<<
>>

Символическая защита (граница)

В неформальном дискурсе различных профессий отмечен мотив «атрибут как защита»: профессиональный атрибут интерпретируется как защита от разного рода рисков, с которыми сталкивается профессионал в пространстве профессии.

Причем эти риски могут быть и физического плана, и символического (страх перед экзаменом).

А. Рябикин, проводивший учебное исследование среди студентов- медиков, приводит историю, которую ему рассказали, объясняя значение медицинской одежды (халата, шапочки и маски): «Препарировала я как-то труп без маски, - рассказывает студентка второго курса, имея в виду учебную практику в анатомической лаборатории. - Делаю я свое дело, все идет нормально. Вдруг смотрю - в мой глаз летит какой-то кусочек. Я закрыла глаза и чувствую, на моей реснице что-то висит. Я стираю кусочек жира. Препарирую дальше.

Вижу - опять что-то летит мне в лицо и попадает мне на верхнюю губу. Оказался опять кусочек жира. С тех пор без маски я труп не препарирую» [ПМ: Рябикин А. СПб., 2000 г.]. Последняя фраза выражает прагматику рассказа - обоснование правила, предписывающего носить медицинскую униформу. Примечательно, что обосновывая ее, рассказчица обращается как к моделирующей ситуации препарирования человеческого тела - эта ситуация имеет для медиков значение своеобразного посвящения в профессию и, как всякий обряд посвящения, прочитывается как модель, объясняющая целый ряд основных профессиональных норм.

Однако студенты-медики носят белые халаты не только во время практических занятий, но и на обычных лекциях. Заметив это,

В. Монич спросила у них, насколько это обязательно. Как оказалось, это обязательное требование только для студентов младших курсов, а старшекурсники «сами не хотят отказываться» от этой привилегии - право носить белый халат они воспринимают с гордостью за свою профессию. Кроме того, некоторые видят в этом и «магическую защиту»: «От чего? - спрашивает В.

Монич. - Спросит ли тебя преподаватель или нет» [ПМ: В. Монич. СПб., 2000].

Значение атрибутики как «защиты» воспроизводится в нарративах самых разных профессий. «Раньше мы очень много занимались халтурой, - вспоминает о годах своей молодости бывшая балерина (55 лет), - тут потанцуем на утреннике, там на концерте, то в Доме офицеров, то в Александринке. Мы с подружкой сами были маленькие, щупленькие, выглядели в 18 лет на 13, и у нас была огромная черная “Волга”, мы в ней по всему городу носились с этой халтурой. Работы много, времени мало, так мы прямо в пачке, касках, гриме ездили по городу. Один раз нас остановили за превышение скорости. Мы открываем окно, даем права, милиционер видит девочек в коронах, гриме, блестках и пачечках, уж не знаю, что он подумал, но он ни слова не говоря, пропустил нас дальше, даже не взяв штраф» [ПМ: Соколова Е., 2003]. В рассказах таксистов автомашины опытных водителей специально обустроены так, чтобы обеспечить защиту от нападения клиентов-«отморозков»: рассказывают о спрятанных в машине монтировках, бейсбольных битах и даже электрошоке под креслами, металлических листах, решетках и пуленепробиваемых стеклах, превращающих автомобиль в танк. По словам таксистов, «шашечки» сами по себе некоторым образом отпугивают «отморозков», которые чаще нападают на частных извозчиков, т. е. профессионализм сам по себе представляется определенной защитой, умение избегать опасностей - качеством, отличающим профессионала. Это качество проецируется и на атрибуты профессии.

Значение атрибута как «защиты» проявляется в поверьях о «счастливых» и «несчастливых» вещах (инструментах, деталях снаряже ния). Счастливыми дорожат, а от несчастливых предпочитают избавиться. Так, студенты-медики покупают новую форму (халат) после неудачно сданной сессии: «Старая помнит, как ты чуть не завалил экзамен» [ПМ: В. Монич. СПб., 2000-2001]. Парашютная система, с которой погиб человек, больше не используется. Таксисты присматриваются к машине, и если на ней несколько раз попадают хотя бы в мелкие аварийные ситуации, - меняют ее: «Ну, мне кажется, - объясняет мне представитель этой профессии, - это бывает даже не в сфере такси, а у любого, кто покупает машину, - первая, вторая, третья авария, такие не большие, а...

ну, есть такое выражение: «Значит, не твоя (машина. - Т.Щ.)». И люди как бы ремонтируют и продают» [ПМА: СПб., 2005]. «Несчастливый» инструментарий интерпретируется как результат неудавшейся идентификации со своим владельцем - он «не твой», - т. е. идентификация «профессионал - инструмент» моделируется как элемент профессионализма и тем самым - условие успешного осуществления деятельности. Еще один мотив таксистских нарративов - уход из профессии водителя, которому так и не удалось подобрать «свою» машину.

Семантика атрибутики как «защиты» (реальной или символической) своего владельца связана с прагматикой ее как средства маркирования границы профессии как воображаемого сообщества. Атрибутика - право и умение ею пользоваться - отличают профессионала, одновременно обозначая границу, отделяющую его от мира непосвященных и среди прочего - от исходящих опасностей. Таким образом, «защитная» символика профессиональных атрибутов - еще одна грань их роли как символа профессии и идентичности ее носителей.

<< | >>
Источник: Э. Гучинова, Г. Комарова. Антропология социальных перемен. Исследования по социальнокультурной антропологии : сборник ст. - М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). 2011

Еще по теме Символическая защита (граница):

  1. ГЛАВА ПЯТАЯ СООТНОШЕНИЕ АТРИБУТОВ ЦЕРКВИ И СИМВОЛИЧЕСКОЕ ЕЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
  2. 6.4. СИМВОЛИЧЕСКИЙ КАПИТАЛ КУЛЬТУРЫ В ВИРТУАЛЬНОЙ БОРЬБЕ ЗА ПРОСТРАНСТВО
  3. Основания приобретения и прекращения права собственности
  4. §3. Защита права собственности
  5. Глава 2 Краткая история графического изображения и начало психологического анализа рисунка
  6. Русская трагедия как русский крест
  7. Символическая защита (граница)
  8. ГЛАВА I ГОЛ 1917-й. Интервенция. Приморье. Приамурье. Забайкалье
  9. Глава 11 РОЛЬ ЗЕМЛИ (ТЕРРИТОРИИ, ЛАНДШАФТА)
  10. 10.1. Сущность, предпосылки возникновения и виды этнических конфликтов