<<
>>

Возвращение соотечественников.

Законодательной властью, озаботившейся демографическими проблемами, в том числе пропорциями в этническом составе мигрантов, в 2006 г. была принята «Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом» [О Государственной программе].
Уже при ее принятии было ясно, что к кардинальному изменению ситуации она не приведет, поскольку не соответствует требованиям времени и запоздала минимум лет на 15. И действительно, с 2006 г. и по сегодняшний день в рамках Госпрограммы переселилось около 15 тыс. человек, включая членов семей [Мониторинг реализации: 7]. Это не обязательно только русские. По «Закону о соотечественниках», это могут быть все, кто не относится к титульному населению других стран, т. е. потомки всех переселенцев и эмигрантов. Однако подразумевается, что они имеют какое-то отношение к русской культуре и поэтому наиболее способны к адаптации в принимающем их российском обществе.

В программу были включены 20 российских регионов, нуждающихся в переселенцах. В Сибири - это Красноярский край, Иркутская, Кемеровская, Новосибирская, Тюменская и Омская области. В этих областях утверждены региональные программы переселения. В частности, в Омской области планируется принять в течение трех лет две тысячи человек. Почти две трети - это приезжие из Казахстана, «русскоязычное население». Из «дальнего зарубежья» - единицы. Причем среди них в основном те, кто, например, после развала СССР выехал из Средней Азии в европейские страны, а теперь возвращается, но не в Казахстан, а в Россию.

Темпы переселения по этой программе очень низкие. Помимо того, что у нас вообще очень медленно работает бюрократическая машина, и все программы принимаются в течение нескольких лет, еще и эта конкретная программа была ошибочно воспринята людьми, проживающими за рубежом, как программа репатриации.

Но классические и очень успешные программы репатриации, которые проводят, например, Германия, Израиль, Казахстан, базируются на четкой этнической идентификации переселенцев. Важную роль в этих программах играет идеологический фактор «объединения нации». Но все это не относится к нашей программе, где записано, что она «направлена на объединение потенциала соотечественников, проживающих за рубежом, с потребностями развития российских регионов». По сути, это попытка регулировать потоки трудовых мигрантов. Однако вопросы о том, стоит ли данная цель затраченных средств, какова их эффективность и причем здесь соотечественники - вопросы, ответы на которые во множестве ставятся на форумах наших соотечественников [Россия и соотечественники].

Значительная часть заявлений на переселение просто отклоняется. Например, на 1 октября 2009 г. по вопросам Госпрограммы в органы ФМС России за рубежом обратились 93,5 тыс. человек. По итогам этих обращений было принято около 21 тыс. анкет, что в соотношении с числом обратившихся составляет 23 % [Мониторинг реализации: 17]. Это почти в три раза ниже, чем рассчитывали разработчики программы. Наибольший процент отказов в Казахстане, наименьший - в Азербайджане. Самая большая динамика обращений по поводу переезда существует в Израиле и Германии, но когда люди узнают условия, то основная масса отказывается от своих намерений переехать. Например, многих не устраивают регионы вселения: люди хотят переехать из Германии в Калининград, а им предлагают деревню в Калужской области. Так же переселиться могут только те, чья специальность востребована в конкретных регионах на конкретных предприятиях. Для этого потенциальным переселенцам представляют перечень вакансий, который, учитывая динамику рынка труда, очень быстро устаревает.

Регионы, которые принимают соотечественников, обязаны вложить свои средства в их обустройство (например, предоставить на полгода временное жилье). Однако для чиновников - это лишние хлопоты. По этой причине власти Алтайского края в итоге заявляют, что край является трудоизбыточным регионом, поэтому ни в соотечественниках, ни в иностранной рабочей силе не нуждается: своему населению рабочих мест не хватает.

Это типичный пример распространенного мнения о мигрантах, не приносящих пользу, а покушающихся на чужое. Информационное сопровождение обсуждаемой программы тоже оставляет желать лучшего. В частности, многих желающих вернуться в Россию, может шокировать сообщение о том, что здесь русских не ждут, а нуждаются, например, во фтизиатре в кон кретную деревню Тевризского района Омской области. Вакансии по неквалифицированным рабочим местам (разнорабочие, скотники, пастухи и т. д.) по-прежнему занимают узбеки и таджики.

