<<
>>

Урбанистическая революция

Урбанистическая революция (от лат. urbs - город, окружен­ный стеной, orbis - окружность из этрусск. иг fa - город, совете. кольцевая борозда, намечающая городские стены) - это исто­рически стремительный процесс возникновения первых горо­дов на месте первобытных поселений.

Возникновение цивили­зованных городов протекало в соответствии с определенными закономерностями.

Первые города возникли в субтропическом поясе Старо­го Света не случайно. Дело в том, что в субтропиках оптималь­ное сочетание биопродуктивности среды и темпов кругово­рота веществ в природе благоприятно для земледелия. В тро­пиках биопродуктивность среды максимальна [37, с. 155; 132, с. 128-129], однако там максимальна и скорость круговорота ве­ществ в природе (в 10 раз выше, чем в лесах умеренного пояса). Высокие скорости разложения органики в тропиках препят­ствуют формированию там плодородных почв, а это осложня­ет земледелие. В умеренном поясе темпы круговорота веществ в природе десятикратно уступают тропическим, что создает усло­вия для формирования плодородных почв (черноземов). Одна­ко биопродуктивность среды там невелика, а это не благопри­ятствовало раннему земледелию. В субтропиках биопродуктив­ность среды и скорости круговорота веществ в природе являют­ся средними по планете, что отвечает нуждам земледелия луч­ше всего. Поэтому первые очаги земледельческих культур поя­вились в долинах субтропических рек (Тигра, Евфрата, Нила, Иордана). Затем там состоялось общественное разделение тру­да, вызвавшее градостроительство (см. разд. 4.2, 4.3).

Организация первых городов осуществлялась не случайно. Города были порождены общественным разделением труда, к которому привело развитие средств коллективного производи­тельного потребления (употребления), т.е. средств коллектив­ного производства (в данном случае - средств производящего хозяйства, см. разд. 2.3). Логика исторического процесса требо­вала, чтобы опасные для социума последствия общественного разделения труда (разногласия между подразделениями тру­да) были преодолены средствами коллективного, но непроиз­водительного потребления, к числу которых в первую очередь относятся коллективные жилища и другие сооружения коллек­тивного назначения.

В деле нейтрализации вредных послед­ствий общественного разделения труда их роль не равноценна.

Прежде всего, для городской культуры характерны жили­ща: как коллективные (разного рода общежития), так и семей­ные, которые, в сущности, тоже являются коллективными, но меньших масштабов. Происхождение жилищ уводит нас в обе­зьянье прошлое. Наши ближайшие родичи шимпанзе строят для отдыха и ночлега гнезда из ветвей и содержат их в образцо­вой чистоте. От аналогичной практики ранних гоминин пош­ли навыки сооружения хижин из ветвей у людей. Так, уже в языке Руди кениантропа с озера Рудольфа мы находим терми­ны Р. 2008. Та^е - хижина, Р. 1452. ?aki - тростниковая хижи­на, Р. 10199. slpa - украшенная хижина, Р. 11395. weni - хижи­на (для неженатых юношей и незамужних девушек), Р. 10517. tami - дом. В эпоху же мезолитической натуфийской культу­ры (14 300-11 700 календарных лет назад) иорданское посе­ление Вейда располагало конструкцией из сырцового кирпи­ча [620, с. 115]. Иными словами, практика кирпичной кладки на Ближнем Востоке древнее градостроительства и относится к числу «спящих открытий» (см. разд. 2.5). Между тем жили­ща не могли стать основой цивилизованного градостроитель­ства, так как обыденная жизнь в них сочеталась с разными фор­мами производственной деятельности, что делало их средства­ми коллективного непроизводительного потребления в не со­всем «чистом» виде.

Резиденции правителей выглядели в этом отношении удач­нее, поскольку не соприкасались с производством, однако они были элитарными сооружениями и их коллективность не яв­лялась регулярной.

Идеальными свойствами средств коллективного непроиз­водительного потребления обладали фортификации, крепост­ные сооружения, так как они были нужны всем членам общи­ны и не использовались ни в каких производствах. То же самое можно сказать о храмах. Отсюда следует вывод, что системоо­бразующими элементами (затравочными конструкциями) пер­вых городов должны были служить фортификации или храмы.

В центре цивилизованного мира плотность населения была выше, чем на его периферии.

Высокая плотность населения по­рождает трения между людьми. Поэтому первые города в цен­тре цивилизованного мира должны были базироваться на фор­тификациях, а на периферии - на храмах. Историческая реаль­ность отвечает такому ожиданию.

