<<
>>

Свобода и жертва

Вот здесь, я думаю, таится разгадка шлоки 4.9, о которой мы уже говорили, но отступили в недоумении. Кришна как мифический Абсолют, трансцендентный миру, жертвует своей настоящей сущностью, сущностью пуруши-атмана и "выпускает" (сридж) себя в мир.
Кришна совершенно свободен и не обязан ничего делать для людей, вместе с тем он отказывается на время от своего трансцендентного по отношению к миру положения, совершая волевое усилие (адхиштхана), преодолевает непреодолимую для обыкновенного человека иллюзию текучести вечно пребывающего бытия6 и, воплотившись, рождается в мире, принеся высшую жертву. Он делает это для того, чтобы мир стал лучше, чтобы была восстановлена справедливость изначального закона. Если мы вспомним наш пример из "Мокша-дхармы" о происхождении людей, то можем сказать, что трансцендентному Кришне, т. е. вечному, нерожденному Атману, небезразлично то, что люди пали, дошли до плачевного состояния, утратив знание и путь его осуществления, стали злодеями, убийцами, растлителями. Почему Кришне это небезразлично? Потому что трансцендентальный Кришна считает мир своим. Упоминавшийся Б.Л. Смирновым Ламотт совершенно прав. В "Гите" действительно нельзя ставить непроходимую грань между пурушей и пракрита. Этого нельзя делать потому, что дивное рождение Кришны — это понимающая метафора первожертвы, которую совершает Пуруша. Кришна в акте высшей жертвы не только отказывается на время от своей трансцендентной природы, но и возвращается к самому началу, к исходу времен, где он становится как перворожденный Пуруша, которого расчленили на жертвенной траве, из которого произошел весь "широкий мир" и первые законы для людей. Вспомним: эти дхармы были первыми и им, могущественным, досталось небо (см. выше). Именно поэтому Арджуна, увидев в гл. 11 трансцендентальную форму Кришны, кричит ему в ужасе: "Ты вечной дхармы хранитель, древний ты Пуруша, понял я!" [tvam avyayah s?svatadharmagopt? san?tanas tvam puruso matome (11.18)]7.
Что мы можем понять из этого? По всей видимости, то, что если мы собираемся сделать что-то действительно важное, то === 147 === должны вернуться к истоку, к основанию, и создать это важное как бы заново, причем сам процесс созидания невозможен без самопожертвования. В этом, я думаю, заключается подлинное знание дивного рождения Кришны в мире, если вспомнить шлоку 4.9. Мне иногда говорят: вы рассуждаете об этих событиях так, как будто они на самом деле происходили, но ведь наука не может ответить однозначно, действительно ли эти или какие-нибудь другие сходные с ними события происходили в реальной жизни. История или филология, может быть, не могут ответить на этот вопрос, но философия и, в частности, философия культуры отвечает на этот вопрос положительно. События, зафиксированные в тексте, происходили в человеческой действительности, в этом нет никакого сомнения. Прабхупада, обладающий мистическим виденьем, даже знает точно, когда они происходили. Философия культуры не может точно ответить на этот вопрос, но за подлинность этих событий для человеческой культуры мы можем ручаться. Более того, мы даже можем утверждать, что они продолжают происходить в человеческом мире. Почему? Выше мы устанавливали, что человеческая действительность, т. е. реальность культуры, имеет символический характер. Этот символический характер культуры показывают нам тексты. Только в тексте происходит слияние конкретики и абстракции. Только в тексте как в вербально-знаковом пространстве культуры происходит соединение предметной и непредметной сторон человеческих вещей, только в тексте возникает целокупностъ культуры, и это есть объективное свойство человеческого мира. Свойство подлинности символических событий не зависит ни от характера текста, ни от субъективного восприятия. Прокомментировав событие или как-то его герменевтически обработав, мы можем создать другое событие культуры, но и первоначальное, и прокомментированное события останутся подлинными событиями как символические события, чья предметная и непредметная стороны зафиксированы в тексте.
