<<
>>

Т.Б. Смирнова БУДЕТ ЛИ РОССИЙСКОЕ МОГУЩЕСТВО ПРИРАСТАТЬ СИБИРЬЮ?

Сибирь невозможно не любить, но и жить здесь нельзя. Кто хоть раз видел цветущий багульник по берегам Байкала, ледоход на Енисее, водопады на Алтае, тот влюбляется в Сибирь на всю жизнь.

Тот, кто хоть раз видел похороны шахтеров в Новокузнецке, вдыхал воздух в районе «Сибнефти» и пытался завести машину в минус 40°, тот понимает, что жизнь в Сибири похожа на выживание. Тема любви к Сибири, которая напоминает щедро одаренную природой провинциальную девушку, красивую и наивную, постоянно отдающую и ничего не требующую взамен - неисчерпаема. Эта тема часто всплывает после возвращения коллег по университету из экспедиций, командировок и отпусков, когда, сравнивая жизнь там и жизнь здесь, мы более четко видим все плюсы и минусы жизни здесь. И в последнее время, поскольку минусы «в ассортименте», мы все чаще задаемся вопросом - а почему мы еще здесь? И будут ли жить здесь наши дети, и кто вообще будет жить в Сибири? Гордость нашего истфака, профессор А.В. Ремнев во время недавнего разговора был настроен далеко не оптимистично. Делясь впечатлениями о последних поездках, мы говорили о достопримечательностях, людях, погоде и о больших расстояниях, которые приходится преодолевать сибирякам для достижения цели. Вернувшийся из Японии профессор одним из самых сильных потрясений назвал тот контраст, который видно из самолета, когда перелетаешь из Японии в Россию: после островов, населенных настолько густо, что возникает ощущение возделывания и использования каждого сантиметра земли, оказываешься над пустыней, прекрасной, но абсолютно безлюдной. И эти вполне лунные пейзажи и пустоту наблюдаешь много часов подряд, пока наконец-то в районе Норильска можно обнаружить признаки жизни.

История вопроса. Говорить о населении Сибири, ее истории и народах невозможно без обращения к теме миграций. Современным миграционным процессам, в том числе этническим миграциям, посвящено достаточно большое количество и научной литературы, в основном демографической и социологической, и публикаций журналистов.

Это вполне объяснимо, поскольку этнические миграции в последние десятилетия приобрели глобальный характер, но очень мало стран в мире оказались готовы к последствиям массовых миграций. Особенно это относится к России, для которой роль миграционного донора являлась более привычной. Россия всегда больше поставляла мигрантов, чем принимала, этому способствовали и экономическая ситуация, и естественный прирост населения, с которым не было больших проблем до 1970-1980-х гг., несмотря на все катастрофические людские потери XX в.

При изучении миграций наименее исследованной и наиболее мифологизированной сферой является роль этнического фактора. Посвященные этой проблеме работы В.А. Тишкова, B.C. Малахова, Ж.А. Зайончковской, В.И. Дятлова [Дятлов 2000, 2003,2005; Зайонч- ковская 2005; Малахов 2004, 2007; Тишков 2008, 2010], основанные на глубоком научном анализе существующей ситуации, недостаточно востребованы властями, которые не имеют привычки обращаться к специалистам, пока гром не грянет, и практически неизвестны широкой общественности, которая в основном питается журналистскими расследованиями, резюмирующими, что «опыт западной Европы доказывает, что чем меньше мигрантов, тем безопаснее».

Сейчас в результате резкого снижения рождаемости и роста смертности, когда Россия уже прошла точку невозврата, «русский крест», когда уже никакие меры по повышению рождаемости не смогут компенсировать естественную убыль населения, остро стоит вопрос об интеграции мигрантов в российское общество. Вопрос о том, нужны ли мигранты России, в настоящее время не обсуждается. Этот этап уже пройден, без мигрантов из других стран численность населения России будет неуклонно снижаться. Если по данным Всероссийской переписи населения 2002 г., в России проживало 145 млн человек, то на сегодняшний день численность населения составляет 142,9 млн человек, прогноз на 2025 г. составляет 129 млн, а на 2050 г. - 111 млн человек [Прогноз численности...]. Этот прогноз учитывает современную миграционную ситуацию, при снижении потока мигрантов численность населения может сократиться до 80 млн человек.

Поэтому нет никакого сомнения в том, что мигранты России нужны, а речь идет о том, каким образом мигранты должны распределяться по территории страны и какова должна быть политика по интеграции.

