<<
>>

Социальные типы личности

В стадах наших ближайших родичей шимпанзе социаль­ный статус особи имеет для нее практическое значение. Сам­цы и самки стада шимпанзе делятся на лидеров 1-го, 2-го и дру­гих эшелонов, господствующих над совершенно подчиненны­ми членами сообщества.

Роль лидеров осложнена трудностями борьбы по поддержанию высокого статуса, поскольку их поло­жение прагматически выгодно: они имеют предпочтительный доступ к лучшей пище и самкам, что жизненно важно для вся­кой особи.

Гоминины имели сходное устройство сообщества с ответ­ственными и полноправными лидерами и подчиненными ря­довыми индивидами, о чем говорят такие слова языка Руди ке- ниантропа с озера Рудольфа, как Р. 7849. га - a-самец (лидер); Р. 4579. 7а - a-самка; 5331а. mata - |3-субъект (второстепенный индивид). Поэтому у наших предков издавна существовал пси­хологический стереотип тяги к роли лидера и преклонения пе­ред лидирующими индивидами. На заре гоминизации лиди­рующее положение в сообществе достигалось гомининами по­средством физической силы и интриганской хитрости (напом­ним, что шимпанзе, борясь за преобладание в стаде, прибега­ют не только к силе, но и к изощренной интриге в духе «ма­дридского двора»). По мере развития охотничьей, трудовой и культурной деятельности в общине наших предков лидирую­щее положение в сообществах гоминин стало определяться не только физической силой и хитростью, но и профессиональ­ными успехами в материальной и духовной сферах жизни. Тем самым лидирующее положение в человеческом обществе ста­ло достигаться не только биологическими, но и социальными средствами, что характерно для социума по сей день.

Статус лидера заманчив для всякого человека. Однако тру­доемкость и ответственность этого статуса служат некоторым предостережением для психологически слабых людей. Меж­ду тем, из жизненного опыта, истории и художественной лите­ратуры известно, что при случае даже слабый человек не пре­минет занять пост лидера.

Это проистекает не от «испорчен­ности» человеческой природы, а от древнего психологическо­го стереотипа, не позволяющего оставить свое сообщество без предводителя. Стремление к лидирующему положению в об­ществе называется честолюбием.

Одним из внешних проявлений честолюбия является так называемый «эффект президиума». Он состоит в непреодо­лимом стремлении людей занять видное место в обществе, например место в президиуме какого-либо собрания. Проис­хождение подобного стремления уводит нас в обезьянье про­шлое человечества. Дело в том, что лидирующие особи в ста­дах обезьян обожают выдвигаться на видные, центральные места в стаде и оказываться в центре внимания обезьяньего со­общества. Рядовые члены стада с завистью взирают на вожа­ков, выдающееся положение которых гарантирует им преиму­щественный доступ к пище и особям противоположного пола. С точно такой же завистью рядовые люди взирают на обитате­лей президиумов разного рода, не понимая биологической по­доплеки своих чувств.

Современные люди удовлетворяют честолюбие различны­ми путями, что приводит к формированию из них лидеров раз­нообразных типов. В глазах окружающих лидер не только име­ет права и обязанности, но и свободен от многих ограничений, налагаемых обществом на людей. Поскольку свобода от соци­альных ограничений ассоциируется с выраженностью челове­ческой личности (см. разд. 6.1), личностные качества связыва­ются с лидирующими индивидами. Это обстоятельство позво­ляет предложить типологию человеческой личности под углом зрения социального лидерства.

Выдающиеся лидеры представляют собой статистическое отклонение от нормы в человеческом обществе, поэтому их со­циальные типы составляют примерно 4% популяции (см. при­ложение 4). Оставшиеся 96% рядовых членов общества также распадаются в своей среде на лидеров и обычных подчинен­ных людей в аналогичной пропорции - 4 к 96%. Согласимся, что эти цифры весьма условны и формальны, однако они дают правдоподобное общее представление о приблизительном ко­личественном соотношении различных типов лидирующих и подчиненных людей.

Складывается следующая картина.

