<<
>>

Сходство расового состава уйгуров Средней Азии с расовым составом уйгуров Синьцзяна

Внимательные наблюдатели, не будучи антропологами, не раз отмечали большое сходство типа уйгуров и узбеков. Старший научный сотрудник Института востоковедения АН УзССР А. П. Савицкий, защитивший в АН УзССР кандидатскую диссертацию по истории (XIX — вв.) Синьцзяна (Институт востоковедения АН УзССР, рукопись, 1951), где он провел ряд лет, сообщил нам, что уйгуры Кашгарии и Джунгарии ничем не отличаются по типу от наших узбеков и таджиков.

То же подтвердил нам старший научный сотрудник Института востоковедения АН УзССР И. Г. Полинов, проживший в Синьцзяне 25 лет. Отмечали это и прежние русские исследователи.

По Д. Федорову, уйгуры, живущие в Синьцзяне, в районе Кульджи «по наружности весьма походят на наших узбеков» (21, стр. 267). О типе уйгуров Кашгарии любопытную заметку, относящуюся к началу в., приводит В. В. Григорьев (12, стр. 371). Шведские офицеры, находившиеся в плену после Полтавской битвы и жившие в Сибири, сообщили сведения о Восточном Туркестане,[16] собранные ими от жителей Кашгарии, посетивших Сибирь. Попутно шведы сообщают о типе виденных ими кашгарцев. В их заметках говорится следующее: «Все города и селения Кашгарского государства, называемого ныне Малою Бухарией, населены потомками древних бухарцев, которых татаре зовут тадзиками (tasiks), т. е. горожанами (перевод с французского слова bourgeoys). Все они среднего роста и статны. Цвет лица имеют довольно хороший; глаза красивой формы, черные и живые; овал лица пра

вильный; нос орлиный; волосы черные; бороду окладистую». Словом, добавляют наблюдатели, они резко отличаются чертами лица «от татар, совокупно с ними живущих».

Что касается собственно антропологических исследований населения Синьцзяна, то они проводились известными экспедициями Ауреля Стейна.

Этими экспедициями собран разнообразный и обширный материал по антропологии населения Синьцзяна. К сожалению, лишь незначительную часть его, опубликованную в трех статьях Джойса (30, 31, 32), мы имели возможность использовать.

До известной степени материал экспедиции Ауреля Стейна систематизирован в труде Р. Диксона (29). На материалах этих экспедиций, обработанных и опубликованных Джойсом, нам приходилось останавливаться в одной из ранее опубликованных работ (16, стр. 133— 138). Приводим здесь его важнейшие выводы.

У              населения, обитающего на окраине пустьини Такла-макан, Джойс выделяет два расовых компонента — европеоидный и монголоидный. Европеоидный компонент явно преобладает в оазисах, располагающихся по южным окраинам пустыни Такла-макан. Он широко распространен в Хотане, Карангутаге, Ниссе, Полу и Нии. Проведенное нами сравнительно-антропологическое изучение ориентировочных материалов по Средней Азии показало, что обитатели Хотана и Керии совершенно сходны с типичными представителями расы Среднеазиатского междуречья—таджиками (16, табл. 119—122).

В оазисах к северу от пустыни Такла-макан — в Долоне, Аксу, Уч- турфане и Хами уже отмечается значительная примесь монголоидных признаков. Монголоидный тип, вошедший в состав населения северных окраин пустыни Такла-макан, Джойс называет туркоидным. Возможно, что он представляет собою не что иное, как южносибирскую монголоидную расу, ныне столь характерную для современных обитателей Дешт-и- кипчака и Могулистана—казахов и киргизов. А. И. Ярхо отмечал сходство выделенного им южносибирского монголоидного типа с расой, описанной Деникером под названием туркоидной. Об отождествлении с южносибирской расой монголоидного компонента, вошедшего в состав населения к северу от Такла-макан, говорит и географическая близость к центру распространения этой расы. К сожалению, по таблицам Джойса очень трудно судить, среди каких групп и в каких районах преобладает монголоидный компонент, и где он представлен лишь в виде примеси к преобладающему европеоидному типу. К тому же ряд цифр этого исследователя вызывает большое сомнение. Так, среди киргизов монгольская складка не отмечена ни разу, а среди оседлого населения Турфана она составляет 15%.