Грубо говоря, все действительные события культуры суть текстологические события. У Витгенштейна есть такая фраза: "Если был лев заговорил, мы бы его не поняли". Это событие невозможно не потому, что лев не говорит, а как раз потому, что лев говорит, но "говорит === 148 === он на своем, львином языке о событиях своей, "львиной" реальности. Лев "говорит" с нами, но мы его, за исключением, может быть, специалистов-зоологов, не понимаем, потому что не можем соотнести свою символическую реальность с его символической реальностью. В нашем человеческом мире мы часто не понимаем символических событий, создавших шедевры человеческой культуры. С нами постоянно говорит Великое, а мы этого не слышим. Через свои тексты с нами говорят и Платон, и Шекспир, и Толстой. Учителя и провидцы, они рассказывают нам о действительных событиях человеческой культуры. Также и Христос говорит с нами, но мы проходим мимо этой правды, мы ее не замечаем. Эту великую символическую правду мы никак не связываем с малой символической правдой нашей жизни. И поэтому, если вспомнить начало дискурса, наши слова не достигают бытия. Не ведая подлинных событий культуры, мы тем самым становимся даже не брахманами, утратившими первоначальный закон, а скорее теми не вошедшими в культуру "родами", которые, не узнав "изначально исшедшее святое слово", утратили знание и осуществление знания". Теперь я скажу по-другому: что мы должны узнать из той тайны, которая связана с самопожертвованием Кришны? Кришна говорит: я ничего не должен делать, у меня все есть, но если я ничего не буду делать, мир рухнет, и поэтому я должен вновь и вновь жертвовать своим трансцендентным положением и рождаться для защиты справедливости. Выше я говорил, что мы не можем понять смысл рождения Кришны, а также других событий мифа потому, что наше сознание насыщено другой символикой. Если мы откажемся на время от значений мифометафоры "Гиты", т. е. от того, что означают карма, яджна (жертва), дхарма и т. д., то мы увидим, что это не только разговор старшего с младшим, не только представление образца действий, но и установление размерности бытия культуры.
Кришна говорит об обычных, необходимых и одновременно идеальных вещах, которые как раз и создают в мире порядок. Он говорит, что сильный, даже если он находится в стороне, даже если его это не касается, должен прийти на помощь слабому, встать на защиту добра, справедливости, закона. Если он === 149 === действительно сильный, если он действительно хочет быть лучшим (вспомним: лучший человек устанавливает образец, шлока 3.21), он должен для этого проявить волю, принести жертву, принести свой дар, изменить свою природу, свой характер, свой нрав. Заметим, кстати, что пракрита (природа, материальный мир), которую атман-пуруша, т. е. трансцендентальный Кришна, все время называет своей, означает и характер, и нрав. Короче говоря, такой человек должен действовать по совести. Это действие, влекущее за собой власть над плотью, материальной природой означает еще одно рождение человека, т. е. его действительное вхождение в мир культуры. Кришна как Бхагаван, т. е. как феноменальный абсолют, как самое высшее и лучшее существо в мире культуры предлагает и самый высший образец. Он устанавливает высшую меру бытия, высшую шкалу оценок. Он говорит, что овладение своим нравом должно исходить из высшего состояния духа, из атмана. Причем делать это надо во имя интересов самого дела, ради целевой причины вещи, а не ради награды и выгоды. Кришна говорит: я свободен, я ничего никому не обязан, но я не прекращаю своего волевого (адхиштха), справедливого, т. е. законно-дхармичного, и благого дела. Ради него я готов принести высшую жертву — самого себя, потому что если я прекращу выполнять свое дело, которое является моей кармой, мир погибнет. Что погибнет в мире? В мире погибнет текст культуры, если к его идеальный деятель перестанет выполнять добровольно взятые на себя обязательства, так как текст культуры как ее вербально-знаковая символизация строится на презумпции выбора высших степеней свободы и ответственности, которые по своей сути являются действительными событиями культуры и, следовательно, по существу они суть текстологические события.
