<<
>>

2.6. Социальность у гоминин

Природа социальности у людей вызывает ряд вопросов. Со­циальностью называется сотрудничество людей (не обязатель­но состоящих в родстве) в интересах всего общества. Заманчи­во считать социальность результатом группового естественно­го отбора.

Групповой отбор - это называется такая форма есте­ственного отбора, единицей которого служит не отдельная особь с ее индивидуальным генотипом, а группа родственных особей, располагающих похожим генотипом. В интересах его выжива­ния отдельные особи готовы жертвовать собой, что внешне на­поминает сотрудничество людей. Показано, однако, что приро­да социальности не может рассматриваться как следствие груп­пового отбора родичей [440-443], поскольку последний, обслу­живая родню, не отвечает понятию социальности. Есть мнение, что сотрудничеству (социальности) у людей способствуют эга­литарные мотивы поведения (мотивы равноправия) [396]. Но это представляется наивным. Наконец, тавталогично (модель «масло - масляное») указывается, что сотрудничество полезно, когда оно приносит пользу [415]. Однако животные, не имею­щие человеческой социальности, сотрудничают именно на та­ких началах, а потому критерий полезности не проливает света на происхождение социальности человеческого типа.

Социально-философский подход к проблеме дает иное ее видение. Анализ форм общения у людей показывает, что они распадаются на два основных подразделения, имеющих жиз­ненно важное значение: во-первых, это кровнородственные от­ношения по продолжению рода; во-вторых, это производствен­ные отношения по поддержанию материальной жизни обще­ства. Те и другие находят аналогии в животном мире. Рассмо­трим этот вопрос.

Коллективно согласованные формы поведения встречаются уже у простейших организмов, например у амёбы Dictyostelium discoideum [490]. У высших животных коллективные формы по­ведения усложняются. Так, в этологии - науке о поведении жи­вотных, существует так называемый закон Дж.

Крука [384-386] (см. разд. 2.1), согласно которому у высших общественных жи­вотных, обитающих в сходных природных условиях, складыва­ются аналогичные структуры сообществ. При этом под природ­ными условиями следует понимать не ландшафт и раститель­ность, а биопродуктивность среды. Поясним сказанное приме­рами из жизни высших приматов.

Обезьяны гелады, населяющие высокогорья Эфиопии (2000- 5000 м над уровнем моря), окружены природной средой, скудной на источники пищи (трава, насекомые, молодые побеги злаков и их зерна). По этой причине биологическая целесообразность, выработанная естественным отбором, побуждает лидирующих гелад-самцов изгонять из стада более слабых самцов. Последние изгоняются не столько как сексуальные конкуренты, сколько как лишние рты в условиях, проблемных по части пропитания. В ре­зультате все самки стада достаются немногим лидирующим сам­цам, которые автоматически обзаводятся гаремами.

Напротив, шимпанзе, населяющие изобильные тропиче­ские леса Африки, не испытывают недостатка в кормах, а по­тому стратегия их поведения кардинально отличается от при­нятой у гелад. Поскольку пищи хватает всем, в стадах шимпан­зе царит терпимость особей друг к другу, доходящая у самцов до того, что они порой проявляют сексуальную терпимость. В результате у шимпанзе наблюдаются формы поведения, отве­чающие промискуитету, т.е. беспорядочным половым отноше­ниям, когда в связь с сексуально восприимчивой самкой мо­гут вступить поочередно несколько самцов [130, с. 135]. Это- логические наблюдения над 267-ю видами птиц показали, что промискуитетные отношения полов не способствуют усложне­нию социальной жизни животных. Напротив, сотрудничеству у животных способствует ограничение промискуитета [383].

Это происходит потому, что ограничение сексуальных отно­шений умеряет эгоистическую составляющую поведения жи­вотных и, соответственно, развертывает альтруистическую со­ставляющую их поведения (см. разд. 3.4).

В природных условиях, промежуточных между изобили­ем и скудостью, у обезьян складываются структуры сообществ, переходные между промискуитетом и гаремной организацией.

Следует отметить еще вот что. В сообществах обезьян, как и во всех сообществах высших коллективных животных, места осо­бей различаются по статусу (по преобладанию и подчиненно­сти особей по отношению друг к другу). Детеныши у обезьян привязаны к матерям, а потому зачастую наследуют их ста­тус, что называется матрилинейностью. Последняя особенно характерна для стад, где господствует промискуитет. В стадах с гаремной организацией очень значительна роль самцов, что называется патрилинейностью. Таким образом, спектр обезья­ньих сообществ располагается между матрилинейным проми­скуитетом и патрилинейной гаремной организацией.

В человеческом обществе фактически наблюдается то же самое. Если отвлечься от относительно позднего влияния, ока­занного на людей цивилизацией (см. разд. 4.5), то обнаружит­ся, что в отношениях по продолжению рода человек придержи­вается спектра, весьма напоминающего таковой у высших обе­зьян. Это наблюдение не следует расценивать как неоправдан­ный биодетерминизм, поскольку отношения по продолжению рода действительно биологичны по сути.

По этой причине у народов, аборигенов пустынных регио­нов (например, у арабов и древних евреев, аборигенов Аравий­ской пустыни), сложилась патриархальная гаремная организа­ция общества, находящая аналог в патрилинейной гаремной ор­ганизации у обезьян. Напротив, у эламитов, древних обитателей субтропического Элама (на юге современного Ирана), в обще­стве наблюдались пережитки матриархата, аналогичного матри- линейности у шимпанзе тропических лесов. Кроме того, в бла­гополучных обществах, не отличающихся пуританской мора­лью, отмечаются признаки скрытого промискуитета в отноше­ниях полов. После Второй мировой войны с ее тяготами благо­получная жизнь в Западной Европе наладилась к 1960-м годам, в связи с чем там произошла так называемая «сексуальная рево­люция». С точки зрения антропологии она состоялась не по иде­ологическим мотивам, которые заявлялись идеологами молоде­жи, а в связи с тем, что ставшее благополучным западноевропей­ское общество как бы оказалось в условиях высокой биопродук­тивности среды типа тропического леса и поэтому соскользну­ло к началам свободного отношения полов, аналогичного про­мискуитету.

