<<
>>

Возможность интерпретации как соотнесенности субъективной и объективной смыслометафоры

Почему к жемчужинам восточного духа нельзя применить критерий объективного? Я думаю, что проблема в значительной мере коренится в соотнесенности субъективной и объективно-текстуальной смыслометафоры, т.
е. в метафорической установке понимания субъекта и объективной метафорической интенциональности текста. Чтобы проиллюстрировать это положение, приведу такую известную строку: "Москва! Как много в этом звуке для сердца русского слилось...". В наше время Коржавин написал такие строки: "А там, в Москве, в пучине мрака...". Между этими строками — больше ста лет, а такое впечатление, что между ними пролегли тысячелетия. Подумаем теперь, легко ли соотнести эти очень короткие тексты в едином акте понимания? И в первом, и во втором примере "Москва" — понимающая метафора, причем в первом случае эта метафора многозначно положительная, а во втором — однозначно отрицательная. Обе метафоры говорят с нами, они суть одно, но говорят они совершенно разное. === 086 === Возьмем в качестве другого примера известное тютчевское четверостишие: Умом Россию не понять, Аршином общим не измерить. У ней особенная стать, В Россию можно только верить. Один человек скажет: да, замечательные стихи, Россия удивительная страна. При этом он будет иметь в виду положительный кон нотам России. Другой человек может сказать то же самое и при этом отрицательно относиться к России. Можно затеять диспут между этими людьми по поводу истолкования данного текста, ввести этот диспут в научные рамки, проследить аргументацию той и другой стороны, отметив при этом возможность различной интерпретации данного текста, выявить логику расхождения взглядов, т. е. создать научный текст, который не сможет вместе с тем выйти за рамки смыслометафорического поля. На этом примере мы в огрубленном виде можем проследить исток проблемы востокоцентризма и европоцентризма, своего рода "детской болезни" востоковедения, когда дискуссии шли не по поводу событий и текстов, а по поводу того, кто прав или не прав с субъективно-метафорической точки зрения. Как же нам выйти из-под власти смыслометафор, определяющих предпонимание текста? Прежде всего надо помнить, что метафора имеет как бы двойной "закреп" удержания смысла и с субъективной, и с объективной стороны. В первом примере у нас метафоры "говорят" разное в силу объективной смыслометафорической интенциональности текста. Во втором один и тот же текст "говорит" разное в силу различий в субъективных смыслометафорических установках сознания. Необходимо также иметь в виду то, что мы высказали раньше. Понимать культуру означает субъективно соответствовать ее метафорической достоверности, почувствовать этот конкретный способ организации мира в разумное и духовное целое душой. Мысленно идя по этому пути, мы даже в процессе научного поиска начинаем незаметно "втягиваться" в интерсубъективное поле метафоры. Соответственно в нашем дискурсе о культура мы начинаем приближаться к герменевтическому === 087 === полюсу, решающему проблему истолкования культуры негативно. Грубо говоря, чем лучше мы понимаем "Гиту", тем больше в нас традиционно индийского. Вот эта "индийскость" в какой-то момент может заслонить универсальные смыслы данного текста, т. е. свести наше философское истолкование к минимуму, усилив, наоборот, историко-филологическое или лингвистическое истолкование текста. Что же нам делать? Метафизика отвечает просто: нужно знать. Нужно знать, что мы в состоянии понимать культуру, нужно знать, что культура может быть странной, абсурдной, неуместной и тем не менее великой и подлинной, нужно знать, что мы можем выйти за рамки смыслометафоры на простор метафизического опыта. Но и находясь на этом "просторе", необходимо знать, что в культуре и соответственно в тексте культуры всегда остается место загадке, неожиданности, в том, конечно, случае, если мы имеем дело с чем-то подлинным, настоящим. Если мы все это проделаем и направим наш ум в область идеально-действительного, то увидим, что Тютчев символическим языком выразил очень правильное метафизическое наблюдение: объект веры не может постигаться рационально. В свое время Тертуллиан выразил сходную мысль, но как бы с другой стороны: "Верую потому, что абсурдно", т. е., добавим, неразумно, неуместно, неожиданно.
<< | >>
Источник: В.В. МЕЛИКОВ. ВВЕДЕНИЕ В ТЕКСТОЛОГИЮ ТРАДИЦИОННЫХ КУЛЬТУР (на примере "Бхагавадгиты" и других индийских текстов). 1999

Еще по теме Возможность интерпретации как соотнесенности субъективной и объективной смыслометафоры:

  1. Объективное и субъективное право
  2. §_4. Объективное и субъективное в праве
  3. 12.1. Правообразование. Объективное и субъективное в праве
  4. В.А. Вагнер БИОПСИХОЛОГИЯ СУБЪЕКТИВНАЯ И ОБЪЕКТИВНАЯ[I]
  5. Философия духа. Субъективный и объективный дух
  6. 10. Что такое объективное и субъективное, частное и публичное право?
  7. Глава 15 ОБЪЕКТИВНЫЕ И СУБЪЕКТИВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ГЕОГРАФИИ МИРОВОГО ХОЗЯЙСТВАВ ЭПОХУ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
  8. Объяснение различия между объективной и субъективной религией; важность этого объяснения для всего вопроса
  9. От субъективно всеобщего к объективно всеобщему.
  10. Интерпретация как метод философствования
  11. 10.3. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ТРАДИЦИЯ КАК ЭКСТРАПОЛЯЦИЯ И ИНТЕРПРЕТАЦИЯ