Это положение мы не сможем понять без примеров. Когда человек свободен, а когда несвободен? Теоретически человек может делать что угодно: выпить стакан воды и не выпить стакан воды; наесться доотвала или уморить себя голодом. Вот я, например, могу сейчас встать, поехать на вокзал и куда-нибудь уехать. Это было бы здорово, но, с другой стороны, я не могу это сделать, потому что мы с вами связаны рядом обязательств: мне нужно дочитать курс, вам — сдать экзамен и т. д. === 150 === Человек условное существо, а это, в свою очередь, означает что человек — существо несвободы. Он все время должен поддерживать условия своего существования. Например, мы с вами свободно, без всяких цензурных и других ограничений рассуждаем о том, что такое текст традиционной культуры, но разве сами мы как человеческие существа свободны? Ведь для того чтобы мы сидели в этой аудитории и рассуждали, необходимо выполнить много условий: нужно, чтобы мы не были голодны, но и не переели; чтобы мы до этого отдохнули; чтобы было не холодно и не слишком жарко и т. д. Выполнив эти и многие другие условия, мы освобождаемся в нашем помысливании, выходим в еще одно измерение, в горизонт метафизического, где мы можем охватить мыслью любую вещь, даже целостную вещь культуры. Но ведь и здесь мы тоже несвободны! Дело не в том, что мы что-то не можем осознать, а в некоторых законах жанра. Я должен придерживаться своего плана, следить, чтобы основные моменты были вам понятны, и т. д. Вы же в свою очередь должны вести конспект, следить за моей мыслью. Это в идеальном варианте. А в нормальной жизни студентов на лекции отвлекает что-то постороннее, они занимаются еще и своими делами и т. д. Получается, что мы несвободны. И все же это не так. Человек экзистенциально свободен, так как у него есть выбор.
<< | >>
Источник: В.В. МЕЛИКОВ. ВВЕДЕНИЕ В ТЕКСТОЛОГИЮ ТРАДИЦИОННЫХ КУЛЬТУР (на примере "Бхагавадгиты" и других индийских текстов). 1999

Еще по теме Свобода и жертва:

  1. Н.Н. Бонцевич «МЫ ВСЕ БЫЛИ ЖЕРТВАМИ»: ВЛАСТЬ И ОБЩЕСТВО В ПОСЛЕВОЕННОЙ АМЕРИКЕ
  2. § 4. Преступления против личной свободы
  3. Насильственное лишение свободы {§ 239)
  4. А. Г. Мысливченко О внутренней свободе человека
  5. МНОГООБРАЗИЕ СВОБОДЫ В ПОЭЗИИ ПУШКИНА
  6. II ВОЛЬНОСТЬ ПУШКИНА (Индивидуальная свобода)
  7. § IX. Преимущества, обеспечиваемые свободой государю
  8. Приложение 3 Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод і 950 г. {извлечение)
  9. Таблица 7: Медицинская помощь и свобода от пыток и жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения
  10. Таблица 3: Сексуальное здоровье и свобода от рабства и подневольного положения
  11. Лекция 7. Абсурд и самоубийство: и жертвы и палачи
  12. БЫТИЕ ЖЕРТВЫ В ПРАВОВОЙ И СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ СИТУАЦИИ XIX-XX ВВ. Н.И. Гончарова
  13. § 8. Проблема свобод и гражданских прав в идеологии русского консерватизма. Оправдание принципа сословности
  14. А. БАБИЦКИЙ, корреспондент радио «Свобода» Россия воюет в Чечне сама с собой
  15. ГРАЖДАНСКИЕ СВОБОДЫ
  16. Древний Рим (Собственность и свобода)
  17. Глава 1 СВОБОДА И ЛИБЕРАЛИЗМ: К ИСТОРИИ ВОПРОСА