В этом смысле Сибирский регион, конечно, имеет свою специфику и свои проблемы. Сибирь длительное время была местом, принимающим мигрантов, куда население перемещалось из европейской части России. Фактически все сибиряки, за исключением коренных народов, которые составляют менее 10 % населения, это потомки переселенцев, т. е. их более 90 %. Сибирь пережила несколько этапов заселения, из которых наиболее крупными были добровольные переселения из разных губерний европейской части Российской империи в XVIII-XIX вв. и периода столыпинской аграрной реформы, в результате которых и сформировалась в основном этническая карта региона. Большую роль в формировании населения Сибири играли принудительные миграции, например, почти все поляки, живущие здесь - это потомки ссыльных. Начиная с 1930-х гг. появляется новая категория сибиряков - раскулаченные и репрессированные. В годы Великой Отечественной войны на восток была проведена эвакуация многих предприятий, сюда была переселена «эшелонами бесправия» значительная часть «наказанных» народов. Действовавший до 1955 г. режим спецпоселения препятствовал выезду репрессированных, а, например, для немцев запрет на возвращение существовал до 1972 г. Поэтому и сейчас из 600 тыс. немцев России почти 60 % проживает за Уралом и две трети из них составляют потомки депортированных.

В 1960-1970-е гг. приток населения существовал за счет всесоюзных строек, освоения нефтяных и газовых месторождений. Так, на севере Западной Сибири сложились целые украинские поселки. В южных районах активно развивался агропромышленный комплекс. Тогда транспаранты со словами М.В. Ломоносова о том, что «российское могущество прирастать будет Сибирью» (с вариациями), вывешивались в каждом втором сибирском клубе. И в это, в общем, все верили: численность населения Сибири действительно увеличивалась.

Итак, если по переписи 1926 г. численность населения Сибири была около 9 млн человек (9 % всего населения России), то в 1959 г. она составила 16,7 млн (14,2 %), а в 1989 г. - 22,8 млн человек (15,5 %) [Национальный состав: 9-74]. В Сибири, не знавшей голода, масштабных эпидемий и крупных боевых действий, всегда был высоким и естественный прирост населения. Несмотря на то что за сибиряками тянулся шлейф стереотипов как о потомках каторжан и энтузиастах комсомольских строек, большую их часть составляли люди, не имевшие никакого отношения к этим категориям. Большинство населения было занято в промышленности, работавшей на оборону и космос, сельском хозяйстве, во всех крупных городах открылись университеты, в Новосибирске был построен Академгородок. Мигранты ехали в Сибирь в основном на заработки, поскольку зарплата здесь была существенно выше. Многие оставались, потому что уровень жизни принципиально не отличался от других регионов России, а рабочие места были всегда.

Современная ситуация. Но в 1990-е гг. главное, что потребовалось от Сибири - это нефть и газ, все остальные отрасли, продержавшись какое-то время на прежних ресурсах советского времени, стали разваливаться. Выжившие конкурентоспособные предприятия стремительно сменили своих владельцев и место регистрации (со ответственно - и место уплаты налогов) на столичные, обесточив местные бюджеты. Уровень жизни упал, а люди уезжали в Европу. Ведь для обслуживания нефтяной трубы много народа не требуется, Сибирь очень быстро стала регионом с отрицательным сальдо миграции. Приведем конкретные цифры. Если по последней советской переписи населения 1989 г., в России проживало 147 млн человек, из них в областях за Уралом - более 35 млн, то есть 24 %, то по данным Всероссийской переписи населения 2002 г., в России проживало 145 млн, из них в областях за Уралом - 32 млн человек. А по данным на 1 января 2009 г., эта цифра снизилась до 29,4 млн человек, то есть до 20 % [Всероссийская перепись...; Демографический ежегодник 2009: 28-30].

В то же время по территории азиатская часть России составляет 75%ее площади.

Более или менее заселены только южные районы Сибири - Кемеровская, Новосибирская, Омская и юг Тюменской области, Алтайский край, то есть те районы, где существует относительно развитая инфраструктура. Здесь плотность населения составляет 16-17 человек на кв. км, причем основная нагрузка приходится на города. Есть два города-миллионника (Омск и Новосибирск). В сельской местности плотность населения составляет 3-7 человек на кв. км. И это лучшие показатели населенности по Сибири.

По миграционным показателям лучше всего положение в Новосибирской области, там в 2008 г. положительное сальдо миграции составило 9,5 тыс. человек. Это объясняется тем, что Новосибирск - это центр Сибирского федерального округа (СФО), соответственно, как всякая столица, хотя и местного масштаба, он притягивает население. Но в целом по СФО сальдо миграции за прошедшие годы было отрицательным. По данным Федеральной службы государственной статистики, в 2009 г. население СФО составило 19 млн 545 тыс. человек, что на 8 тыс. меньше, чем в 2008 г., на 45 тыс. меньше, чем в 2007 г. и на 1 млн 416 тыс. меньше, чем в 1995 г. Так, Красноярский край потерял за эти годы 224 тыс. человек, Алтайский край - 197 тыс., Омская область - 155 тыс. человек. Даже в Новосибирской области, которая привлекает мигрантов, численность населения по сравнению с 1995 г. снизилась на 92 тыс. человек [Демографический ежегодник 2009: 30].

