<<
>>

2. СЮЖЕТ И ВОПРОСЫ К СЮЖЕТУ

Сюжетной основой для трагедии послужил миф о последстви­ях неправедного — с точки зрения как самого Аякса, так и более поздней традиции — суда Атридов, отдавших Ахиллов доспех не ему, «второму лучшему» воину в греческом стане, а хитрецу и об­манщику Одиссею, которому к тому же Аякс еще и спас когда-то жизнь2.

Разгневавшись на совершенную по отношению к нему

1 А далее имеет смысл браться за Одиссея и Агамемнона. Впрочем, сюжеты и коды, связанные с последним, уже стали предметом достаточно подробного рассмотрения в статье об Ахилле; в будущей работе об Одиссее без Агамемно­ на тоже никак не обойтись. Так что, может статься, этот мифологический, эпический и трагедийный персонаж, отработав роль девтерагониста в несколь­ ких «чужих» текстах, возникнет на равных с Ахиллом, Одиссеем и Аяксом в книге, в которую, вероятнее всего, и выльется этот цикл статей и которую я постараюсь объединить фигурой Афины.

2 Ил., XI, 401 и далее.

224

В. михаилин Тропа звериных слов

несправедливость, Аякс решает ночью в одиночку истребить всех греческих военачальников, и в первую очередь своих главных обид­чиков: Агамемнона, Менелая и Одиссея. Однако Афина, благо­склонная к ахейскому войску вообще и ко всем перечисленным врагам Аякса в частности, насылает на него uavia той 0eoi), «бе­зумие, от богов идущее», и Аякс принимает за ахейцев общевойс­ковое стадо крупного и мелкого рогатого скота. Перебив его вмес­те с пастухами, он угоняет в свой шатер часть связанных путами баранов и быков, которые кажутся ему знатными ахейцами (в числе которых и Одиссей, и Атриды), большую часть убивает сразу — но уже на «своей» территории, — а одного барана («Одиссея») истязает при помощи бича до самого утра. Утром безумие покидает его, он понимает, что опозорен перед всеми греками и что единственный выход для него — самоубийство.

Поручив Тевкру, сводному брату, заботу об Еврисаке, своем единственном малолетнем сыне от плен­ной фригийской царевны Текмессы, он уходит на берег моря (в одном из вариантов мифа уточняется — в сумерках на рассвете1), где и бросается на подаренный когда-то Гектором меч. Согласно одной из версий мифа (которой Софокл не придерживается, но которая представлена и в трагедийной2, и в изобразительной тра­диции3), Аякс неуязвим для оружия, и у него долго не получается пронзить себя мечом, поскольку последний гнется, как лук. В кон­це концов на помощь герою приходит Афина и указывает ему един­ственное уязвимое место — подмышку, после чего самоубийство свершается. После того как тело обнаруживают, над ним разгора­ется новый конфликт. Агамемнон и Менелай настаивают на том, чтобы оставить тело «предателя» Аякса без погребения. Против, естественно, выступают Тевкр и саламинцы. Призванный Атрида-ми (очевидно, не без умысла) в качестве третейского судьи Одис­сей проявляет неожиданную для предводителей войска широту души и также настаивает на погребении тела, даже предлагает свою помощь. От помощи Тевкр отказывается, поскольку она, с его точ­ки зрения, была бы оскорбительна для покойного, но Одиссея бла­годарит. Аякса хоронят в земле, а не сжигают, как прочих гомеров­ских героев, — обстоятельство, которое до сей поры не дает покоя историкам, филологам и антропологам. По одному из вариантов мифа, Ахиллов доспех возвращается к Аяксу как к законному вла­дельцу уже после его смерти: кораблекрушение Одиссея на обрат­ном пути лишает последнего всех взятых под Троей трофеев, и море

1 Scholia in Pindarum, Isth. Ill, 53.

2 В не дошедшей до нас трилогии Эсхила об Аяксе (Scholia in Sophochs Ajacem, v. 833).

' Этрусское бронзовое черкало. Бостон, античная бронза, № 37 См. |von Mach 1900I.

Греки

225

выбрасывает доспех прямо к подножию кургана, возведенного над могилой Аякса на троянском берегу'. Тевкр пытается вернуться домой на Саламин, но отец, Теламон, обвиняет его в смерти брата и даже не дает сойти на родную землю2, тогда Тевкр отправляется на Кипр и основывает там город с тем же названием — Саламин' Сын Еврисака и внук Аякса Филей якобы становится афинским гражданином, что впоследствии дало афинянам основание претен­довать на Саламин, а также сделать Аякса героем-эпонимом, то есть назвать его именем одну из аттических фил4.

Софоклова версия сюжета логична и последовательна. Она отталкивается от ключевой точки (гнева и безумия Аякса), прохо­дит кульминацию (самоубийство главного героя) и заканчивается восстановлением некоего — пускай довольно шаткого — порядка. Однако и в ней есть ряд моментов, требующих прояснения.