1. Креативы (творцы) (0,43%) - это создатели новой ре­альности для лидерства в ней: в политике, экономике, литера­туре и искусстве, науке, религии, морали и в других областях человеческой деятельности, которые немыслимы без творче­ства. Незначительность процента креативных личностей в об­ществе сообразуется с общепризнанными представлениями о редкости талантов и тем более гениев среди людей. В качестве примеров креативных личностей можно привести основателя христианской религии Иисуса Христа (25 декабря 5 г. до н.э. - 2 апреля 33 г. н.э.), выдающегося моралиста и религиозного проповедника; основателя советского государства В. И. Лени­на (1870-1924), перевернувшего судьбы России в 1917 г. и др.

Примечание. В 532 г. н.э. римский монах Дионисий Малый датировал рождение Иисуса Христа 25 декабря 1 г. до н.э., что в свете современных дан­ных истории устарело. Так, рождение Иисуса Христа и бегство Святого се­мейства в Египет приурочены к предпоследнему году правления Ирода I Ве­ликого (37-4 до н.э.). Смерть же Спасителя датируется 2 апреля 33 г. н.э., в пятницу перед Пасхой, приходящейся на первое полнолуние после весен­него равноденствия, выпадающее на лунное затмение 3 апреля 33 г. н.э. [713, с. 344]. Тем самым жизнь Иисуса Христа датируется 25 декабря 5 г. до н.э. - 2 апреля 33 г. н.э. Мессианские представления «этрусской дисциплины», по­павшие через пеласго-филистимлянское окружение израильского царя Да­вида (1004-965 до н.э.), в мировоззрение древних евреев датировали прише­ствие Мессии 4 г. до н.э. - 35 г. н.э., что объясняет отождествление Иисуса Христа с Мессией определенными кругами древнееврейского общества.

2. Индивидуалисты (0,43%) - это иллюзорные лидеры с за­вышенной самооценкой. Малочисленность людей такого типа, имеющих некоторые «мизантропические» наклонности, объ­ясняется тем, что их характер находится в противоречии с об­щительной природой нормальных людей. Самым ярким при­мером такого типа личности является гениальный английский поэт лорд Дж.

Н. Г. Байрон (1788-1824) (см. рис. 8), попробо­вавший себя на поприще оппозиционера в английском парла­менте, щедрый друг карбонариев в Италии и не менее щедрый борец за независимость Греции от турецкого господства. Бай­рон стал индивидуалистом не случайно: он был нищим лордом и врожденным инвалидом с болезнью стоп. Неутомимые заня­тия спортом (боксом и плаванием) позволили ему преодолеть свой недуг, а кропотливый литературный труд дал ему состоя­ние. Проще сказать, лорд, сделавший себя сам, представляется незаурядной личностью.

3. Эгоисты (0,43%) - это своего рода антилидеры, которые настолько отстраненны от общества, что, несмотря на реальные способности и возможности, избегают заметных ролей, пред­почитая «не светиться». Скрытность подобных личностей не позволяет оценить их присутствие в обществе количественно. Однако отклонение от общительной природы человека пред­полагает, что таких личностей немного. Затаенность от окру­жающих затрудняет поиск личностей такого типа. Примерами могут служить профессиональные разведчики вроде Р. И. Абе­ля (В. Г. Фишер, 1903-1971).

4. Вожди (0,45%) - это люди, которые в силу своего физи­ческого, психологического, интеллектуального превосходства навязывают свою волю окружающим. Отличительная черта вождей состоит в том, что они не терпят подле себя равноцен­ных по личностным качествам индивидов.

Ревность подобного рода присуща и креативам, но у них она сублимирована, перенаправлена на процесс персонально­го творчества, куда конкурентам нет доступа.

Вожди как тип личности не идентичны заурядным лидерам, преследующим цели личного господства. Парадоксальным об­разом вожди - своего рода аномальные сверхлидеры, равно­душны к своему высокому положению в обществе и преследу­ют «высшие» цели политического, экономического и социаль­ного свойства. Формально принадлежа к указанным сферам человеческой жизни, эти цели могут кардинально различаться, что видно из специализации вождей. Так, великий князь ки­евский Святослав Игоревич (942-972, княль с 946) всю свою взрослую жизнь (964-972) проводил в военных походах, по­зволивших превратить его киевско-новгородское княжество в великую средневековую державу.