Первый в истории человечества город Иерихон в Иордании эпохи докерамического неолита А (11 830-10 010 календарных лет назад) располагался в самом сердце будущего ближнево­сточного цивилизованного мира, а потому был отмечен высо­кой каменной башней (7,75 м), фланкированной видной сте­ной (5,75 м), которые прикрывали гражданскую застройку из круглых, обычно однокомнатных домов из сырцового кирпича [620, с. 531]. Несколько западнее, уже в Турции, городок Мер­сии (Юмюк Тепе) слоя 16, эпохи Амук D (среднего халколита, или меднокаменного века, 7 410-6 950 календарных лет назад), тоже был фортифицирован: имел валы, амбары и дом намест­ника с бойницами для защиты [620, с. 685]. Еще западнее, тоже в Турции, но уже на периферии цивилизованного мира, второй по времени город Чатал-Хююк (на равнине Конья), эпохи ран­него керамического неолита Амук А (9 420-8 440 календарных лет назад), не был укреплен и строился по храмовой модели ур­банизации: имел «квартал жрецов» с украшенными зданиями- святилигцами [620, с. 197-198]. На противоположной перифе­рии цивилизованного мира, в Южном Междуречье (Южный Ирак), шумерские города тоже строились по храмовой модели урбанизации (см. рис. 11) (начиная с основания города Урука 6 960 календарных лет назад [620, с. 1120]). Храмовая модель ур­банизации присуща такой периферии цивилизованного мира, как древняя (хараппская) Индия [29, с. 7; 236, с. 115-121; 604; 605] и Древний Крит [27]. Напротив, города Древнего Египта, примыкающего к центру цивилизованного мира, возводились по фортификационной модели урбанизации (см. рис. 12) (на­чиная со времени изображения нижнеегипетской короны на сосуде амратской эпохи Нагада I, 6600-6400 календарных лет назад [100, с. 110]).

Рис.

11. Шумерские города строились вокруг храмовых комплексов, являв­шихся центром притяжения благочестивых горожан. Реконструкция «Оваль­ного храма» бога Луны (Наннара) в г. Тутубе (Хафадже), ок. 2650-2350 гг. до н.э., показывает обширный храмовый комплекс, окруженный гражданской застройкой. Подобная структура города была характерна для шумерских го­родов. Она отвечала храмовой модели урбанизации [142, с. 108]

Рис. 12. «Палетка городов», относящаяся ко времени I-го фараона 0 дина­стии Египта Хора Ухи Серека (Скорпиона) (3390-3333 до н.э., или ок. 3250 до н.э.), показывает, как символизирующие этого фараона сокол, лев, скор­пион и царские стяги штандарты разоряют крепости страны Ливии, располо­женной к западу от Древнего Египта. Не приходится сомневаться, что анало­гичные города-крепости имелись и в Древнем Египте, что указывает на фор­тификационную (крепостную) модель его урбанизации [215, с. 251]

Как видим, в выборе храмовой или фортификационной мо­дели урбанизации, т.е. в выборе типа городского образа жизни, люди были не вольны в своих пристрастиях и плыли по тече­нию естественноисторических законов.

<< | >>
Источник: Н.В. Клягин. СОВРЕМЕННАЯ АНТРОПОЛОГИЯ Учебное пособие для студентов высших учебных заведений, получающих образование по направлениям (специальностям) «Антропология и этнология», «Философия», «Социология». 2014

Еще по теме Урбанистическая революция:

  1. Что такое Восток?
  2. Концептуальное решение проблем Востока в современном отечественном востоковедении
  3. ОСОБЕННОСТИ ПСИХОЛОГИИ МАРГИНАЛЬНЫХ ГРУПП И ЛЮМПЕНИЗИРОВАННЫХ СЛОЕВ
  4. Немного о давней и близкой истории
  5. IIIЭкономика
  6. ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА СИЛЫ ГОРОДА, 1300 - 1700 ГГ.
  7. Город и городские агломерации
  8. Демонстрационные эффекты: показ новых образов жизни
  9. Некоторые эффекты ценностной мобильности
  10. Инструментальные функции ассоциированных групп в сравнении с экспрессивными
  11. 70. Токио – самый большой город мира
  12. КОМПЛЕКСНЫЙ МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКИЙ ПОДХОД В ИЗУЧЕНИИ ЦИВИЛИЗАЦИИ
  13. Д. Уилкинсон. ЦИВИЛИЗАЦИЯ КАК ГОРОДСКОЕ ОБЩЕСТВО