Во-первых, непонятны мотивы, движущие Одиссеем. Софокл изо всех сил старается выстроить логику поведения этого персона­жа так, чтобы его финальная «перемена сторон» и открытое выс­тупление против Атридов на стороне их кровного отныне врага Тевкра не выглядела неожиданной. Одиссей еще в прологе отказы­вается от предложенного мстительной Афиной удовольствия созер­цать унижение своего врага Аякса, который в это самое время мнит, что истязает бичом его же, Одиссея. Замыкающая пролог (если не считать одобрительной финальной реплики Афины) Одиссеева сентенция относительно бренности человеческого бытия (121 — 126) убивает сразу двух зайцев: выказывает в нем подобающее смирение перед лицом неодолимой божественной власти — и утверждает право сохранять перед лицом этой власти собственное мнение, чем готовит почву для отказа поддержать Атридов в конце трагедии. Если уж Одиссей умудряется решать «по-человечески», противоре­ча Афине в ее же присутствии и сохраняя при этом добрые с ней отношения, то «земная» власть царей ему тем более не указ С точ­ки зрения логики развития драматического действия ход безупре­чен, однако логики мифа — со столь резкой и неожиданной сме­ной дружбы на ярую вражду, а той, в свою очередь, на откровенный поиск примирения5 — он не объясняет

Во-вторых: почему гнев Аякса на неправедный суд Атридов и на удостоенного незаслуженной чести Одиссея настолько силен, что это влечет за собой попытку тотального избиения едва ли не всего греческого войска? Причем попытка эта — откровенно «раз-

1 Pausamas, I 35 3

г Pausamas, I 28 12

] Pindar Nemean Odes IV 49

4 Herodotus, VI 35, Pausamas, I 35 2, Plutarch Solon XI

" Cp Од , XI 543 и далее

8 Заказ № 1635

226

В Михаилин Тропа звериных слов

боиничья», не совместимая с высоким мужским статусом, посколь­ку в свою кровавую экспедицию Аякс отправляется ночью, когда порядочные статусные воины не воюют.

В-третьих' почему избиение крупного и мелкого рогатого ско­та воспринимается им как катастрофа, как унижение настолько глубокое, что единственным выходом из сложившейся ситуации остается только самоубийство? Он ничуть не раскаивается в самом намерении убить Атридов и Одиссея и прямо говорит об этом даже после того, как приходит в себя (383—391). Безумие, насланное Афиной, ничуть его не смущает, и замысленная в «маниакальном» состоянии массовая ночная резня соратников в военное время и в непосредственной близости от неприятеля не противоречит ни его «трезвым» чувствам, ни самой его природе. Однако при этом он настолько деликатен, что не в состоянии пережить другого фоку­са, который выкинула с ним та же Афина: отведя ему глаза и «на­травив» на стадо.

И, в-четвертых, неясной остается причина, по которой был выбран способ захоронения Аякса: без костра, предав тело земле и насыпав над ним курган Он настолько очевидно противопостав­лен принятым у гомеровских персонажей погребальным практи­кам, что это должно иметь четко выраженный смысл.

<< | >>
Источник: Вадим Михайлин. ТРОПА ЗВЕРИНЫХ СЛОВ Пространственно ориентированные культурные коды в индоевропейской традиции. 2005

Еще по теме 2. СЮЖЕТ И ВОПРОСЫ К СЮЖЕТУ:

  1. Глава 1. Медиакомпетентность личности: от терминологии к показателям
  2. 8.2. Структурный анализ процессов функционирования медиа в социуме и медиатекстов на медиаобразовательных занятиях в студенческой аудитории
  3. 8.3. Сюжетный/повествовательный анализ медиатекстов на занятиях в студенческой аудитории
  4. Элементы содержания и формы
  5. Культура России XIV — XVII вв.
  6. КОСМОС ИСЛАМА
  7. Подготовка к школе
  8. ОБЩИЕ ВОПРОСЫ ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИКИ
  9. Поэтика бытового поведения в русской культуре XVIII века
  10. Теория ошибок и ошибки теории А.Т.Фоменко
  11.              АНАЛИЗ ОСНОВНЫХ               ТЕЛЕТЕХНОЛОГИЙ
  12. В. Г. Сергеева ВОПРОСЫ ЗАСЕЛЕНИЯ АМЕРИКИ И ТРАНСОКЕАНСКИХ КОНТАКТОВ В ТРУДАХ ХУАНА КОМАСА
  13. Игра и игрокоррекция (Л.Б. Баряева, А.П. Зарин )
  14. III.I. Литературные радиосериалы. Художественно-музыкальный арсенал «чтений с продолжением»
  15. ПРОЕКТ ФОРМАЛИСТОВ
  16. 4. ИНТЕРПРЕТАЦИЯ КОНКРЕТНЫХ ОБРАЗОВ: ЛЕВ, ПАРД, ОЛЕНЬ, КАБАН
  17. 2. СЮЖЕТ И ВОПРОСЫ К СЮЖЕТУ