<<
>>

Вопрос о времени формирования большой монголоидной расы и об исходном ее ареале

Все человечество, как известно, относится к единому виду Homo sapiens. Эпоха формирования трех больших человеческих рас—европеоидной, монголоидной и негроидной совпадает с эпохой формирования современного вида человека Homo sapiens из неандерталоидного типа, повсеместно в Старом свете предшествовавшего этому виду.

Данные археологии позволяют отнести время появления современного вида человека, а равно и дифференцировку его на основные расовые стволы, к верхнему палеолиту В Европе носители верхнепалеолитических культур ориньякской и мадленской уже были представлены современным видом человека в лице негроидной расы Гримальди и европеоидной кроманьонской. В рамках геологического времени появление этих рас совпадает, согласно Осборну, с концом IV (Вюрмского) оледенения, а в рамках абсолютной хронологии может быть отдалено от современности примерно на 25—30 тысячелетий (26, стр. 219—220).

По мнению других исследователей доисторической археологии, например П. П. Ефименко, мы должны приписать названным палеолитическим культурам Европы, а следовательно и их носителям — расам Гримальди и кроманьонской, гораздо большую древность, поскольку названный автор относит время их появления не к концу IV, а к концу III (Рисского) оледенения (20, стр. 112, табл. V и стр. 428—435).[18]

Принадлежность палеолитической кроманьонской расы к прото-* европеоидному расовому типу не вызывает сомнений. О появлении негроидов в том же верхнем палеолите свидетельствуют не только общеизвестные негроидные скелеты юноши и старухи, найденные в знаменитых гротах Гримальди на юге Франции, но и негроидный череп эпохи верхнего палеолита, позднее найденный в местности Асселяр в южной Сахаре (19, стр. 290).

Что касается третьей большой расы—монголоидной, то советские антропологи не относят к ней скелет мадленской эпохи, найденный в пещере де Шанселяд во Франции.

Как известно, в зарубежной литературе еще со времени исследований Тестю, проводившихся в восьмидесятых годах прошлого столетия, принято считать тип Шанселяд очень близким к типу современных эскимосов (38).

Поэтому строились теории о продвижении предков эскимосов вслед за отступавшими ледниками в приполярные страны Евразии и затем приполярную Америку и Гренландию. Помимо сходства в типе, указывалось на сходство материальной культуры эскимосов с мадленской культурой Западной Европы.

Однако эскимосы, несомненно, относятся к большой монголоидной расе, представляя собою лишь особый вариант последней. Между тем характерные монголоидные признаки на черепе Шанселяд отсутствуют.

В зарубежной литературе традиционный взгляд на принадлежность скелета из грота Шанселяд к эскимосскому типу также подвергся критике. Английский антрополог Кизс справедливо считает находку Шанселяд типично европеоидной (39). Что касается сходства культуры эскимосов с мадленской культурой Западной Европы, то такое сходство могло возникнуть конвергентно, независимо от миграций того или иного древнейшего населения.

Таким образом, проникновение монголоидного типа далеко на запад еще в мадленское время, а тем более формирование протомонголоидного типа далеко за пределами современного ареала монголоидов — маловероятны.

Гораздо вероятнее точка зрения, давно уже высказывавшаяся Г. Ф. Дебецем, согласно которой третий основной расовый тип современного человечества—монголоидный—сформировался по ту сторону Байкала в Забайкалье, Приамурье, Монголии и Китае.

По данным, приводимым Г. Ф. Дебецем, пока трудно синхронизировать палеолитические культуры Сибири с таковыми Европы и с геологической периодизацией плейстоцена. Но во всяком случае, монголоидный тип появляется западнее Байкала еще в палеолите. Во время экскурсии XVII Международного конгресса в Сибирь французский геолог и антрополог Фромаже нашел фрагмент лобной кости с частями носовых костей в нижнем слое стоянки на Афонтовой горе под Красноярском. Он тогда же определил этот фрагмент, как типично монголоидный.

На этом фрагменте сразу же бросалась в глаза крайняя уплощен- ность переносья—специфический признак монголоидного типа, отличаю

щий этот тип от европеоидного. Измерения, произведенные Г. Ф. Дебе- цем, вполне подтвердили монголоидность этой находки (19, стр. 42—43).