Такое соотношение мало правдоподобно. Гораздо вероятнее преобладание европеоидного компонента у оседлого населения оазисов, чем у кочевых киргизов.

Как бы- то ни было, но наличие монголоидного компонента отмечено Джойсом по северным окраинам пустыни Такла-макан. По вышеприведенным соображениям нам представляется вероятным отождествление его с южносибирской монголоидной расой.

Второй монголоидный тип, названный Джойсом южномонгольским или китайским, преобладает на крайнем востоке, в областях, пограничных с провинцией Гань-су. Возможно, что он соответствует северноки- тайскому типу советских антропологов.

Наконец, третий монголоидный тип, названный Джойсом тибетским, встречается лишь в виде примесей к брахицефальной европеоидной

расе, явно преобладающей в южных оазисах Синьцзяна. Выше указывалось на полное сходство этих европеоидных брахицефалов с европеоидными брахицефалами Среднеазиатского междуречья.

Видимо, сам А. Стейн антропологически исследовал лишь небольшую группу уйгуров Хотана и Керии (16, стр. 134). Но он попутно все время вел наблюдения над типами населения. Перед его глазами прошли большие (массы населения Синьцзяна и Памиро-Алая.

На основе этих обширных наблюдений А. Стейн указывает, что уйгуры, говорящие на тюркском языке, несомненно, относятся к европеоидной расе, свойственной горному населению Памиро-Алая (33, стр. 33), т. е. к расе Среднеазиатского междуречья по нашей терминологии. Но он ошибочно относит эту расу к альпийской расе Западной Европы.

Археологические памятники, встречающиеся в пустынных, ныне не орошаемых местах, показывают, что в прошлом оазисы, окружающие пустыню Такла-макан, были распространены значительно шире. По мнению Стейна, местное оседлое население Кашгарии еще в древности было представлено брахицефальной европеоидной расой. Оно занимало места, пригодные для орошения. С другой стороны, кочевые племена, к которым А. Стейн относит гуннов, тюрков VI в., монголов и др., предпочитали северные склоны Тянь-шаня, т. е. Джунгарию, где находилась основная масса этих племен. Лишь незначительная часть их проникла в бассейн Тарима (33, стр. 13).

<< | >>
Источник: Л. В. ОШАНИН и В. я. ЗЕЗЕНКОВА. ВОПРОСЫ ЭТНОГЕНЕЗА НАРОДОВ СРЕДНЕЙ АЗИИ В СВЕТЕ ДАННЫХ АНТРОПОЛОГИИ. 1953

Еще по теме Сходство расового состава уйгуров Средней Азии с расовым составом уйгуров Синьцзяна:

  1. Сходство расового состава уйгуров Средней Азии с расовым составом узбеков
  2. Отличия расового состава узбеков и таджиков от расового состава казахов и киргизов (табл. 6, 7)
  3. К ПРОБЛЕМЕ ЭТНОГЕНЕЗА УЙГУРОВ (ПО ДАННЫМ СРАВНИТЕЛЬНОЙ АНТРОПОЛОГИИ НАСЕЛЕНИЯ СРЕДНЕЙ АЗИИ И СИНЬЦЗЯНА) (табл. 40 — 44)
  4. Глава II РАСОВЫЙ СОСТАВ НАРОДОВ СРЕДНЕЙ АЗИИ И ИХ ЭТНОГЕНЕЗ В СВЕТЕ ДАННЫХ АНТРОПОЛОГИИ
  5. Данные по антропологии древних уйгуров Синьцзяна
  6. Материалы по антропологии уйгуров и выбор сравнительных материалов по антропологии различных народов Средней Азии
  7. Уйгуры
  8. «Расовая» уникальность
  9. 2.6. Расовая теория
  10. РАСОВО-АНТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ ШКОЛА
  11. Данные по истории расселения уйгуров в Синьцзяне
  12. НАПАДЕНИЯ КОЧЕВНИКОВ УЙГУРОВ И КИДАНЕЙ НА КИТАЙ ,
  13. 6.3. Расовый и этнический (национальный) состав населения
  14. § 78. Докуз-огузы (уйгуры)
  15. § 98. Обычаи («юсуны») и правовые традиции северных уйгуров
  16. 3. Шахматная модель расового разделения Шеллинга
  17. § 9. Географические вариации физического типа человека (расовые признаки)