Российский царь Петр I (1672-1725) бескомпромиссно преследовал цели прогрессив­ного реформирования отсталой, патриархальной России, в чем преуспел. Характерно, что как князь Святослав Игоревич, так и царь Петр I, отличались аскетизмом в быту. Французский император Наполеон I Бонапарт (1769-1821) проявил себя как выдающийся государственный деятель и гениальный пол­ководец, но опрометчивый завоеватель, что стоило ему трона. Германский рейхсканцлер А. Гитлер (1889-1945) также про­славился как незаурядный государственный деятель, однако, будучи фанатичным человеконенавистником, вошел в исто­рию как самая негативная личность XX в. Президент России В. В. Путин (р. 1952 г.) в тяжелую для страны годину сумел по­ставить государство на ноги (см. разд. 6.9). Подчеркнем, что, характеризуя названных лиц одной строкой, мы ничуть не ото­ждествляем их аксиологически (морально).

5. Созерцатели (0,45%) - это, попросту говоря, ленивые лидеры. Обладая незаурядными способностями и отнюдь не скрывая их, они совершенно не заботятся о том, чтобы употре­бить эти способности на благо обществу. Таких людей называ­ют безответственными, что не мешает восхищаться ими. Ярким примером подобных личностей представляется великий древ­негреческий философ Гераклит Эфесский (520-460 до н.э.), ко­торый, написав не устаревшую по сей день книгу «О природе», отрекся от прав на царский престол (он принадлежал к царско­му роду Кодридов), жил подаянием при знаменитом храме Ар­темиды Эфесской и, вывалявшись в грязи и улегшись на солн­цепеке, чтобы излечиться давлением высохшей грязи от водян­ки, погиб, разорванный не признавшими его собаками.

6. Неудачники (0,45%) - это несостоявшиеся лидеры, т.е. люди, располагающие задатками лидеров, но не сумевшие най­ти свое место в обществе или преобразовать его в соответствии со своими устремлениями (как сделал Петр I). Одним из при­меров такой личности предстает японский писатель Ю. Ми- сима (1925-1970), именуемый на родине «японским Досто­евским» (что, на наш взгляд, является преувеличением).

Все его книги имели успех и были экранизированы, однако Миси- ма, реваншист по убеждениям, не ограничился литературным творчеством, возглавил военизированную организацию саму­райского пошиба, попытался поднять мятеж в армейской сре­де, дабы восстановить в Японии абсолютизм, и в связи с неуда­чей совершил самоубийство (харакири).

7. «Вампиры» (0,45%) - это скрытые лидеры, склонные оза­бочивать окружающих своими проблемами не в поисках со­чувствия, а для того чтобы вовлечь их в сферу своего влияния, что психологически изнурительно для «жертв» и создает у них впечатление, что из них «высасывают» психическую энергию. По-видимому, многие из нас встречались в жизни с подобны­ми личностями, среди которых порой замечены незаурядные индивиды, пригодные для включения в настоящую рубрику. Классическим примером подобной личности может служить литературный персонаж, помещик Ноздрев, из поэмы Н. В. Го­голя «Мертвые души» (1842 г.).

8. «Аристократы>> (0,45%) - это отпрыски былых лидеров, априорно (без практической проверки) убежденные в своей равноценности предкам, а потому не утруждающие себя дока­зательствами этого факта на деле. Такие люди порой не лише­ны способностей, однако совершенно тонут в отблесках ним­бов своих предков, так как убеждены в заведомых правах на эти нимбы. В качестве примера можно привести целую плея­ду так называемых «ленивых королей» из франкской династии Меровингов (639-751). Можно упомянуть и окружение по­койной Дианы, принцессы Уэльской. Беспристрастный взгляд на жизнеописание этого окружения [181] показывает, что опи­санные видные люди занимаются в основном приемом пищи и напитков, отношениями по продолжению рода и бесконечны­ми скандалами. Подобный образ жизни зауряден, находит бли­жайшие аналогии в общинах первобытных людей и стадах обе­зьян. Единственная отдушина состоит здесь в благотворитель­ной деятельности, что для потенциальных лидеров может яв­ляться лишь подспорьем.