Сексуальная революция - аморальное явление, ко­торое должно было бы разложить общество, чего не произошло, потому что сексреволюция подчинялась закону Крука.

Из сказанного вытекает, что с определенными оговорками можно предполагать, что люди подчиняются закону Крука так же, как это было присуще их предкам-гомининам, родствен­ным шимпанзе.

Сотрудничество людей в материальном производстве то­же не лишено аналогов в животном мире. Первой формой ко­операции у гоминин была коллективная охота (см. разд. 2.2), находящая ближайшие аналоги в коллективной охоте у шим­панзе. Правда, охота доставляет этим нашим родичам всего 3% постоянного пропитания, в то время как гоминины-охотники добывали охотой порядка 40% обычной пищи, если ориен­тироваться на показатели южноафриканских бушменов на­ших дней [95, с. 63]. В этом отношении наши предки напоми­нали скорее львов, добывающих активной охотой 50% рацио­на. Львы, живующие в семейных объединениях-прайдах, охо­тятся сообща, так что их отличие от гоминин состояло всего лишь в безорудийности коллективной охоты. Напомним, что гоминины были единственными живыми существами на пла­нете, которые применяли на охоте коллективные орудия (см. разд. 2.3). Львы любят охотиться ночью, и полная луна служит им подспорьем, выступая источником света в темное время су­ток. По-видимому, гоминины-охотники отличались сходными пристрастиями. По этой причине современные люди, потом­ки гоминин-охотников, весьма чувствительны к виду полной луны, которая доводит психически нестойких людей до иссту­пления. (Эта идея навеяна научно-популярным кинофильмом ВВС, Великобритания, «Таинства Луны».)

Отличие общественности у гоминин от коллективности у поведенчески близких им животных состоит в том, что формы общности у людей меняются с развитием их технологий (см. разд. 2.7). Это наблюдение указывает на то, что гоминины об­завелись третьей формой общности наряду с кровнородствен­ными отношениями и отношениями по производству средств к существованию. Эта третья форма общности у гоминин ассо­циируется с собственно социальностью в узком смысле слова.

Ее природа видится так.

Обзаведясь средствами коллективного производительно­го потребления (орудиями коллективного труда) и подчинив­шись демографо-технологической зависимости (см. разд. 2.3, 2.4), гоминины поставили состояние своей демографии в зави­симость от характера своей технологии. Другими словами, тех­нологии определенной степени сложности ограничивали чис­ленность популяций гоминин и тем самым солидаризировали их. Поскольку при наличной технологии популяция гоминин могла иметь лишь фиксированную численность, а избыточные индивиды исторгались из популяции, то каждый из них всеми силами старался сохранить свое место в общине, что являлось социально-психологическим социализирующим фактором.

Этот фактор действует и в современном человеческом об­ществе. Для каждого из нас нет горше доли, чем быть истор­гнутым из своего социального окружения. Поэтому мы вынуж­дены соблюдать массу обременительных правил обществен­ной жизни: честно трудиться, быть готовым умереть за свое общество, иметь определенное (например, среднее) образова­ние, уважать религиозные каноны (невзирая на состояние соб­ственной религиозности), придерживаться нравственных и юридических правил общежития, проводить досуг традицион­

ным (общепринятым) образом. Если вдуматься, подобный об­раз жизни напоминает определенную неволю, где свободному волеизъявлению человека остается не так уж много места. И тем не менее каждый нормальный человек без колебаний идет на все эти ограничения своей абстрактной (неограниченной) свободы. Когда человек пренебрегает чем-то из перечисленно­го катехизиса социальной жизни, от него в той или иной степе­ни отворачивается общество.

Поскольку людей объединяет демографо-технологическая зависимость, с переменами в сфере технологии у них меняются формы социальности. Рассмотрим, так ли это.

<< | >>
Источник: Н.В. Клягин. СОВРЕМЕННАЯ АНТРОПОЛОГИЯ Учебное пособие для студентов высших учебных заведений, получающих образование по направлениям (специальностям) «Антропология и этнология», «Философия», «Социология». 2014

Еще по теме 2.6. Социальность у гоминин:

  1. 3.Социальная культура России
  2. Тема семинарского занятия №10: Социальный и политический строй в древней Спарте.
  3. Тема семинарского занятия № 14: Земельные отношения и социальная борьба в эллинистическом мире.
  4. Георг Зиммель: религия с социально-психологической точки зрения
  5. Характеристика социально-экономического развития области
  6. 11.2 Социально-экономическое развитие России во второй половине XVIII в.
  7. 14.1. Политическое и социально – экономическое развитие России в начале XIX в.
  8. 22.2. Социально-экономические и политические причины,осложнившие выход страны на новые рубежи
  9. Интерпретация и ценности в социальном познании. М. Вебер
  10. Конвенции в социально-гуманитарном знании
  11. Глава 5 НАУЧНОЕ ЗНАНИЕ И ПОЗНАВАТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КАК СОЦИАЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКОЕ ЯВЛЕНИЕ И ЭЛЕМЕНТ КУЛЬТУРЫ