Проблема заключается еще и в том, что в российских законах вообще отсутствует понятие этнических миграций, и соответственно, статистика учитывает не этническую принадлежность мигрантов, а их гражданство. И если в составе трудовых мигрантов из Китая или Таджикистана преобладают китайцы или таджики, то определить этническую принадлежность мигрантов из других стран (Казахстан, Германия, Украина и др.) довольно сложно. В Базе данных Федеральной службы государственной статистики фиксируется только страна, из которой человек приехал. Чтобы определить этническую принадлежность мигрантов, можно было бы использовать первичные листки прибытия-убытия или формы временной регистрации, в которых национальность отмечается. Но эти данные в целом по России публикуются очень редко, а статистику по регионам найти практически невозможно. Поэтому одной из главных задач сегодня является изучение потоков этнических миграций и оперативное реагирование на изменение этих потоков.

Наши органы власти разрабатывают программы воспитания толерантного отношения к мигрантам, не владея при этом достаточной статистикой и информацией о них. В частности, социально-профессиональный уровень мигрантов - очень важный, но не исследованный вопрос. Ведь среди мигрантов есть не только нищие гастарбайтеры, которые в нечеловеческих условиях работают на стройках, но имеются и очень состоятельные, ставшие уже гражданами России.

В заключение следует сказать, что сфера этнических миграций - это во многом очень мифологизированная сфера, которая к тому же очень быстро изменяется. И чтобы ее контролировать, нужно менять систему миграционной политики в целом. Современная миграционная ситуация в Сибири очень неутешительна. Хуже она, пожалуй, только на Дальнем Востоке. Там она настолько катастрофична, что даже наше правительство, работающее в полном составе в режиме МЧС, обратило на это внимание, решив, что там нужно принимать меры. А на Сибирь оно пока внимания не обращает, возможно, полагая, что ее возможности по приращению российского могущества безграничны.

<< | >>
Источник: Э. Гучинова, Г. Комарова. Антропология социальных перемен. Исследования по социальнокультурной антропологии : сборник ст. - М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). 2011

Еще по теме Возвращение соотечественников.:

  1. II
  2. ГЛАВА VII РАСПРОСТРАНЕНИЕ В КАЗАХСТАНЕ РЕЛИГИОЗНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ КЛЕРИКАЛИЗМ, МИСТИЦИЗМ И ИХ РАЗНОВИДНОСТИ (КАШИМОВ, ШАКАРИМ, КОПЕЕВ)
  3. АЛЕКСАНДР ГЕРЦЕН И ЕГО ФИЛОСОФСКИЕ ИСКАНИЯ
  4. Лекция 4: Греция в архаический период и создание классического греческого полиса
  5. IV. «Нелегальная иммиграция» как тема российской внутренней политики
  6. Возвращение соотечественников.
  7. Глава II ЭКОЛОГИЯ
  8. ВОЗВРАЩЕНИЕ ВИЗАНТИИ
  9. ОЧЕРК ИСТОРИИ ПСИХОАНАЛИЗА
  10. ГЛАВА 1 ГОЛ 1786-й. Соседство лвух империй. Курилы. Сахалин. Пекин. Корея
  11. ВОЗВРАЩЕНИЕ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
  12. Глава 1 ПОМИНКИ ПО ПРОСВЕЩЕНИЮ: ВЗРЫВ ЭТНИЧНОСТИ
  13. Этнические миграции как угроза этнокультурной безопасности России
  14. Влияние социально-экономических изменений на миграцию населения
  15. РОССИЙСКАЯ ПОЛИТИКА В ОТНОШЕНИИ ЗАРУБЕЖНЫХ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
  16. ЗАГАДКИ КАМЧАТСКИХ ЭКСПЕДИЦИЙ
  17. ГЛАВА 12Литва
  18. Глава 1 ВОЗВРАЩЕНИЕ