостах, посвященных календарным праздникам, например, празднику Нового года (весеннего равноденствия), празднику первой борозды и т. п. После множества адресованных всей общине или всему народу пожеланий, непосредственно связанных с характером события или торжества, звучат стандартные пожелания типа:

Печали не зная,

Об увиденном (о прожитом) рассказывая,

В этом мире дай нам счастливо жить!

(Адыгские здравицы, 50)

Брань, в отличие от подобных просьб, состоит из комического свойства проклятий в адрес предполагаемых противников здравицы.

Человек взывает к языческому Богу Тха, к мусульманскому Аллаху, к другим сакральным покровителям с просьбой сделать противника здравицы уродливым, жалким, бессильным, смешным. Предрекает неудачи в делах, грязь и беспорядок в доме, сварливость жены, невоспитанность детей, отсутствие признания и авторитета в глазах народа. Просит о том, чтобы все это было постоянным и бесконечно долгим состоянием, парализуя волю, усиливая чувство безысходности, превращая долгую, беспокойную и безрадостную жизнь злодея в пытку, в сплошную муку.

Ритуальная брань воспринималась как сильно действующее средство отрицания и наказания зависти и зла, как инструмент защиты добрых пожеланий здравицы от порчи и дурного глаза. И хотя не все и не всегда прибегали к этому средству, сохранялся общий канон, согласно которому насмешливо-бранное дополнение к здравице считалась важной составной частью тостов. С учетом сказанного композиционную схему традиционных адыгских тостов (застольных хохов) можно представить следующим образом:

Тосты

противопоставляются образы земного рая - дуней жэнэт и земного ада или адских мук -дуней хьэзаб.

<< | >>
Источник: Э. Гучинова, Г. Комарова. Антропология социальных перемен. Исследования по социальнокультурной антропологии : сборник ст. - М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). 2011

Еще по теме Рай и адв композиционной схеме адыгских тостов:

  1. Рай и адв композиционной схеме адыгских тостов