<<
>>

(г) Широкие масштабы теневой экономики

Размеры теневой экономики в сегодняшней России оцениваются по-разному. Как правило, эксперты сходятся на цифре 20-25 % от ВВП. Однако некоторые аналитики делают более радикальные оценки - до 40 % от ВВП. Как бы то ни было теневая (т. е. не облагаемая налогами) экономика является главным источником спроса на труд «гастарбайтеров». Именно здесь бесперебойно функционируют схемы нелегального найма труда и его нелегальной оплаты. Для трудящихся мигрантов (3/4 из которых не имеют правового статуса) это означает: -

работу без трудового соглашения (на основе неформальных договоренностей) -

работу по сниженным расценкам -

сверхурочную работу без дополнительной оплаты.

Кроме того, находясь вне правового поля, трудовые мигранты

сталкиваются с риском либо получить за выполненную работу меньшее вознаграждение, чем было обещано, либо не получить вообще ничего [Предотвращение 2008].

(д) Слабое профсоюзное движение и минимальное участие

трудовых мигрантов в деятельности профсоюзов

После победы российского варианта неолиберализма в начале 1990-х гг. прежнее законодательство о труде было отменено. Ему на смену пришли нормы, благоприятствующие работодателю и болезненные для работника. Созданный в те годы централизованный профсоюз, хотя и называется Федерация независимых профсоюзов (ФНП), на деле абсолютно лоялен государству. Попытки работников в некоторых отраслях создавать действительно независимые профсоюзы наталкивается на жесткое противодействие. В этих условиях трудно себе представить сколько-нибудь существенное членство трудовых мигрантов в профсоюзах. Первые случаи такого членства зафиксированы в строительной отрасли. Однако пока речь идет о разве что гомеопатических дозах.

В течение последних лет стали появляться общественные организации, представляющие мигрантов. Таковы «Федерация мигрантов России» (объединяющая, в основном, выходцев из так называемого «дальнего зарубежья»)306, «Таджикские трудовые мигранты» и др.

Влияние этих организаций на сегодняшний день почти нулевое. Тем не менее симптоматичен сам факт их возникновения. Если 35 лет назад мало кто догадывался об их существовании, то в течение последних полутора лет им удалось заявить о себе в публичном поле. Так, «Федерация мигрантов России» активно выступила против закрытия Черкизовского рынка в Москве осенью 2009 г. Активисты этой организации, опираясь на СМИ, привлекли внимание общества к судьбе рядовых работников рынка307.

(е) Невысокий уровень этнической сегрегации

Российская ситуация с дифференциацией рынка труда под влиянием иммиграции в ряде отношений вполне сопоставима с ситуацией в индустриально развитых странах. В частности, в экономике России, так же, как в других иммиграционных государствах, складываются своего рода «этнические ниши» [см.: Кузнецов, Мукомель 2007]. Однако в том, что касается расселения, Россия представляет собой специфический случай. В российских городах - по крайней мере, пока - нет этнических кварталов, характерных для многих стран Западной Европы и Северной Америки . Причина тому: особенности структу ры жилого фонда. В российских городах - в Москве, в частности, застройка в последние 15 лет идет так, что «элитные дома» возникают повсеместно, а не только в элитных районах. В результате «престижное» и «непрестижное» жилье оказываются в одном квартале. Поэтому даже если мигранты и стремятся селиться в более доступном по цене жилье, компактность их расселения не достигает критической массы, при которой можно говорить об этнических гетто [Вендина 2005]. Изолированно - в общежитиях, расположенных поблизости от мелкооптовых рынков - живут выходцы из Китая и Вьетнама, однако эти поселения опять-таки находятся внутри обычных городских кварталов. Так что о перспективе появления в нашей стране «чайна таунов» говорить, очевидно, преждевременно308.

Разумеется, сегментация городского пространства происходит и набирает обороты. Одни районы разительно отличаются от других (достаточно сравнить Кунцево с Бирюлево, если говорить о Москве). Однако это разделение не по этническому, а по социально-классовому (и профессиональному) признаку [Vendina 2002]. II.

<< | >>
Источник: Э. Гучинова, Г. Комарова. Антропология социальных перемен. Исследования по социальнокультурной антропологии : сборник ст. - М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). 2011

Еще по теме (г) Широкие масштабы теневой экономики:

  1. ГЛАВА 28 ДИВИДЕНДЫ ОТ МАСШТАБА
  2. ГЛАВА 3 МАСШТАБ И ДОВЕРИЕ
  3. СМОТРЕТЬ ШИРОКО — НО УЗКО
  4. Этничность в широком понимании
  5. «Узкая» и «широкая» концепции истины
  6. РАЗДЕЛ 5. Высшее образование: отдача от масштаба
  7. РАЗДЕЛ 3. Затраты, отдача от масштаба и структура рынка
  8. Тема 5. Географическая оболочка как природныйкомплекс планетарного масштаба
  9. Понятие воспитания в широком и узком смысле
  10. Предметы домашнего обихода и широкого потребления
  11. ИЗЛОЖЕНИЕ ИССЛЕДОВАНИЙ О СМИ ДЛЯ ШИРОКОЙ ПУБЛИКИ