Что касается хронологической датировки этой находки, то она достаточно определенна. Кремневую индустрию Афонтовой стоянки, представленную скреблами, остроконечными и ручными рубилами, первоначально отнесли к мустьерской культуре, но «позднейшие находки типичных верхнепалеолитических пластинок и костяных изделий сближают их с мадленскими Западной Европы» (19, стр. 40—41). П. П. Ефименко считает Афонтову стоянку типично мадленской (20, стр. 574—577).

Отметим, что в пределах Западной Европы культуры Мустье и Мадлен отдалены одна от другой тысячелетиями.

Заслуживает внимания еще один момент, отмеченный археологом Савицким (19, стр. 41). Он указывает на большое сходство не только афонтовой, но и палеолитической индустрии всех других стоянок Сибири с палеолитической индустрией Монголии и Китая.

Однако такое сходство ещ,е не означает миграций человека из исходного ареала монголоидных рас. Сходство культур всегда может возникнуть конвергентно, на разных территориях, среди различных групп населения, независимо от миграций.

Вопрос же о пришлости или автохтонности населения данной территории, как и всегда, должен решаться на основе палеоантропологических материалов. Судя по уже имеющимся материалам, нам представляется наиболее вероятным, что территория, на которой шло формирование протомонголоидной расы, была достаточно изолирована от протоевропеоидов, Я. Я. Рогинский высказывает мнение, что таким изолятором могли быть процессы оледенения, отделявшего западносибирскую низменность от стран восточной части Евразии (Антропологический журнал, № 2, 1937).

Один из исследователей синантропа Вейденрейх отметил ряд монголоидных признаков, свойственных даже синантропу, найденному, как известно, в Китае, в плейстоценовых отложениях Джоу-коу-тянь под Пекином (19, стр.

311).

Однако Я. Я. Рогинский в недавно опубликованной монографии подверг критике аргументацию Вейденрейха, указав, что признаки, свойственные еще синантропу, на которые ссылается названный автор, вовсе не являются специфическими для монголоидов, а принадлежат к другим человеческим расам (29, стр. 67—70).

Нельзя не отметить и того, что синантропом представлена очень древняя стадия в эволюции гоминид, предшествовавшая неандерталоид- ной стадии. Формы переходные к современному виду человека (Homo sapiens) несомненны лишь с неандерталоидной стадии (28, 36).

Поэтому для нас наибольшее значение имеет тот факт, что не в нижне- и среднеплейстоценбвых, а в верхних слоях Джоу-коу-тяня обнаружен современный вид человека с монголоидным комплексом признаков.

Как ни скудньг все вышеприведенные факты, они все же вполне согласуются с гипотезой, согласно которой протомонголоидная раса, дифференцировавшаяся в дальнейшем на современные монголоидные расы второго порядка, формировалась по ту сторону Байкала в Забайкалье, Приамурье, Маньчжурии, Монголии и Китае.

Этой гипотезы, в качестве провизорной, но наиболее вероятной и рабочей, мы пока и придерживаемся. Как увидим ниже, ей вполне соответствуют все факты последующего расселения монголоидов.

Факт находки монголоидного фрагмента лобной кости в палеолитической стоянке Афонтовой горы не противоречит указанной гипотезе, так как частичное проникновение монголоидов к западу от Байкала могло начаться хотя и в палеолите, но уже в эпоху голоцена, когда исчез ледниковый покров Евразии и сформировались основные расовые стволы современного человечества.

<< | >>
Источник: Л. В. ОШАНИН и В. я. ЗЕЗЕНКОВА. ВОПРОСЫ ЭТНОГЕНЕЗА НАРОДОВ СРЕДНЕЙ АЗИИ В СВЕТЕ ДАННЫХ АНТРОПОЛОГИИ. 1953

Еще по теме Вопрос о времени формирования большой монголоидной расы и об исходном ее ареале:

  1. Вопрос о времени формирования большой монголоидной расы и об исходном ее ареале
  2. 1.1. Этнокультурная ситуация на территории Горного Алтая в I тыс. до н.э.: некоторые итоги реконструкций и перспективы исследования