<<
>>

Вера в историю57

В наборе характеристик, которыми оперируют конструктивисты, как известно, история - одна из важнейших. В нашем случае такая роль выпала «Истории» Хоренаци. Это сочинение стало моделью, которой руководствовались последующие историки, а за Хоренаци утвердилось в настоящее время имя «отца армянской истории», поскольку его труд, в отличие от историографических сочинений того периода, давал целостную картину истории армян и Армении от начала до его времени.

Понятно, что для моей гипотезы о раннесредневековых конструктивистах «необходимо», чтобы «его время», т. е. дата создания «Истории» Хоренаци приходилась на V в. Однако немало армянских историков, особенно периода гиперкритицизма (рубеж XIX и XX вв.), относят этот труд к более позднему времени - от VII до IX вв. Западные специалисты, в первую очередь Р. Томсон, на которого обычно ссылаются современные зарубежные арменоведы58, как правило, малознакомые с проводимыми в Армении современными арменоведческими исследованиями, следуют этой традиции. Тем не менее золотой век - настолько важное время, что Н. Адонц, считавший «Историю» сочинением IX в., полагал, что ей приписали авторство философа Мовсеса, жившего в конце V в. Думается, он выбрал этого философа и переводчика не из-за его авторитетности [Adonts (II): 292], а из-за авторитетности эпохи, в которую тот жил. Я не буду обсуждать здесь все аргументы приверженцев ранней датировки, особенно те, где Хоренаци всеми возможными и невозможными способами привязывается к V в. Думаю, что в вопросе датировки в данном случае больше могут помочь текстологические, чем сугубо исторические изыскания59. В этом смысле для меня достаточно убедительным представляется подход Арцруни Саакяна, согласно которому труд Хоренаци создан в V в., но в последующем подвергался редакциям, последняя и главная из которых была сделана в период от третьей четверти IX до первой четверти X в., после чего «История» стала моделью для написания подобных «Историй», а не вместилищем добавлений переписчиков60. В пользу V в., золотого века переводчиков и увлечения греческими авторами, говорит и внутренняя логика построения «Истории» [Степанян: 134-189]. Немаловажно, что «Историю» заказывает князь Саак Багратуни, сам, согласно Хоренаци, неармянского происхождения, которого, надо полагать, интересует история страны и великих предков, а не народа - понятия, появляющегося лишь в наше время. И еще показательно, что заказчиком поистине модельного исторического труда является представитель Багратидов, которым вообще была свойственна тяга к государственности [Adonts (I)]. Как и в случае с Маштоцем, здесь тоже интеллектуал создает «нациеобразующее» творение, на этот раз историю, по заказу сверху.

<< | >>
Источник: Э. Гучинова, Г. Комарова. Антропология социальных перемен. Исследования по социальнокультурной антропологии : сборник ст. - М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). 2011

Еще по теме Вера в историю57:

  1. Вера в историю57