<<
>>

4. ТЕЛЕСНОСТЬ, ЯЗЫК И СОЦИАЛЬНОЕ РАЗЛИЧИЕ. ПОНЯТИЕ ГАБИТУС У П. БУРДЬЕ

Для обозначения инкорпорированной истории и социальности П. Бурдье (ранее Н. Элиас) активно использует понятие габитус (от лат. habitus - внешность). Это понятие содействует примирению противоречия между методологическим индивидуализмом и методо- логическим коллективизмом, между детерминизмом и волюнтариз- мом.
Это делает его крайне полезным для социально-исторической антропологии. С одной стороны, габитус обозначает предопределенность, при- нудительность. Это необходимость, которая обрела плоть в вещах и телах. Можно обозначить основные детерминанты габитуса: 1) капитал (не только экономический, но и социальный, культур- ный); 2) позиция в отношениях производства (например, определенная через профессию, род занятий со всеми сопутствующими детерми- нациями); 3) тип социальной связи, в которую человек включен; 4) история группы, к которой принадлежит индивид; 5) индивидуальная история (биография). Эти детерминанты определяют манеру держаться, мыслить и го- ворить. Их воздействие многократно усиливается деятельностью средств информации и системы образования. Тело, освоенное историей, присваивает себе самым абсолютным и непосредственным образом вещи, пронизанные той же историей. В принципе, объективированная и инкорпорированная истории - одна и та же история. Отношение к социальному миру не является отношением механической причинности. История габитус и среду обитания, короля и его двор, епископа и епархию, хо- зяина предприятия и само предприятие. Место определяет короля или король определяет место? В процессе социализации индивида происходит интериоризация качеств, определенных названными и другими параметрами. Наше тело и язык наполнены онемевшими верованиями, унаследованными жестами. В течение жизни человек обретает новые телесные, язы- ковые, поведенческие и др. навыки, которые мы называем социаль- ными. Огромное значение имеют семейная и школьная социализа- ции, социализация через средства коммуникации.
Кино и телевидение каждый день демонстрируют, каким должно быть легитимное (узако- ненное, образцовое, нормальное) тело, как человек должен улыбать- ся, ходить, реагировать. Нам показывают, что такое красивые женщи- на, мужчина, ребенок, старик. Понятие габитус позволяет представить восприятие людьми соци- ального мира как продукт двойного социального структурирования. С стороны оно структурировано социально, поскольку институты общества, в котором человек живет, предстают воспри- ятию как данные объективно. С стороны сами схемы восприятия и оценивания не только приспосабливаются к рассматри- ваемому моменту, но и являются продуктом предшествующей реаль- ной и символической борьбы^. Мы говорим о , об ощущении челове- ком собственной позиции в системе общественных связей и отноше- ний. Человек ощущает, что можно, а чего нельзя . Одни негласно принимают свое положение, испытывая чувство гра- ницы (это не для нас). Они уважают дистанцию и через обозначение дистанции заставляют других себя уважать. Они делают то, что , с радостью или покоряются тому, что обозначают словом судьба, признавая, что они созданы для того, что они делают, и иного не дано. Другие недовольны своим положением и желают из- менить его. В рамках понимания габитуса как инкорпорированных схем деятельности изменение объяснить трудно. Здесь приходит на помощь еще один смысл этого понятия. Габитус выступает как система организующих принципов действия, порождающая разные практики. Человек - реальный социальный агент выступает как практический оператор конструирования объек- тов. Понятие габитус позволяет объяснить изменение человека. Габи- тус - не только система приобретенных схем деятельности, функцио- нирующих на практике как категории восприятия и оценки, как прин- ципы классификации элементов социального мира. Это включенная в тело возможность социальной игры, игра, превратившаяся в натуру. Понятие игры позволяет показать, что действия человека, с одной сто- роны, социально детерминированы: игра осуществляется по правилам.
Игра - место закономерностей. Но с другой - игра подразумевает бесконечное множество ходов в рамках заданных правил. Тем самым возникает возможность объяснять изменения человека и общества. Как подчеркивает П. Бурдье, ^. Для описания того, что ^См.: Bourdieu P. The Logic of Practice. - Stanford, 1990. - P. 53. ^Бурдье П. Начала. - М" 1994. - С. 99-100. 40 этим понятием, исследователь вводит образ игрока в теннис, мгновенно принимающего решение, не успев за- думаться. В качестве примера можно привести брачные церемонии, подоб- ные актам осуществления стратегического плана. Такие сценарии бу- дущего подразумевают социально разделяемые ожидания. В брачную церемонию включен сценарий семейной жизни, подоб- но грамматическому правилу. Социум и язык дают правило. Но в со- ответствии с правилом каждая пара осуществляет свой собственный сценарий. Понятие габитус позволяет реализовать новый тип социального объяснения. Социальный агент перестает рассматриваться только как производное социальной структуры, а социальный мир как про- странство объективно заданных связей, внешнее по отношению к агентам. Человек не только наследует общество, но и изобретает его. Этот процесс социального изобретения бесконечен. Для чего еще введено это понятие? Чтобы осознать парадокс: пове- дение может быть ориентировано на цель, не будучи сознательно на- правлено к этой цели, но в то же время оно движимо этой целью. Пред- ставления о деятельности человека в истории утрачивают фатализм. В то же время это понятие вскрывает давление условий и социальных обусловленностей в самом сердце человека - социального агента.
<< | >>
Источник: Козлова. Н. Социально-историческая антропология. 1998

Еще по теме 4. ТЕЛЕСНОСТЬ, ЯЗЫК И СОЦИАЛЬНОЕ РАЗЛИЧИЕ. ПОНЯТИЕ ГАБИТУС У П. БУРДЬЕ:

  1. 4. ТЕЛЕСНОСТЬ, ЯЗЫК И СОЦИАЛЬНОЕ РАЗЛИЧИЕ. ПОНЯТИЕ ГАБИТУС У П. БУРДЬЕ