9. «Новые люди» (0,45%) - это подавленные в прошлом ли­деры из сферы политики, экономики, журналистики, литера­туры, искусства, но с переменами в обществе неожиданно ока­завшиеся «в первых рядах» социума, не имея для такой роли ни воспитания, ни навыков. Поскольку «новые люди» преу­спели за счет своих былых, нереализовывавшихся установок, а они устаревают, то такие люди отличаются агрессивным кон­серватизмом, когда человек стремится быть «святее Папы Рим­ского», так как не имеет иных заслуг. Примеры соответствую­щих личностей можно найти среди «новых русских» в широ­ком смысле слова, т.е. не только среди дельцов, но и среди оп­позиционеров былых времен (1985 г. - ныне), а также среди иноземных «выскочек», «парвеню» (фр. ратепи - выскочка), «нуворишей» (фр. nouveau riche - новый богач) и т.д. Иногда этот личностный типаж, охватывая руководство стран с моло­дой демократией, заставляет строить их политику с немотиви­рованной агрессией к прежним друзьям. Политкорректность не позволяет привести примеры (они и так общеизвестны).

10. Консументы (96%) - это потребители реального поло­жения вещей, не имеющие выдающихся задатков и не ставя­щие перед собой великих целей, однако способные занять ва­кансию вождя, если не встретят серьезной конкуренции, и со­ставляющие как бы резерв общества на случай тяжелых вре­мен. Они распадаются на две неравные подгруппы.

10а. Лидеры (3,84%) - это заурядные руководители всех звеньев организации общества (на производстве, строитель­стве и в других сферах человеческой деятельность, в армии, бизнесе и т.д.). Это обычные люди, наделенные властью не по призванию, а по должности. Примеры каждый из нас встре­чал в жизни. В качестве виднейшего из них можно привести генерал-лейтенанта ВДВ и губернатора Красноярского края А. И. Лебедя (1950-2002), предотвратившего в трудную мину­ту войну между Молдавией и Приднестровьем и обладавшего определенной политической харизмой (привлекательностью).

106. Резерв (92,16%) - это рядовые люди, не имеющие ни­какого лидерского статуса и не стремящиеся к нему. Однако исторический опыт показывает, что в случае социального ката­клизма из их среды поневоле выдвигаются лидеры, способные выступить в роли вождей и даже открыть в себе призвание к их функциям, как случилось с римским гладиатором, а затем с во­ждем восстания рабов (73-71 г. до н.э.) Спартаком.

Перечисленные типы личности касаются преимуществен­но мужчин, и это не случайно. Как правило, для женщин про­фессиональная деятельность - это не призвание, а способ сни­скать средства к существования, хотя имеются и исключения. Поэтому определение личностных типажей женщин на осно­вании их лидерства в том или ином виде деятельности натал­кивается на естественные ограничения. Кроме того, женщины последовательно скрытны, чему имеются антропологические объяснения.

Основная функция женщин в популяции состоит в продол­жении человеческого рода. Обратим внимание на то, что ро­ли женщин и мужчин в решении данной задачи несопостави­мы. Упрощенно говоря, для продолжения человеческого рода, в принципе, не требуется всего наличного на земле континген­та мужчин, поскольку при помощи модных ныне банков спер­мы эту проблему способны решить ограниченные в числе до­норы (мы, разумеется, рассуждаем условно). Напомним, что в гаремных стадах у некоторых обезьян продолжением рода дей­ствительно занимаются не все самцы (см. разд. 2.1). Более то­го, половой отбор у подавляющего числа высших организмов ограничивает число участвующих в размножении самцов, до­пуская до этого процесса лишь избранные экземпляры в инте­ресах улучшения породы. Поэтому быть личностью для муж­чины - это значит обеспечить будугцее своему генотипу. Соци­альные пути к осуществлению такой биологической функции сложны (см. выше).

Положение женщин совсем иное. Для полноценного воспро­изводства человечества требуется по возможности участие как можно большего количества наличных взрослых женщин, что часто характерно и для самок высших животных (за вычетом случаев группового отбора родичей, когда часть самок устра­няется из процесса размножения, см. разд. 3.4). По этой причи­не естественный отбор давным-давно выработал у женщин пси­хологический стереотип, основанный на соответствующих ин­стинктах и рефлексах и состоящий в том, что нормальные жен­щины очень хотят и любят детей и преданно заботятся о семье. Молодые девушки ради встреч с молодыми людьми бесстраш­но влезают в окна, а соперницы не прочь отравить друг друга. При этом женщина заинтересована в партнере-мужчине, а у то­го, как правило, имеется необоснованный комплекс превосход­ства над женщиной, появляющийся еще в нежном возрасте.