Естественный прирост населения. В этом процессе снижения численности населения, конечно, сыграл свою роль и отрицательный естественный прирост населения. И все же можно определенно утверждать, что для Сибири все-таки основным фактором демографических потерь являются миграции, а не превышение смертности над рождаемостью. По регионам России показатели естественного движения населения отличаются весьма значительно. В целом по

России естественный прирост является отрицательным и составляет за 2008 г. минус 2,5 человека на тысячу населения.

Но, например, в Дагестане он составляет плюс 12,4 человека, в Ингушетии - плюс 15,2,

в Чечне - плюс 24,8 человек на тысячу населения. Самые вымирающие у нас центральные губернии и север (Рязанская, Тульская, Псковская, Новгородская), где прирост составляет минус 10-12 человек на тысячу. А в Сибири естественный прирост является хотя и отрицательным, но он все же выше средних показателей по России - минус 0,7 на тысячу человек. Следует сказать, что и внутри Сибирского региона существуют значительные различия. Например, в Республике Тыва прирост населения держится на уровне республик Северного Кавказа - плюс 13,9 человек. Вообще, в большинстве своем именно национальные республики имеют положительную динамику рождаемости и смертности: Республика Алтай - плюс 9,1, Республика Бурятия - плюс 3,5, Забайкальский край - плюс 1,6, Республика Хакасия - плюс 1,0, Иркутская область - плюс 0,9 человека на тысячу населения. В остальных регионах прирост населения отрицательный: Томская область - минус 0,1, Красноярский край - минус 0,7, Омская область - минус 0,9, Новосибирская область - минус 2,0, Алтайский край - минус 2,7, Кемеровская область - минус 3,3 человека на тысячу населения [Демографический ежегодник 2009: 72-78]. Таким образом, несмотря на разницу между субъектами внутри СФО, в целом Сибирь выглядит достаточно благополучно по сравнению со средним российским уровнем естественного прироста населения. Это свидетельствует о том, что убыль населения здесь происходит именно за счет миграций.

Следует отметить еще одну закономерность естественного движения населения, которая уже неоднократно отмечалась всеми исследователями, и продолжает существовать до настоящего времени: рождаемость среди сельского населения выше, чем среди городского. Так, в Республике Алтай, где отмечен самый высокий естественный прирост, доля горожан составляет всего 26 %, а в Кемеровской области с самым низким естественным приростом, 85 % населения - это городские жители. Но несмотря на относительно высокую рождаемость в сельской местности, решить демографические проблемы Сибири за счет этого фактора невозможно, сельское население продолжает стремительно сокращаться. Например, по городскому населению прирост за счет мигрантов в 2009 г. составил 13 человек на 10 тыс. населения в год, а по сельскому населению - убыль 23 человека [Демографический ежегодник 2009:33,37,514,517]. Если представить современную картину миграций в Сибири в наиболее общем виде, то из сельской местности люди уезжают в города (особенно молодежь), а из городов Сибири - в города европейской части России, в основном, в Москву и Санкт-Петербург, реже - в Екатеринбург, Краснодар, Сочи. Разумеется, существует встречный поток мигрантов, но подавляющее большинство из тех, кто приезжает в Сибирь - это зарубежные мигранты, иностранные рабочие, как и в большинстве других регионов России. Конечно, по масштабам трудовой миграции Барнаулу, или, например, Новосибирску, далеко до Москвы, которая из-за обилия иностранных рабочих изменилась за последние годы до неузнаваемости, но общие тенденции существуют и здесь.

<< | >>
Источник: Э. Гучинова, Г. Комарова. Антропология социальных перемен. Исследования по социальнокультурной антропологии : сборник ст. - М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). 2011

Еще по теме Т.Б. Смирнова БУДЕТ ЛИ РОССИЙСКОЕ МОГУЩЕСТВО ПРИРАСТАТЬ СИБИРЬЮ?:

  1. 7. Современные технологии правового обучения в системе работы российских школ
  2. 38. Восстановление позиций России во внешней политике
  3. Статья 1203. Личный закон иностранной организации, не являющейся юридическим лицом по иностранному праву
  4. 6.1. 36-летние циклы социально-политического развития России: общее описание и особая роль в российской истории
  5. ПРЕДИСЛОВИЕ
  6. 3. КРЕСТЬЯНСКОЕ ДВИЖЕНИЕ
  7. 5.1. Российская цивилизация после распада Древнерусского государства
  8. 5.3. Диффузия как непременный атрибут российской государственности
  9. Т.Б. Смирнова БУДЕТ ЛИ РОССИЙСКОЕ МОГУЩЕСТВО ПРИРАСТАТЬ СИБИРЬЮ?
  10. Возвращение соотечественников.
  11. З. Воцарение династии Романовых.
  12. ГЛАВА 7 СССР Сталина
  13. Агония
  14. Роль руководства предприятия в тотальном менеджменте качества (на модели «дороги качества»)
  15. СПЕЦИФИКА И ДИНАМИКА РАЗВИТИЯ СИТУАЦИИ В РОССИЙСКИХ СМИ
  16. В порочном кругу