Дабы не раздражать партнера-мужчину всякая мало- мальски разумная женщина предпочитает последовательно скрывать свой интеллект и деловые качества, в результате че­го у недалекого партнера-мужчины складывается нелепое впе­чатление, что он и впрямь даст 100 очков вперед особам слабо­го пола. А втайне умные женщины смотрят на такого предста­вителя сильного пола и горестно констатируют про себя: «Ну и дурак ты, братец!» По аналогичным причинам, из нежелания раздражать мужчин, женщины обычно великодушны и уступ­чивы, что отражает отнюдь не психологическую слабость жен­щин, а, напротив, - их предусмотрительность, т.е. умение кон­тролировать ситуацию.

Для нас здесь существенно то, что женщины порой самой природой обречены вести как бы скрытное существование по части умственных и деловых способностей, что затрудняет классификацию их социальных типов личности. Например, мы без особого труда можем отнести ту или иную женшину к ревнивым или толерантным (терпимым) особам, к великодуш­ным или эгоистичным натурам, к матронам или легкомыслен­ным типажам. Разумеется, эти категории тоже могут считаться типами личности, однако называть их социальными не прихо­дится, поскольку социальность прежде всего связана с профес­сиональной и общественной деятельностью людей, а никак не с их побуждениями в сфере отношения полов.

Роль женщин в продолжении человеческого рода объясня­ет их вековые особенности. Практически все женщины разго­ворчивы и любопытны, что дает мужчинам мнимый повод по­сматривать на них свысока. На деле повышенная разговорчи­вость и неуемное любопытство обусловлены у женщин биоло­гически. Они (женщины) ответственны за жизнь грядущих по­колений, не могут ею рисковать, а потому сообразуются с дей­ствительностью посредством любопытства, сплетен и т.д. Из-за ответственности за потомство женщины опасливы. Напротив, мужчины (в идеале) сдержаны и смелы вообще и в борьбе за спутницу жизни в частности. Это обстоятельство объясня­ет феномен так называемых «мужских разговоров», когда не­лицеприятная правда излагается напрямик, так как мужчи­ны склонны к риску и готовы пострадать за правду. Напротив, «женские разговоры» уклончивы, дипломатичны и не откро­венны, поскольку женщины не могут позволить себе риск по­страдать за правду. Как можно видеть, кардинальные психоло­гические отличия мужчин от женщин обусловлены биологиче­скими факторами, что, в принципе, общеизвестно.

В пику «сильной» половине человечества нелишне указать, что женщины превосходят мужчин по выносливости и терпи­мости к боли. Представляется, что за эти качества отвечает X хромосома, а у женщин их две (генотип XX), в то время как мужчины со своим генотипом XY теряют сознание от боли у дантиста. Причина выносливости женщин обусловлена физи­ологически: они ответственны за продолжение рода, а потому природа снабдила их запасом сил. Добавим, что прекрасные высокие голоса дам обусловлены тем обстоятельством, что вы­сокие звуки пронзительны - они дальше распространяются в

воздушной среде, и позволяют женщинам и девочкам издале­ка подать призыв о помощи, что важно в виду того, что от жен­щин зависит само существование человеческого рода. (Пояс­ним, что низкие инфразвуки распространяются еще дальше, но люди ими не владеют.) А в пику представительницам прекрас­ной половины человечества заметим, что они напрасно корят мужчин за храп во сне. В первобытные времена мужской храп отпугивал ночных хищников, которые предпочитали не связы­ваться с существами, которые даже во сне рычат, как львы (во времена кениантропа - как саблезубые тигры). Впрочем, бы­лые заслуги - это не путевка в жизнь.

В защиту же женщин присовокупим, что такая их почти ко­мическая привычка, как шопинг (навязчивое посещение торго­вых точек), имеет древнее происхождение и проистекает от со­бирательства, которым в глубокой древности и ныне у отста­лых народов занимались и занимаются в основнов женщины, вносящие свою лепту в поддержание жизни общества. В эпоху разделения труда, в том числе и ныне, многие женщины лише­ны возможности заниматься собирательством, и древняя при­вычка толкает их к разным видам шопинга.

Обратим внимание на следующее обстоятельство. Разноо­бразие социальных типов личности делит современное и, веро­ятно, древнее человечество на обособленные социальные груп­пы, которые, по-видимому, могли бы обособиться и биологиче­ски, что привело бы к дивергенции (биологическому расхожде­нию) социальных групп на самостоятельные биологические виды. То же самое могло бы произойти при обособлении про­фессиональных групп (см. разд. 4.2). Этого, однако, не проис­ходит. Но почему? Ответ на данный вопрос может быть таков.

С генетической точки зрения [7, с. 105] в существенных чертах всякий биологический вид предстает перед нами как отдельная особь. Иными словами, в существенных чертах на­ши геномы неотличимы друг от друга. Поэтому с генетической точки зрения никаких социальных типов личности не суще­ствует (что достаточно понятно, поскольку генетические, т.е.

биологические, и социальные свойства человека различны по природе). Поэтому социальные типы личности не могут эво­люционировать на генетической основе и не способны превра­щаться в новые биологические виды. Кроме того, современ­ное крупное человечество вообще не эволюционирует в суще­ственных биологических чертах [169, с. 218], так как удачные мутации отдельных людей безнадежно тонут в море многочис­ленного генетического материала человечества.

Попутно мы приходим к парадоксальному выводу насчет того, что с биологической точки зрения разнообразия челове­ческих личностей не существует. Не существует и разнообра­зия характеров животных. Точнее говоря, разнообразие харак­теров животных и людей, вероятно, малосущественно с эволю­ционной точки зрения. Подобный вывод является некоторым преувеличением, однако вряд ли он принципиально противо­речит представлениям об эволюционном процессе, успех в ко­тором скорее связан с плодовитостью, физической и интеллек­туальной силой и т.д., что вовсе не эквивалентно характерам животных и типам личности людей (например, креативы у лю­дей сплошь и рядом не являются самыми плодовитыми в био­логическом отношении; естественный отбор на интеллект для человечества не характерен [169, с. 218]).

<< | >>
Источник: Н.В. Клягин. СОВРЕМЕННАЯ АНТРОПОЛОГИЯ Учебное пособие для студентов высших учебных заведений, получающих образование по направлениям (специальностям) «Антропология и этнология», «Философия», «Социология». 2014

Еще по теме Социальные типы личности:

  1. 4.3. Субъектный потенциал технологизации социального
  2. 5.1. Социально-политический статус личности
  3. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ КОНЦЕПЦИЙ РЕГУЛЯЦИИ СОЦИАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ И САМОСОЗНАНИЯ ЛИЧНОСТИ ПРИ ОЦЕНКЕ И АДАПТАЦИИ ПЕРСОНАЛА РАЗЛИЧНЫХ КАТЕГОРИЙ
  4. Социально-психологические аспекты жизнедеятельности личности в различных экологических условиях
  5. Социально-психологические характеристики ментальности постсоветских поколений в условиях социокультурного кризиса
  6. Мотивация исполнительской деятельности у представителей разных ее социально-психологичЕских типов
  7. Социальная ответственность бизнеса: прототипы представлений у представителей среднего и крупного бизнеса
  8. Очерк четырнадцатый ЭТНОСОЦИАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ В МИРЕ СОЦИАЛИЗМА*
  9. Раздел 6. Расстройства личности
  10. ВЛИЯНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ РОЛИ НА КОНФЛИКТОУСТОЙЧИВОСТЬ ЛИЧНОСТИ
  11. СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ВЗАИМОСВЯЗИ ИДЕОЛОГИИ И ОБЩЕСТВЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ
  12. Тема 3. СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯХАРАКТЕРИСТИКА ДЕТСКИХ ГРУПП И ПОЛОЖЕНИЕЛИЧНОСТИ РЕБЕНКА СРЕДИ СВЕРСТНИКОВ
  13. 2.1 Основные тенденции развития социальных стереотипов в оценке личности с нарушенным зрением (на материале прозаических произведений)
  14. Место психологии личности в системе знаний о личности
  15. Основные психологические концепции личности
  16. Современные отечественные концепцииличности
  17. Содержательная характеристика направленности личности и еѐ типов в отечественной и зарубежной научной литературе